Общество

«Время всё расставляет на свои места…»

Кузбасский колледж архитектуры, строительства и цифровых технологий носит это имя недавно. В мае 2020 года он стал основной площадкой VIII финала национального чемпионата WorldSkillsRussia-2020 (Молодые профессионалы), а в августе получил новое название. Но история этого учебного заведения началась в 1948 году, когда был основан Сталинский горно-строительный техникум. За прошедшие годы в техникуме (теперь — колледже) сменилось несколько директоров. Сегодня наш рассказ об одном из них — Федоре Николаевиче Симакине, который возглавлял техникум 33 года.
Федора Николаевича уже нет с нами, но главным рассказчиком о жизни этого человека стал, как ни странно, он сам. Вдова Федора Николаевича, Галина Яковлевна Симакина, разбирала архив супруга и нашла документы, о которых даже не подозревала. «Я прожила с ним 63 года, но, оказывается, совсем его не знала», — говорит Галина Яковлевна.
Многое ей поведала автобиография, которую Федор Николаевич начал писать в 2001 году. Писал понемногу, делая большие перерывы («просто не мог продолжать, как будто пропали силы»), но подробно и правдиво. Быть может, в своей биографии он рассказал то, о чем никому никогда не рассказывал.
«Наверное, очень трудно писать о себе, избежав соблазна преувеличить свои заслуги, показать в более благоприятном свете факты, события, поступки и другие вехи своей биографии, но я старался быть предельно объективным, как, впрочем, и во всей летописи семьи Симакиных, а насколько это удалось, покажет время, которое, как известно, все расставляет на свои места» — так начинается рассказ Федора Николаевича.
Он родился 27 февраля 1930 года в селе Новороманово на севере Кузбасса в большой семье: у него были старшие братья и сестра. «Я рос пытливым (любознательным!) ребенком, был послушным и очень застенчивым, например, у чужих людей никогда не садился за стол и не принимал угощений. Эта застенчивость сохранилась во мне на всю жизнь: даже достигнув определенного положения в обществе, я часто чувствовал себя неловко (не в своей тарелке!) и пассивничал в ситуациях, когда как раз нужно было проявлять свои козыри — ум, остроумие, находчивость, эрудицию? Все это, наверное, сказалось на моей карьере, хотя эти звездные моменты я, видимо, с лихвой компенсировал своей кропотливой, въедливой до монотонности, будничной работой, так что неизвестно, что предпочтительнее».
Федор Симакин окончил среднюю школу в Тайге и уехал учиться в Томск, куда приехал, по его воспоминаниям, в полусуконном лыжном костюме «с заплатами на сидячем месте» и стеганой фуфайке, которые выдавали лесорубам в качестве спецодежды.
«Нищета и трудная жизнь были тогда почти общим явлением, сказывались последствия военных лет, во многих семьях мужчины-кормильцы не вернулись с войны, — пишет Федор Николаевич. — Поэтому при выборе специальности для обучения в институте решающим фактором были в большинстве случаев не внутренние наклонности и желание поступающих, а материальная сторона дела, ведь жить планировалось только на государственную стипендию, так как на помощь из дому рассчитывать не приходилось. У меня, например, дома оставалась одна мать, которая работала уборщицей в конторе и получала 260 рублей в месяц — мизер! Хотя меня все последние годы в школе тянуло в гуманитарным наукам, особенно к литературе, и я мечтал о филологическом факультете Томского университета, поступить пришлось на горный факультет Томского политехнического института. А все потому, что в ТГУ стипендия составляла 215 рублей, а в ТПИ — 295 рублей. Тем не менее время учебы в институте осталось, пожалуй, самым светлым пятном в моей жизни: учеба давалась мне сравнительно легко, появилась масса новых друзей, интересных занятий, много свободного времени, в том числе и за счет пропуска занятий».
В институте Федор Николаевич встретил свою будущую жену — красавицу Галину. Яркая девушка с копной волнистых волос, в ладном пальтишке, нарядном платьице ему приглянулась, но признался в чувствах он далеко не сразу. «Когда Федя увидел меня, то подумал: «Нет, эта девочка не для меня», — смеется Галина Яковлевна. — Думал, я из богатой семьи торгашей каких-нибудь — у них тогда деньги водились. Откуда ему было знать, что платье мне справила тетя, а моя семья жила в бараке в Кемерове?»
Федор Николаевич, к слову, зря занятия не пропускал, и совмещал учебу с традиционным для семьи Симакиных увлечением — игрой на баяне. Он освоил баян еще в школьные годы и к поступлению в институт был опытным исполнителем: играл мелодии, которые были тогда в моде.
Из воспоминаний Федора Симакина: «Правда, ноты я знал поверхностно и больше полагался на слух. Нужно заметить, что в те времена основным музыкальным сопровождением на танцах были гармоники (низший уровень!), баян, аккордеон, духовой оркестр. Оркестр был большой редкостью, он играл только в городском клубе — и то по великим праздникам. Поэтому вся «нагрузка» на танцах приходилась на баяны. Музыканты в молодежных коллективах находились на привилегированном положении, и бытующая тогда поговорка «гармонист — первый парень на деревне» была недалека от истины».
Федор Симакин уже к концу первого курса стал основным баянистом на горном факультете. Он играл в трио со струнными, аккомпанировал хору, хореографическому кружку, играл на субботних танцах. И даже нотную грамоту одолел со временем. Конечно, он пользовался вниманием девушек. Но Галина так и осталась его верной спутницей на всю жизнь.
В 1953 году Симакин окончил институт и получил диплом горного инженера. Его направили на работу в трест «Анжероуголь», в составе которого было четыре шахты, на должность помощника начальника участка. В 1954 году сдавалась в строй новая шахта «2-я Андреевская», куда Федора Николаевича перевели начальником подготовительного участка. «Поскольку шахта сдавалась поспешно, в пожарном порядке, как принято тогда было, раньше планового срока, она оказалась материально и организационно не обеспечена — не было необходимой техники, не укомплектованы штаты не только руководящего состава, но и основных рабочих профессий, — вспоминал Федор Николаевич. — Мне пришлось почти круглосуточно находиться на шахте: добывать и спускать в шахту оборудование, комплектовать проходческие бригады, запускать в работу забой, устанавливать транспортеры, строить эстакады для порожняка и т. д. и т. п. После нескольких месяцев такой изнурительной работы я сильно ослаб физически, еле передвигал ноги и засыпал, сидя на стуле».
А потом медкомиссия обнаружила у него туберкулез, и работать под землей Симакину запретили. «Помню, я тогда сказала ему: «Что ж, будем лечиться», — вспоминает Галина Яковлевна. — Лечение было долгим и тяжелым, ему делали, как тогда говорили, «поддувание легких». Очень болезненная процедура».
Тогда же ему предложили работать в Анжеро-Судженском горном техникуме. Так Федор Николаевич освоил новую профессию — преподавателя. В 1955 году он стал председателем предметной комиссии горных дисциплин и заведующим кабинетом горного дела, в 1956-м — завучем: «Практически я возглавил всю учебно-воспитательную работу в техникуме, так как заместитель директора по учебной работе был уже в преклонном возрасте, грешил спиртным и с облегчением переложил все обязанности на меня, с молчаливого согласия директора… Я с головой (и с удовольствием!) окунулся в эту новую работу, которая очень много дала мне в понимании и организации всего сложного и чуткого организма, каким является учительский коллектив, законов взаимодействия классических связок «руководитель — преподаватель — студент» и т. п. Поэтому когда в 1962 году мне предложили должность директора Кузнецкого горного техникума, я без колебаний принял это предложение, так как внутренне был готов к этой роли?»
В Новокузнецке, на приеме у секретаря Куйбышевского райкома партии, Симакину в краткой беседе сообщили, что «в настоящее время Кузнецкий горный техникум является рассадником хулиганства и пьянства», а с приходом нового директора все надеялись на улучшение ситуации.
В своих воспоминаниях Федор Николаевич подробно описывает свою деятельность на посту директора. «Начались будни — кропотливая и трудная работа по устранению многочисленных недостатков и упущений, их было столько, что весь процесс налаживания растянулся на несколько лет, и только примерно через 2 — 3 года начали появляться признаки оздоровления: удалось преодолеть инертность педагогического коллектива и направить его деятельность в нужное русло, окрепла дисциплина, улучшились основные показатели работы?»
В исторической справке на официальном сайте колледжа о Федоре Симакине сказано так: «Все эти проблемы пришлось решать новому директору техникума Федору Николаевичу Симакину, заступившему на этот пост в октябре 1962 года. Хозяйство ему в наследство досталось сложное. 13 кабинетов оформлены устаревшими наглядными пособиями, надо было заново создавать 5 — 6 лабораторий и 13 — 14 кабинетов, не хватало технических средств обучения. Все пришлось делать своими руками. Для чего в учебный процесс было широко внедрено техническое творчество учащихся…»
Федор Николаевич Симакин руководил техникумом до ухода на пенсию в 1995 году. За это время Новокузнецкий строительный техникум добился серьезных успехов и «зазвучал» не только в Кузбассе, но и во всей строительной отрасли страны. А Федор Николаевич, горный инженер по образованию, который возглавил учебное заведение в 32 года (многие ли молодые способны сегодня на такое?), в итоге стал прекрасным педагогом и организатором. В 1973 году он встал во главе Совета директоров ссузов юга Кузбасса, а через десять лет был назначен заместителем председателя областного Совета. В 1982 году Федор Николаевич был удостоен звания «Заслуженный учитель школы РСФСР». Среди его наград — орден «Знак Почета», знак «Отличник ССО СССР», областные медали, почетные грамоты профильных министерств.
Федор Николаевич Симакин ушел из жизни в 2015 году. В бывшем техникуме, а теперь колледже, о нем, безусловно, помнят. Но знают ли имя горняка, ставшего учителем, в Новокузнецке? А в Кузбассе, который в этом году собирается отмечать 300-летие открытия угольных месторождений? Все-таки 33 года — это большой срок, и еще ни один из директоров техникума не повторил этот путь.
Так почему бы не увековечить память о Федоре Николаевиче Симакине — хотя бы в такой традиционной форме, как мемориальная доска на здании корпуса колледжа? С просьбой об этом ветераны бывшего строительного техникума обращались к директору Кузбасского колледжа архитектуры, строительства и цифровых технологий в 2020 году. Но директор сменился, а просьба осталась без удовлетворения…

Ольга Осипова Общество 13 Апр 2021 года 224 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *