В дебрях жилкомхоза

Ящик Пандоры

До Верховного Суда РФ дошло дело об оплате услуги теплоснабжения при отсутствующем общедомовом приборе учета в городе Иваново. Сам по себе предмет спора любопытный: судебные инстанции не разрешили теплосбытовой компании начислять плату по нормативу за время отсутствия счетчика больше предельного индекса повышения тарифов на коммунальные услуги, установленные в регионе. 

Эта история началась еще в 2015 году, когда в одном из домов в Иванове закончился срок госповерки общедомового счетчика тепловой энергии. Прибор сняли и отдали на поверку. Вновь его приняли на коммерческий учет только в мае 2017 года. Но с мая по ноябрь управляющая организация не передавала тепловикам показания прибора. 
И в течение всего этого времени теплосбытовая компания начисляла жителям платежи за тепло по нормативу. Те были недовольны, ведь при работающем приборе учета платежи были гораздо ниже. Жильцы пожаловались в местную жилищную инспекцию, и ГЖИ провела проверку. Оказалось, что размер вносимой жителями платы за отопление существенно выше, чем утвержденные в регионе предельные индексы изменения размера вносимой гражданами платы за коммунальные услуги: в первом полугодии 2016 года — на 22,97 %, а во втором — на 21,64 %. Госжилинспекция вынесла предписание устранить выявленные нарушения и сделать потребителям перерасчет, исходя даже не из среднего показателя прибора учета в период его работы, а приведя суммы начислений в соответствие с предельными индексами. 
При этом ГЖИ сослалась на статью 157.1 Жилищного кодекса РФ: “Не допускается повышение размера вносимой гражданами платы за коммунальные услуги выше предельных (максимальных) индексов изменения размера вносимой гражданами платы за коммунальные услуги в муниципальных образованиях (далее — предельные индексы), утвержденных высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации). В случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, предельные индексы утверждаются по согласованию с представительными органами муниципальных образований”. 
Теплосбытовая опротестовала предписание в Арбитражном суде, мотивируя это тем, что в этом случае нормы закона истолкованы неверно, и предельные индексы применять не должны. Но суд отказал истцу в удовлетворении его требований: согласно п. 10 Основ формирования индексов изменения размера платы граждан за коммунальные услуги в Российской Федерации (постановление Правительства РФ № 400 от 30.04.2014), применение предельных индексов должно обеспечивать изменение размера вносимой гражданами платы за коммунальные услуги в каждом месяце текущего года долгосрочного периода по отношению к размеру вносимой гражданами платы за коммунальные услуги в декабре предшествующего календарного года не более чем на установленную величину предельного индекса. А в 2016 году в Ивановской области предельный индекс в первом полугодии составлял 0 %, а во втором — 6,5 %. В 2017-м — без повышения в первой половине года и 10,6 % во второй. Теплосбыт же начислил значительно больше и в 2016-м, и в 2017-м. И даже в 2018-м. 
Две вышестоящие судебные инстанции с решением коллег согласились, апелляционная и кассационная жалобы остались без удовлетворения. 
 тогда теплосбытовая компания обратилась в Верховный суд РФ. Но и тут тепловикам было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации. Такое определение ВС РФ вынес по делу № 301-ЭС19-19814 от 22 октября 2019 года (указываем номер определения на случай, если читатели захотят познакомиться с обстоятельствами этого дела). Кстати, доводы ресурсоснабжающей организации о доле вины управляющей компании, не позаботившейся о корректной работе прибора учета и своевременной передаче его показаний, никак не повлияли на правовую оценку обстоятельств дела. Хотя УК стоило бы примерно наказать за такое разгильдяйство. 
На самом деле, это очень важный прецедент, которого теплосбытовые компании, пожалуй, всей страны не ждали. Потому что все они считают, что предельный индекс повышения размера платы граждан за коммунальные услуги действует исключительно при ежегодном установлении тарифов на услуги. Собственно, жители наверняка думают так же. Но высшая судебная инстанция России вслед за коллегами истолковала эту норму главного жилищного закона в более широком понимании. 
Интересно, можно ли такое “широкое понимание” применить и в других случаях? Например, если теплосбытовая компания начислила плату жителям в соответствии с показаниями прибора учета, но фактическое потребление оказалось больше нормативного, и при этом превышение оказалось больше утвержденного предельного индекса? Разве этот случай нельзя истолковать в свете статьи 157.1 ЖК РФ? В этой статье, между прочим, не говорится ни слова о зависимости размера начислений от отсутствия или присутствия приборов учета. Но тогда Верховный cуд РФ буквально открыл ящик Пандоры… 
Откровенно говоря, мне тоже не кажется справедливым исчисление норматива потребления тепла исходя из показаний прибора учета в конкретном доме в предыдущем году — с тем, чтобы начисление за тепло в течение года велось в зависимости от этого норматива, а затем был сделан перерасчет либо с экономией для жильцов, либо в с дополнительными начислениями. 
Да, с одной стороны это стимулирует потребителей к экономии. А с другой — мы живем далеко не в Сочи, зимы у нас бывают очень морозными, и частенько требуются все возможности теплоносителя, чтобы в январскую стужу прогреть многоэтажку, какой бы энергоэффективной она ни была. И это в итоге отражается на нормативе потребления, который будет действовать в следующем году. А платить должны будут жители, хотя от них погодные условия никак не зависят. Не мерзнуть же ради экономии! 
Но если в качестве отправной точки взять определение Верховного суда РФ, согласившегося с позицией судов нижестоящих инстанций, теплоэнергетикам в будущем придется иметь в виду и такой вариант развития событий, который поможет потребителям отстоять право на дополнительное начисление в рамках предельного индекса. Впрочем, быть может, это только ивановским потребителям повезло, что Госжилинспекция встала на их сторону. В других регионах жилищное законодательство могут толковать и иначе… 
Анна Лиханова В дебрях жилкомхоза 22.11.2019 82

Добавить комментарий

Ящик Пандоры

Новокузнецкая районная станция по борьбе с болезнями животных отказала нам в предоставлении информации о расположении сибиреязвенных захоронений близ села Костенково. Запрос информации остался без ответа. 
Интерес не праздный: на днях в местных интернет-СМИ появилась информация о том, что сибиреязвенное захоронение села Костенково “таинственным образом “перекочевало” с территории, попадающей в лицензионный участок угледобытчиков, в… сам населенный пункт”. 
Как указывается, в частности, в издании nk-tv.com, близ села Костенково расположено место, где с 1957 года велись захоронения умершего скота. Тогда там трактором была выкопана траншея, в которую сваливались трупы животных и пересыпались негашеной известью. Там же в двухтысячных годах была оборудована биокамера мясоперерабатывающего цеха ООО “Сосновское”. Позже после вскрытия биокамеры и выжигания биологической массы зольный остаток в 2013 году извлечен и куда-то перевезен. То, что было в яме-захоронении рядом с биокамерой, так там и осталось. Сегодня на месте, где захоранивались трупы животных, рубится лес. “Об опасности заражения сибирской язвой напоминает только самодельная табличка “Опасная зона”. Зато совсем недавно в самом селе Костенково практически на задворках местного коровника вдруг появился участок земли, обтянутый проволокой. Табличка, установленная здесь, гласит: “Опасная зона. Сибиреязвенное захоронение”. Странное дело, местные жители, в числе которых Нина Ивановна Чуверова, ветеринарный фельдшер до 1996 года, а ныне зав. Костенковским ветеринарным пунктом, Тамара Егоровна Скажутина, зоотехник-селекционер до 1997 года, Антонина Васильевна Копылова, доярка, Людмила Павловна Мануйлова, фельдшер Костенковской участковой больницы, стаж работы 42 года, в один голос подтверждают, что в границах села никогда никаких захоронений животных не было. Все рассказывают про ров в сторону поселка Листвяги на расстоянии около 2 километров от Костенкова”. 
Мы сами не так давно были в селе Костенково и рядом с ним видели вырубку деревьев, которую производит угледобывающее предприятие. Напрямую о намерении разрыть скотомогильник и черпать уголь пока никто не говорит, ответы уклончивы, но сельчане уверены - это очередной шаг на пути приближения разрезов к селу, чтобы охватить Костенково, престижное в прошлом место проживания и отдыха граждан, кольцом угольных разрезов. И угольщики, по их мнению, не остановятся ни перед чем, в том числе и перед эпидемической угрозой.
Нам удалось связаться с ветеринарным врачом колхоза имени Димитрова в 80 - 90‑х годах прошлого века Сергеем Жаворонковым. “В селе Костенково сибиреязвенных захоронений никогда не было, захоронение было где-то в километре с лишним от границы села, — заверил нас специалист. — В то время отношение к данному вопросу было весьма серьезным, чего не скажешь о сегодняшнем дне. Споры сибирской язвы сохраняются десятилетиями. Если ситуация выйдет из-под контроля, никому мало не покажется!”… 
Со слов Сергея Васильевича, массовый падеж скота в Костенкове имел место в середине двадцатого века. Вспышка сибирской язвы (подтвержденная клиническими испытаниями) произошла в 1989 году, в то время, когда Жаворонков работал там ветврачом. Он вместе со своими коллегами тогда провел ряд санитарных мероприятий, и вспышку удалось погасить. Сейчас, по мнению Сергея Васильевича, отношение государственных надзорных структур к проблеме не выдерживает критики. Безответственность грозит большими бедами.
— Чем чреваты работы по угледобыче на территории сибиреязвенного захоронения?
— Эпидемией сибирской язвы чреваты. Территории района и области, потому что растащат всё и везде. А если споры попадут в уголь, то еще и на территориях сопредельных государств, получателей угля.
— Могут люди заразиться?
— Обязательно! Стоит одной споре прорасти, попасть в среду — собака, кошка и так далее — и пойдет заражение мгновенно! В любом случае будет труп. Высокая температура и смертность сто процентов, — утверждает Сергей Жаворонков.
По данным Википедии, сибирская язва (карбункул злокачественный, антракс) — особо опасная инфекционная болезнь животных всех видов, а также человека, которая зачастую протекает молниеносно… Клиника генерализации сибиреязвенной инфекции… сопровождается выходом в периферическую кровь сибиреязвенных бактерий, концентрация которых достигает сотен тысяч и миллионов бактериальных клеток в 1 кубическом миллиметре крови. Это тяжёлые нарушения свертывающей и антисвертывающей систем крови, ацидоз, острая почечная недостаточность, падение температуры тела ниже нормы, сильнейшая интоксикация… При кожной форме в результате некроза центральная часть язвы через 1 — 2 недели превращается в чёрный безболезненный плотный струп, вокруг которого имеется выраженный воспалительный валик красного цвета. Внешне струп напоминает уголёк в пламени, что и послужило поводом для названия этой болезни (Antrax — уголь). 
Если учесть, что под селом Костенково и вокруг него залегают антрациты, угроза вскрытия “ящика Пандоры” и распространения антракса смахивает на “черный юмор”. Но не смешно.
Самое время задаться вопросом, чьи интересы защищают многочисленные контролирующие структуры, существующие на деньги налогоплательщиков. Ветслужбы, роспотребнадзоры и росприроднадзоры, прокуратуры, разномастные экологические структуры… Почему они не встают на пути устремлений отечественных и иноземных олигархов, спешащих разрыть, разрушить, выгрести, не останавливаясь ни перед чем? Почему рядовые граждане, борющиеся за право спокойно жить в благоприятной среде, сталкиваются с упорным сопротивлением со стороны властей, которые должны выражать их интересы? Почему?
Сергей Бабиков.
Сергей Бабиков. Политика 10.11.2017 4920

Добавить комментарий