В дебрях жилкомхоза

Без вины виноватые

На публикацию о том, что жителям Новокузнецка приходят большие счета за капитальный ремонт, отреагировал Фонд капитального ремонта Кемеровской области

На редакционный запрос “Кузнецкого рабочего” был дан комментарий от имени генерального директора фонда Романа Гулого: “Жителям этих домов не производились начисления, но, согласно Жилищному кодексу, обязанность вносить плату за капремонт у них существует. Таким образом, у тех, кому раньше начисления не производились, сформировалась задолженность, и ее надо погасить”. Также нам сообщили, что Фонд капитального ремонта готов предоставить рассрочку, поскольку суммы начислений достаточно большие, пеня за задержку оплаты применяться не будет.

Однако как получилось, что одним начисления стали производить сразу, как только была принята региональная программа капремонта, а другим — спустя полтора года? Оказывается, искать виноватых надо на местах, потому что управляющие организации и муниципалитет своевременно не предоставили ФКР информацию о собственниках жилья.

Интересно получается: ответственность за это все равно лежит на жителях, которым теперь надо каким-то образом рассчитывать свой бюджет с учетом не только текущих платежей, но и образовавшегося “долга”. А ведь для многих жильцов даже вид четырехзначных сумм в платежной квитанции — серьезная моральная травма, особенно для пенсионеров. И, кстати, если подсчитать, ежемесячная выплата этого долга в рассрочку будет превышать предельный индекс роста тарифов в 5,9 процента… 

Анна Лиханова В дебрях жилкомхоза 05 Июн 2018 года 555 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Без вины виноватые

Эта история продолжается уже почти десять лет, а чтобы облететь Новокузнецк, ей понадобились считанные дни. Однако у таких ситуаций есть свойство — быстро забываться. Для всех. Кроме, конечно, пострадавших.

Десятиэтажный дом на улице Циолковского, 2а, — относительно новый по сравнению с окружающими его жилыми строениями: он был сдан в 1991 году. Но уже в 2007-м владелица квартиры, расположенной на 9-м этаже, Татьяна Колыванова обнаружила, что на стенах в комнатах появились трещины. Она обратилась в Государственную жилищную инспекцию, подозревая, что причина этого — в перепланировке, которую затеяли соседи сверху. Из ГЖИ ответили: “Разрешительная документация на перепланировку, которая необходима в соответствии со ст. 26 ЖК РФ, отсутствует. Перепланировка проведена самовольно, то есть при отсутствии основания — документа, подтверждающего принятие решения о перепланировке органом местного самоуправления, акта приемочной комиссии, то есть документа, свидетельствующего о завершении перепланировки… Было возбуждено дело об административном правонарушении. Постановлением от 28 марта 2007 года М. (владелец квартиры расположенной на 10-м этаже. — Авт.) привлечен к ответственности и подвергнут штрафу, который оплачен… Одновременно выдано предписание в срок до 01.09.2007 года привести помещение в первоначальное положение. Установлен контроль за исполнением предписания. Одновременно разъясняем, что помещение может быть сохранено в переустроенном виде по решению суда”. После этого ГЖИ сообщила, что ТСЖ выдано предписание о наблюдении за имеющимися трещинами, “при стабилизации произвести их заделку”. На трещины установили маяки, но ожидаемой стабилизации так и не произошло…

Татьяна Павловна не сдавалась, уверенная, что сосед изменил первоначальный проект перепланировки, который был разработан архитектурной мастерской и согласован в Главном управлении архитектуры и градостроительства. А иначе откуда бы взялись трещины от потолка до пола в нижней квартире? Они точно проектом запланированы не были! Колыванова продолжала переписку с ГЖИ и Дирекцией ЖКХ. Дирекция провела в 2014 году выездную проверку жилого помещения и ответила: “Собственником предоставлен проект перепланировки, выполненный в 2007 году и согласованный в Главном управлении архитектуры и градостроительства Новокузнецка. Однако дальнейшие согласования не были проведены, и МБУ “Дирекция ЖКХ” решения о согласовании переустройства и перепланировки жилого помещения не оформлялось”.

ГЖИ сообщила: “В вашем случае специалисты ГЖИ (не вправе) не имеют оснований для подтверждения факта, что между появлением трещин на стенах вашей квартиры и перепланировочными работами, проведенными в вышерасположенной квартире, наличествует причинно-следственная связь. Вам необходимо обратиться в экспертную организацию, имеющую лицензию на проведение необходимых исследований и выдачу соответствующего экспертного заключения, для определения действительных причин появления трещин на стеновых панелях вашей квартиры”. В августе 2015 года, вероятно, устав отвечать на многочисленные запросы Татьяны Колывановой, инспекция уведомила ее, что прекращает переписку. Но возобновить дискуссию все же пришлось — после обращения Татьяны Павловны в Минстрой.

В 2015 году по инициативе Татьяны Колывановой была проведена экспертная оценка повреждений в квартире. Эксперты подтвердили возможность появления трещин на стенах и потолке из-за производства строительно-монтажных работ в расположенной выше квартире. Татьяна Павловна обратилась в суд с исковым заявлением, требуя от соседей возмещения причиненного перепланировкой ущерба. Суд первой инстанции ей отказал, сославшись на выводы другой экспертизы: мол, причинами образования трещин является воздействие внешних факторов, в том числе связанных с вибрацией от близкого расположения железнодорожного полотна и трамвайных путей. А также нарушение технологии при изготовлении железобетонных конструкций, которое и привело к разрушению бетона и коррозии арматуры. Сейчас иск рассматривается в апелляционной инстанции.

Мы не вправе подвергать сомнению выводы суда. Как не вправе обвинять в чем-либо ответчика по делу. Но сколько бы ни отмахивались все — начиная от ГЖИ и заканчивая судом — от Татьяны Павловны Колывановой и ее беды, проблема постепенно разрушающихся стен в квартире существует! Государственная жилищная инспекция, которая, по идее, должна защищать интересы жильцов, заняла странную позицию. Сначала ее представители пытались убедить Татьяну Павловну в том, что она вплоть до 2010 года не обращалась с заявлениями по поводу трещин, хотя ответы от 2007 года за подписью начальника отдела ГЖИ Чебековой у нее есть. Потом и вовсе отстранилась от всякого участия, предложив Колывановой обратиться в экспертную организацию. Хотя по “Положению о Государственной жилищной инспекции Кемеровской области” инспекция “в целях реализации полномочий имеет право: …привлекать экспертов и экспертные организации, аккредитированные в порядке, установленном действующим законодательством, для проведения необходимых исследований, испытаний, экспертиз, анализа и оценки по вопросам, отнесенным к установленной сфере деятельности”. И “осуществляет региональный государственный жилищный надзор за соблюдением обязательных требований к: жилым помещениям, их использованию и содержанию, …порядку переустройства и перепланировки жилых помещений…”

“Допустим, трещины в моей квартире действительно появились не из-за перепланировки у соседей с верхнего этажа, а из-за брака панелей и железной дороги, и это привело дом в такое состояние, хотя ему нет и 30 лет, — говорит Татьяна Павловна. — Тогда признайте дом ветхим и расселите его! Я даже не могу сделать ремонт в квартире, наклеить на стены обои — мне же надо следить за маяками! Но в случившемся нет моей вины, так почему я не имею права жить в нормальных условиях?”

Хочется добавить к вопросу Татьяны Павловны еще один, ко всем участникам этой истории: у нас кто-нибудь хоть что-нибудь контролирует? Кто оценивает надежность конструкций? Или ждем, когда что-нибудь рухнет? И кто даст определенный ответ: сколько еще маяться человеку и его близким, без вины виноватым?

Ольга Осипова Общество 12 Мар 2016 года 1300 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.