Общество

Жди её, она приедет. Только очень жди…

116_47_2013.jpgВот представьте: вы поднимаете трубку и набираете 03. И сигнал летит через весь город — куда бы вы думали? Нет, не в “Скорую”, а на Тольятти, 57. Именно там в Новокузнецке, оказывается, находится узел спецсвязи, куда приходят все сигналы, когда мы с вами набираем 01, 02 или 03.

“А уже с Тольятти, с 46-й АТС‑ки, сигнал бежит по проводам через межгород, потом через кросс 74-й АТС, дальше через 796-ю АТС-ку уже к нам, - рассказывает заместитель главного врача Станции скорой медицинской помощи Новокузнецка Александр Алешков. - Сюда сигнал поступает по десяти линиям, но диспетчеров у нас четыре. Трубку берет тот, кто в данный момент свободен. И только если все четыре диспетчера заняты, а в это время номер 03 набирает пятый человек, он может не дозвониться с первого раза. Но это, поверьте, бывает крайне редко”.

В диспетчерской Станции скорой помощи на Бардина, 28, деловая атмосфера. Четыре диспетчера говорят быстро и конкретно. И если на том конце провода человек четко отвечает на вопросы, разговор не займет больше 20-ти секунд.

“Скорая”… Адрес… Домофон есть?.. Продиктуйте свой телефон… Ожидайте, приедут” - разговор завершен. “Что болит, человек и сам скажет, - говорит заместитель главного врача по медицинской части Скорой помощи Новокузнецка Александр Барай. — А диспетчеру главное узнать адрес. Вдруг человек сознание потеряет? Мы уже знаем, куда ехать. Хотя бывает всякое: бывает диспетчер у звонящего адрес спрашивает, а тот матом орет, мол, тут человек загибается, а вы дурацкие вопросы задаете…”

Поводом для того чтобы разобраться, как дейст-вует связь с диспетчерами “Скорой”, стал инцидент, произошедший 5 октября. Оперативный дежурный Единой дежурно-диспетчерской службы распространил телефоны подстанций “Скорой” по районам, объяснив это “временными сбоями в работе линии 03”.

“Мы со специалистами Ростелекома проанализировали ситуацию. Имел место обрыв на одной из десяти линий. И просто кому-то не повезло: сигнал пошел именно по этой, оборванной, линии. Человек не смог дозвониться с первого раза, пожаловался. А старший врач перестраховался и сообщил в ЕДДС, что со связью проблемы, — объясняет Александр Алешков. — Мы потом записи за это время подняли: звонки по 03 проходили, диспетчера работали, помощь оказывалась…” Все разговоры, кстати, записываются на два компьютера и хранятся в течение полугода.

Мы беседуем, а четыре женщины беспрерывно поднимают трубки. Говорят и одновременно забивают в компьютер данные, которые тут же улетают к двум другим диспетчерам, — их задача присвоить заявке степень сложности, определить, какую бригаду направить к больному, а еще расставить приоритеты: к кому мчаться с мигалками, а кто может немного подождать.

“У нас сейчас в среднем 32 бригады. А надо — как минимум - 42. По нормативу так вообще 60, — говорит Александр Барай. - Причем молодых сотрудников - раз, два и обчелся. И, главное, комплектовать-то некем: за последние три года к нам ни одного интерна (выпускника медицинского вуза — Прим. авт.) не пришло”.

Мы уже уходили, когда диспетчер телефона № 3 говорила в трубку: “Задыхается?.. Нет, а голова кружится?.. Понятно. Ждите, приедем в течение двух часов… Женщина, потерпите, пожалуйста. Ну нет свободных бригад, некому ехать!” К сожалению, такие слова им приходится произносить каждый день. Если кто-то умирает, кто-то другой должен ждать…

Александр Бокин (фото)

Анна Сницкая Общество 10 Окт 2013 года 763 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *