Общество

Солнечный человек широчайшей души, Учитель с большой буквы

12 октября 2021 года — полгода, как ушёл из жизни Геннадий Егорович Егоров, кандидат медицинских наук, доцент кафедры лечебной физкультуры и физиотерапии НГИУВа. Почти полвека он был главным врачом Новокузнецкого врачебно-физкультурного диспансера, его знали в городе, любили и ценили. Талантливый педагог воспитал немало высококвалифицированных кадров, и многие из его учеников продолжают дело своего учителя.
Родился Геннадий Егорович 21 января 1942 года в деревне Уразлино, что в Янтиковском районе Чувашии. Вряд ли кто-то тогда мог подумать, что его жизнь окажется связана с далеким сибирским городом. Но неисповедимы жизненные пути.
В 1960-м поступил в Кемеровский государственный медицинский институт. В студенческие годы успевал не только учиться, но и активно заниматься спортом. Специализировался на лыжных гонках, получил звание «Мастер спорта СССР». Был чемпионом не только Кузбасса, но и зоны Сибири и Дальнего Востока. Становился серебряным призером Всесоюзных студенческих игр-1965 на дистанции 50 километров. По окончании вуза, в 1966 году, по распределению выбрал Новокузнецк. Этот выбор и определил всю его последующую жизнь.
«Новокузнецку повезло, что в городе было немало замечательных организаторов здравоохранения. Выдающийся среди них — Виктор Васильевич Бессоненко, заведующий Горздравотделом, основатель Института гигиены, авторитет, перед которым распахивались любые двери. Узнав о моем увлечении спортом, он начал агитировать меня на должность главного врача врачебно-физкультурного диспансера. Через полгода после прибытия в Новокузнецк я возглавил коллектив диспансера. Было это 1 февраля 1967 года», — говорил Геннадий Егорович (газете «Кузнецкий рабочий») в январе 2012-го.
Вплоть до 2015 года Егоров был главврачом диспансера и пользовался уважением и коллег, и пациентов. Заочно окончил Омский государственный институт физической культуры (1976 год), аспирантуру на кафедре ортопедии и травматологии Новокузнецкого государственного института усовершенствования врачей (1982 год). В 1984 году защитил кандидатскую диссертацию в Центральном институте травматологии и ортопедии на тему «Влияние многолетних занятий различными видами спорта на формирование позвоночника у учащихся детско-юношеских спортивных школ».
Опубликовал 60 научных работ, подготовил 39 методических рекомендаций и памяток для специалистов и населения по лечебной физкультуре, спортивной медицине, оздоровительной физкультуре. Кстати, Геннадий Егоров в свое время вел рубрику «С вами беседует спортивный врач» в нашей газете. Его материалы — «На лыжах в страну здоровья», «Много ходить — долго жить», «С чего начинать дружбу с физкультурой?», «Бегайте на здоровье!», «Если хочешь быть здоров, закаляйся!» и другие — пользовались популярностью у читателей.
С 1998 года по совместительству работал ассистентом кафедры лечебной физкультуры, физиотерапии и курортологии НГИУВа, а в 2002-м был избран на вакантную должность доцента этой же кафедры. Член Совета старейшин при администрации города Новокузнецка с 2009 года.
Награждён значками «Отличник физической культуры и спорта» (1976 год),»Отличнику здравоохранения» (1981 год), медалями «За особый вклад в развитие Кузбасса» III степени (2002 год) и «За служение Кузбассу» (2004 год), орденом «Доблесть Кузбасса» (2011 год), почетным знаком «За заслуги перед г. Новокузнецком» (2012 год).
…Но главное все-таки не различные регалии, хотя они тоже очень почетны. Важнее отношение людей, которые знали Геннадия Егоровича Егорова и как замечательного человека, и как отличного специалиста.

Своими воспоминаниями делятся его родные и друзья

Лидия Егоровна, сестра Геннадия, рассказывает о детстве, каким тогда был брат:
— Семья наша была большая: папа, мама и семеро детей. Дети росли, учились в начальной школе в деревне Уразлино. После четвертого класса все дети по очереди ходили учиться в Янтиковскую среднюю школу, за четыре километра от нас. Ходили пешком туда и обратно, каждый день, в любую погоду.
Я очень хорошо помню слова матери, она всегда всем говорила: «Учитесь, учитесь!»
Гена был умным, шустрым, трудолюбивым, учился хорошо, занимался спортом.
Отец гордился, даже братья завидовали. У нас во дворе всегда был турник, гири и какие-то другие спортивные снаряды. Одноклассники и друзья собирались у нас и занимались спортом. На улице строили футбольное поле, играли в лапту. Там же летом была танцплощадка, развлекали молодежь — играли на гармони и балалайке. Жили бедно, голодно, но весело.
В деревне в глубоком овраге было небольшое озеро. Там бил родник, вода, естественно, была ледяная. Купались только самые смелые и, конечно, наш Гена. Как без него! За это ему часто доставалось от отца. Отец на нас никогда не кричал, не бил, но нам всегда хватало одного его взгляда. Вот такой был порядок.
Гена был работяга, все школьные каникулы вместе со взрослыми — на колхозном поле.
Тогда работали все, время было такое. Работали бесплатно, за трудодни, за это ничего не платили. Дети, кто мог самостоятельно ходить с мамой на колхозное поле, помогали собирать колоски, которые падали на землю.
Гена, еще школьником, запрягал колхозную лошадь и возил с поля снопы пшеницы и ржи, которые жали мамы, на колхозное гумно. Телегу грузили высоко. Как-то ямщик, видно, не удержался наверху и опрокинулся вниз, получив перелом кисти. Вот тебе и будущий травматолог! Гена потом через несколько лет ломал кисть другой руки: тоже ехал на телеге и не удержал вожжи — конь был буйный.
Гена часто зимой в школу ходил на лыжах, дороги не чистились, было трудно ходить. Отсюда, наверное, и любовь к лыжному спорту. Вот такая была жизнь в то послевоенное время.
Главной в его жизни стала единственная и любимая жена Валюша, как ласково он ее называл. Мы с радостью ее приняли в нашу большую семью и были рады, как у них хорошо сложилась жизнь. Я считаю, что Геннадий Егорович — прекрасный человек, бескомпромиссный, честный и порядочный. Он прожил большую и достойную жизнь.


Для всех нас его уход — это огромная утрата, потеря родного человека, отца двух замечательных дочерей, две внучки и внук остались без любимого деда. Он всегда будет жить в нашем сердце, в наших воспоминаниях, в своих детях и внуках.
Главный врач Новокузнецкого клинического врачебно-физкультурного диспансера Елена Петровна Сметанникова сменила Геннадия Егорова на этом посту:
— Геннадий Егорович появился в моей жизни, когда я, будучи 25-летним доктором, поступила в ординатуру и попала под его крыло. «Ну вот, теперь ты наша будешь!» — такими словами он встретил меня.
И действительно, я всегда чувствовала от своего руководителя, насколько мы «его», как важны мы для него, какую отеческую заботу он проявляет о каждом из нас. Немножко проработав в новом коллективе, я удивлялась: «Неужели бывают такие руководители, про которых все подчиненные отзываются только с искренним уважением и благодарностью?! Как он это делает?»
Геннадий Егорович обладал удивительно острым умом и житейской смекалкой. Всегда восхищалась, когда в сложной рабочей ситуации он просчитывал все ходы наперед, и принимал единственно правильное решение из серии «а что, так можно было?». На его последний День защитника Отечества мы даже подарили ему кружку с надписью «Мудрейшему».
Геннадий Егорович — удивительно добрый человек. В его душе было так много солнца и тепла, что хватало всем. Многие сотрудники обращались к нему, когда нужна была помощь. Помогал всегда, не отказывал никому, поднимал личные связи, договаривался, искал варианты действия, беспокоился, узнавал, как дальше идут дела.
Он — уникальный доктор! Через его золотые руки прошла, наверное, половина жителей города. Не раз наблюдала, как приезжает к нему человек на такси, скрюченный, хромающий, с гримасой боли на лице. А через 20 минут мануальных практик этот же товарищ выходит из кабинета с ровной спиной и улыбкой. Волшебник Геннадий Егорович!
Моего отца несколько раз ставил на ноги. Вся наша семья будет вспоминать с благодарностью о Егорове. И таких семей очень-очень много. Лечил всех. И принципиально бесплатно. Даже за подарки ругался.
Без работы, без своего диспансера он жить не мог. Когда, после ковидного карантина, снова пришел на работу, то какой радостью светились глаза и у нас, и у него! Геннадий Егорович признавался, что очень скучал по коллективу, по пациентам, по курсантам.


Умел найти подход к каждому человеку. Все его обожали. Лично поздравлял каждого сотрудника с днем рождения, дарил шоколадку или коробку конфет. Находил доброе слово. Всегда повторял, что самые красивые женщины работают во врачебно-физкультурном диспансере! И нам хотелось работать, лечить, помогать.
В последний раз, когда Геннадий Егорович был в диспансере, уже зная, что ему предстоит серьезная операция, он дал несколько тысяч рублей и попросил купить по подарочку на 8 Марта для каждой «девушки диспансера».
Он был очень деликатным человеком. Ни разу не слышала от него грубого слова. Во всех ситуациях от него исходила энергия добра, понимания и поддержки. Умел подобрать слова, которые попадали в самое сердце, чувствовал каждого.
А каков он был на праздниках и корпоративах! Всегда, каким бы по масштабу ни было мероприятие, брал руководство в свои руки, объединял всю компанию и сыпал шутками, тостами, анекдотами. Пару раз даже слышала, как он пел на чувашском языке. Очень веселые и душевные праздники у нас получались!
Удивительно гармоничный, честный, искренний человек. Очень мощный, мудрый, верный!
Все в жизни делал правильно и с любовью.
Даже его уход… Работал до последнего дня, принимал пациентов. Прямо из диспансера отвезла его в приемный покой 1-й городской больницы.
Решили, что в последний путь провожать будем из диспансера, иначе и быть не может. Я волновалась: как же мы всех разместим? Придет весь Новокузнецк! Но в день прощания удивительным образом все сложилось спокойно, правильно.
Диспансер был залит солнечным светом, повсюду были живые цветы. Люди подходили к гробу, прощались, потом выходили на улицу и долго-долго вспоминали, как много добра на Земле сделал этот человек. Спасибо, Учитель, что был в моей жизни!
Надежде Смирновой было 27 лет, когда ее назначили старшей медсестрой физкультурного диспансера. 38 лет она проработала с главным врачом Геннадием Егоровичем Егоровым:
— Это были незабываемые годы совместной работы. У нас был дружный, сплоченный коллектив — отлаженная работа, совместные вечера, новогодние взрослые и детские праздники с художественной самодеятельностью. Весь коллектив сдавал нормы комплекса ГТО. Было спортивное общество «Спартак», которое устраивало соревнования — в диспансере была сборная команда. Геннадий Егорович всегда участвовал и поддерживал боевой дух команды, мы занимали призовые места, получали кубки.
Даже в лихие 90-е мы с честью выстояли, всегда был необходимый запас медикаментов для работы. А если чего-то не хватало, у Геннадия Егоровича были многочисленные друзья, которые всегда нам помогали в трудное время. У нас такой запас медикаментов был, что мы бесплатно выдавали восстановительную терапию — мастерам спорта, кандидатам в мастера спорта, всем ведущим спортсменам города. Геннадий Егорович был требовательным, справедливым руководителем, любил порядок во всем, но не любил, когда нарушали трудовую дисциплину (опоздания или преждевременный уход с работы, хождение по личным делам в рабочее время).
За годы работы Геннадий Егорович был плечом, на которое я (мы) могла опереться в трудную минуту. Это был Учитель с большой буквы — поможет, подскажет. Если что-то ломалось, к нему всегда можно было обратиться — у него были «золотые руки». С управлением здравоохранения у него всегда были хорошие отношения, мог решить любой вопрос, и нам всегда помогали.
К нему всегда можно было подойти и с личным вопросом, всегда окажет помощь, даст совет. Это были лучшие годы работы с таким руководителем. Очень жаль, что ушел из жизни такой грамотный, знающий свое дело руководитель, каким был Геннадий Егорович Егоров.
А нам ничего не остается, как продолжить начатое им дело — развивать врачебно- физкультурную службу в городе.
Геннадий Васильевич Поцелуенко, заслуженный работник физической культуры, директор института физической культуры, здоровья и спорта СибГИУ был знаком с Геннадием Егоровичем с 1969 года:
— За эти годы я убедился, что он беззаветно предан своей профессии, знающий, высококвалифицированный специалист. Как-то Геннадий Егорович поделился своим спортивным прошлым: после окончания Кемеровского государственного медицинского института ему предложили продолжать спортивную карьеру — был мастером спорта по лыжным гонкам, но он выбрал путь медицинского работника. И я уверен, что это был правильный выбор — он оказался на своем месте.
Геннадий Егорович творчески подходил к своей работе. Когда спортсмены приходили на прием со своими проблемами или травмами, он находил массу вариантов, чтобы помочь спортсменам и быстрее вернуть их в строй. Всегда подходил к решению вопроса с научной точки зрения и быстро находил решения. Поэтому он успешно написал и защитил кандидатскую диссертацию.


Геннадий Егорович был всегда в гуще жизненных событий, ярким примером и пропагандистом здорового образа жизни, пользовался большим авторитетом среди коллег, спортсменов, тренеров и спортивной общественности города. Его отличала высокая степень организованности в работе, требовательность к себе и своим подчиненным. Хочется, чтобы таких людей, как Геннадий Егорович, было побольше, чтобы молодое поколение могло перенимать все ценное из их богатого опыта работы. Его компетентность и профессионализм подтверждается тем, что он сделал для врачебно-физкультурного диспансера и города в целом.
12 апреля Геннадия Егоровича не стало. Много людей пришло проститься и проводить его в последний путь. Мы до сих пор не можем поверить, что его уже нет с нами, ведь он был самым активным, самым подвижным среди нас…
Заведующий кафедрой лечебной физкультуры и физиотерапии НГИУВа Константин Борисович Петров вспоминает, как Геннадий Егорович помогал ему организовать кафедру:
— Весной 1998-го ректор Новокузнецкого ГИУВа, профессор А.А. Луцик, предложил мне, только что защитившему докторскую диссертацию, организовать кафедру лечебной физкультуры и физиотерапии. При выборе сотрудников рекомендовал присмотреться к кандидатуре главного врача физкультурного диспансера, кандидата медицинских наук Геннадия Егоровича Егорова. Ранее я был с ним немного знаком, мы встречались на дежурствах, вместе обучались на курсах по мануальной терапии. Оказалось, что он уже имел опыт преподавания лечебной физкультуры и массажа в медицинском училище.
Геннадий Егорович без колебаний согласился участвовать в работе кафедры как совместитель и счёл возможным выделить для учебного процесса одно из немногочисленных помещений диспансера, а его служебный кабинет не один год выполнял смежные функции преподавательской комнаты.
Выходец из глухой чувашской деревни, Егоров по праву гордился своими профессиональными достижениями. Он часто вспоминал, что до поступления в Кемеровский мединститут русская речь была ему мало знакома, однако я неоднократно отмечал, что говорил он на безупречно правильном русском языке и писал исключительно грамотно. Были случаи, что он исправлял орфографические ошибки в чужой писанине, присланной ему как главному специалисту по лечебной физкультуре и массажу на рецензию.
В студенческие годы Геннадий Егорович приобщился к лыжным гонкам и стал мастером спорта. На всю жизнь он сохранил глубокое уважение к спортсменам и, опираясь на свой жизненный и профессиональный опыт, нередко повторял, что человек, достигший уровня мастера спорта, это, как правило, неординарная личность, поскольку даже такой, весьма скромный по спортивным меркам, результат доступен далеко не каждому.
Собственно говоря, вся жизнь Геннадия Егоровича была убедительным доказательством этому. Ещё в школьные годы у него обнаружилась способность к музыке. После окончания десятилетки даже собирался поступать в музыкальное училище, однако, поскольку старший брат уже осваивал медицину в далёком сибирском городе Кемерово, решено было учиться на врача.
Первые годы работы на посту заведующего кафедрой мне явно не хватало организационных способностей, поэтому я нередко прятался за «многоопытную спину» доцента Егорова, и, надо отдать ему должное, — ни высокомерия, ни снисходительности с его стороны ни разу не почувствовал. Поначалу он корректно указывал мне на слишком мудреный для среднего медперсонала язык моих лекций. От него я научился излагать специфические профессиональные понятия совершенно простым стилем.
…Геннадий Егорович никогда не забывал своих наставников. Недаром, если было какое-то застолье, в конце считал необходимым произнести традиционный тост: «За учителей!»
Он и сам был замечательным учителем. «Каждый из нас был учеником. Многие помнят своего первого, кто — любимого учителя, а я — мудрого, который умел » открывать двери, а не проталкивать в них ученика», — говорит одна из его учениц.
Владислав Грачев, врач высшей категории по спортивной медицине и ЛФК, с 2005-го по 2011-й главный специалист комплексной научной группы сборной Росси по футболу («бронза» Евро-2008), познакомился с Егоровым в спортивном сезоне-1967/1968, когда тот помог получить ему допуск по итогам углубленного медицинского обследования, а потом они сблизились в клинической ординатуре в ГИДУВе на кафедре травматологии, ортопедии и ВПХ:
— В 80 — 90-е годы наши научно-методические общения продолжались постоянно: Геннадий Егорович с удовольствием обсуждал мою работу, расспрашивал о новых тенденциях в спортивной медицине, просил делиться книгами и методическими материалами. Во время командировок в Москву обязательно приходил в клинику Московского городского врачебно-физкультурного диспансера (где мы беседовали с главным врачом Львом Николаевичем Марковым, великолепным организатором и пропагандистом спортивной медицины в стране) и Отдел спортивной медицины Всесоюзного научно-исследовательского института физической культуры и спорта (ВНИИФК), посещал заседания научного общества «Спортивной медицины и лечебной физкультуры». Это расширение кругозора и живое общение с коллегами по современным научно-методическим вопросам очень ему нравилось, так как, по словам Геннадия Егоровича, являлось «живой кровью жизни» собственного детища — Новокузнецкого диспансера. Один из ведущих специалистов ВНИИФК сохранил очень хорошие воспоминания о беседе со своим коллегой и несколько раз спрашивал меня о делах в «Новокузнецком доме спорта и здоровья», настолько запала в душу та встреча.
Вот во всем человек спортсмен-медик Егоров стремился двигаться вперед: разговор заходил обо всем — например, тема WADA (Всемирное антидопинговое агентство) и терапевтических исключений в 2000-е годы, что и как — досконально! Есть ли книги — привези, пришли самые последние редакции, разработки, методички. Да даже некоторые центральные диспансеры не имели под руками такие вещи, а Егоров просил по возможности помочь?
Внучке Елене дедушка часто снится: «Во сне мы с ним поем «паровоз килеть» — знаменитую семейную чувашскую песню. Так мы её и пропели всю мою бессознательную и сознательную жизнь, до 25 лет, на праздниках и семейных посиделках. Большое счастье, когда ты уже самостоятельный человек, получивший образование и работу, и при этом все равно чувствуешь себя маленькой внучкой. Это ощущение детства ушло от меня вместе с ним. Я росла с родителями мамы, и это было здорово. Здорово по-настоящему! Благодарю за твое присутствие в моей жизни!»
Внук Артём говорит, что он не настолько был близок с дедом, как с бабушкой Валентиной Архиповной, но его образ сохранился исключительно в положительном ключе: «Гордый, принципиальный, уверенный в себе, безгранично добрый и любящий свою семью человек. Пример для подражания подрастающему поколению, как нужно проводить старость. Рад, что наши общие родственники и он сам никогда не акцентировали излишнего внимания на его заслугах, вкладе в развитие медицины в Новокузнецке и Кемеровской области. Конечно, мне было известно и при его жизни, что Геннадий Егорович награждался почетными орденами, медалями. Но именно моя минимальная осведомленность об этом и помогла мне объективно любить дедушку за то, каким он являлся в кругу семьи. Меня переполняет гордость от осознания того, какую жизнь устроил мой дед себе и всем нам. Мне очень не хватает наших, хоть и очень редких, но милых, добрых семейных посиделок».
Для младшей внучки, 7-летней Вероники, он был любимым дедушкой: «Когда папа мне сказал, что дедушка умер, я горько заплакала. Очень печально, что так произошло. Он был доктором, который лечит всех, кто занимается физкультурой и спортом. И когда у меня болел животик, всегда массировал его мне. А ещё он был моей любимой лошадкой — каждый раз, когда я приходила в гости, он катал меня на своей спине, а я веселилась. Он был красивый, у него были волосы белые, как у меня. Сейчас он ангел, и я его люблю!»
Марина, дочь Геннадия Егоровича, словно переживает всё заново:
— У него был свой рецепт спорта — 6-километровый круг по городу в быстром темпе. Индикатором эффективности он считал наличие тоненькой струйки пота вдоль позвоночника или испарины на спине. Для него жизнь была в движении? Так и есть, движение — жизнь!
Всю жизнь, полагаясь на силы и выносливость своего натренированного тела, он даже не допускал мысли о том, что где-то могут идти параллельно злокачественные процессы. И даже сидя перед кабинетом МРТ, он с уверенностью говорил: «Даю голову на отсечение — у меня ничего там нет!»
И действительно, спустя две недели почти на отсечение пришлось дать голову. МРТ выявила опухоль правой височной области. И тут мои пазлы перестали совпадать. Человек, который большую часть своей осознанной жизни не курил, не злоупотреблял алкоголем, до 79-ти лет ходил в спортивную секцию по волейболу, любитель банных процедур и длительных пеших прогулок, стал обладателем злокачественной опухоли. Да ещё где — в голове! И куда ни копни, никак не могу найти корень зла, откуда это пришло. И даже психосоматика в его случае оказалась бессильна. Такой человек с положительными эмоциями, лёгким настроем на жизнь априори не мог вырастить у себя опухоль в голове? Он вечно помогал всем больным шеям, спинам и коленям абсолютно бескорыстно, никогда не просил платы за свой труд и, более того, был противником оказания помощи за деньги.
Что же всё-таки послужило причиной? Возможно, перенесенный в ноябре 2020 года «вирус короны». Выбрал себе мишенью именно мозг. Кстати, болезнь он перенёс достаточно легко, за две недели и в домашних условиях. Восстановился быстро и в качестве реабилитационной нагрузки выбрал себе 6-километровый круг для быстрых пеших прогулок.
26 февраля отец попал в больницу прямо с работы. А ведь на предшествующих выходных 22 — 23 февраля мы с сестрой вместе с папой шли в 8 утра бодрой походкой по его привычному маршруту, иногда ускоряясь за ним. Это лишний раз подтверждает фразу «Движение — жизнь». Ведь как только он попал в больницу и его двигательная активность ограничилась сначала больничными коридорами и палатой, позже просто палатой, а потом и вовсе лишь больничной кроватью, его состояние резко ухудшилось. Возможно, опухоль достигла такого размера и такой «злостности», что стала мешать организму жить в привычном режиме. И дальше всё развивалось, с одной стороны, медленно, поскольку это было на больничной кровати в одноместной палате, с другой стороны, быстро? Сначала неврология, потом нейрохирургия. Оставалось только дождаться окончания мартовских праздников. На 10 марта была назначена трепанация черепа.
Низкий поклон нашим нейрохирургам из 1-й горбольницы за их ювелирную работу. Никто не давал гарантий радикального удаления опухоли, поскольку «случайная находка» оказалась значительных размеров. Так оно и вышло — злая опухоль уползала вдоль сосудов в глубокие структуры, откуда полностью ее было не достать. Это оказалась глиобластома — самая злая из всех существующих опухолей, которые встречаются в мозге.
…Убрали её. Пришёл в себя. Два дня реанимации. Перевели в нейрохирургию.
Всегда буду помнить тот момент, когда зашли к нему в палату: впереди я, мама за мной. И он, лёжа на кровати, протянул к нам руки: «Маруська пришла!» — так ласково он меня называл.
Потом опять реанимация — одна, другая?
И каждый раз была новая надежда, что будет лучше. А лучше не становилось? Но зато этот период был самым тесным контактом между нами. Быть в этом тотально представляло собой большое удовольствие. Это были ни на что не похожие взаимоотношения, полные любви, заботы, принятия, сострадания, понимания и порой даже юмора. Моя старшая сестра Ира многому научила меня за этот период. Помыть, перестелить, напоить, накормить, массаж, физкультура… После операции он почти никогда не открывал глаза. Но при этом говорил, что они у него открыты. Открыты туда, внутрь себя, в свой мир? А мир его был прекрасен! Он состоял из добрых слов. Он часто говорил: «Хорошо, хорошо!»
Он старался жить, старался, как мог, как умел на тот промежуток времени. Его высокая культура позволяла общаться исключительно добрыми словами. Это было очень трогательно.
Было? Потому что его не стало 12 апреля 2021 года.
Такой исход: больничная эпопея и скорый уход из жизни не входили в «мои планы», и не только мои:
Мы все умрем, людей бессмертных нет.
И это всё известно и не ново.
Но мы живем, чтобы оставить след:
Дом иль тропинку, дерево иль слово!
Его уход привнёс больше любви в мою жизнь. Что оставил после себя этот прекрасный Человек? Детище всей его жизни — Новокузнецкий врачебно-физкультурный диспансер и воспоминания всех, кто имеет к нему отношение. Пробыв главным врачом ВФД почти 50 лет, он заслужил, чтоб всяк входящий видел его образ на стенах этого храма здоровья спортсменов. И в 2022 году, с разрешения областной и городской администраций, будет установлена мемориальная доска с барельефом Геннадия Егоровича Егорова — хранителя здоровья спортсменов Новокузнецка.


…Мы с папочкой моим, бывало,
Бежали вместе в детский сад.
Казалось, время было мало,
Ах, если бы вернуть назад!..
Назад? А может быть, не надо,
Мы — дети для тебя сейчас:
Тогда, вчера, сегодня, завтра
И даже в этот светлый час…
Среди детей, быть рядом с нами
Хотел ты, тихо уходя,
Лишь изредка глядя глазами,
Нам улыбался иногда…
Ты наш хороший, милый папа
И самый лучший в мире дед!
На лыжах бегал он когда-то,
И даже ещё в 70 лет!
Всё в мире есть закономерность:
Рожденье, жизнь, потом уход…
Наш папа — лучший, мудрый, верный.
Для нас закат, тебе — восход!..
Любим бесконечно! Прошло полгода, а странное чувство не покидает — где ты, мой любимый папа?..
…Коллеги вспоминают о докторе Егорове как о человеке с золотым сердцем, который был душой коллектива! В нашей памяти он так и останется лучезарным человеком, который любил жизнь и умел жить. Геннадий Егорович обладал великим искусством делиться этим со всеми окружающими, излучая добро и радость…

Подготовил Владимир Германский. Фото из архива семьи Егоровых. Общество 12 Окт 2021 года 14 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *