Общество

Подарки к юбилею

Иван Иванович Рогинцев 14 сентября будет отмечать 97-й год своего рождения. Ветеран Великой Отечественной войны, он прошел фронтовыми дорогами от Ленинграда до Берлина, командовал артиллерийским боевым расчетом, не раз был на волосок от смерти. Но судьба была к нему благосклонна. Защитив страну от фашистских захватчиков, он поднимал ее из руин, работая на металлургических гигантах Новокузнецка, помогал братским странам в строительстве новых заводов, а уйдя на заслуженный отдых, начал писать автобиографические книги — яркие страницы нашей истории, честные, правдивые, потому что сам все это видел своими глазами, все пережил.

Иван Иванович до сих пор участвует во всех городских военно-патриотических мероприятиях, живо откликается на встречи с молодым поколением, много читает, продолжает писать мемуары и статьи для нашей газеты “Кузнецкий рабочий”. Вот один из его материалов, навеянный встречей 75-летнего юбилея Победы в Великой Отечественной войне.

Шел третий год войны. Ленинградский фронт, где мне было предназначено защищать Родину от немецко-фашистских захватчиков, в кровопролитных боях оборонял Северную столицу, участвовал в прорыве блокады, а потом полного ее снятия с города. И вот наша 6-я гвардейская бригада тяжелых реактивных снарядов в составе боевых соединений фронта, освободив от фашистской оккупации почти всю территорию Ленинградской области, должна была завершить боевую операцию со взятием Пскова.

Последний залп нашей батареи под моим командованием был произведен около деревни Стремутка, находившейся в непосредственной близости к городу. Когда улетели последние ракеты в сторону противника, личный состав (боевые расчеты) сразу же был убран с огневой позиции, чтобы уберечь людей от гибели, поскольку немцы сразу же обрушивали огонь артиллерии и минометов, налетали армадой самолетов, чтобы разнести в пепел и дым наши позиции с “катюшами” — грозным оружием, наносившим им громадный урон. Когда огневая баталия закончилась и на передовой поутихло, я и шофер Сысоев сели в батарейную “полуторку” и поехали на огневые позиции за людьми, оставленными для охраны пусковых установок, надежно укрытых от любого поражения.

Вечерело. Подъезжая к березовой роще, мы услышали нарастающий гул самолетов и сразу же одиночный свист бомбы, от взрыва которой здорово тряхнуло нашу машину. Водитель резко газанул, машина вздрогнула и заглохла. Сысоев открыл дверцу, взглянул вверх, мгновенно выпорхнул из кабины, как перепуганная птица, и рванул под откос дороги. Я, услышав свист очередной бомбы, тоже выскочил из машины и ринулся в воронку только что разорвавшейся бомбы. Поблизости тут же взорвалась еще одна бомба, и меня засыпало землей и щебнем по плечи. Придя в сознание от удара, я глянул в небо, над рощицей летела целая эскадрилья “Юнкерсов”, звеньями на небольшой высоте. Самолеты, отбомбив лесной массив, скрылись. Когда все стихло, я сделал попытку выбраться из воронки, издающей противный запах взрывных газов. Сразу не получилось. В чугунной голове стоял сильный шум, казалось, что она распухает. Чувствую, сознание покидает меня. Непослушными руками начал разгребать вокруг себя комья земли с булыжниками, тороплюсь, как бы совсем не сникнуть. Собрав силы и волю в единый кулак, выполз из воронки. Хотел встать, не могу — левая нога да и весь левый бок онемели. Ползком добрался до машины, кричу Сысоева. Вскоре он появился, помог мне забраться в кабину и все приговаривал: “Ну, товарищ лейтенант, после такого ада и остаться в живых! А, товарищ лейтенант? Не иначе, кто-то из нас родился под счастливой звездой. Так что долго проживем!”

Его слова оказались пророческими. Наша машина вся была изрешечена осколками, стекла выбиты, но завелась сразу. Когда поехали, хоть голова и соображала слабо, но у меня появились сомнения, говорю шоферу: “Немцы, что ли, совсем очумели? Чтобы разбомбить одну машину, бросили столько самолетов!” Разгадка случившегося появилась сразу же. Подъезжая к лесу, мы увидели множество факелов горящих деревьев и танков — наших тридцатьчетверок, замаскированных среди берез, сосредоточенных на рубеже предстоящего наступления на Псков. Я еще раз убедился, как четко и точно работает немецкая разведка. Для меня тот налет с бомбежкой не остался без последствий. Как только я прибыл в расположение нашего дивизиона, командование сразу же решило отправить меня в госпиталь: левая нога не действовала, было подозрение, что перебита кость, голова контужена, один глаз почти не видит, ощущение такое, что в него насыпали порошок жгучего перца. В госпиталь ехать я отказался. Знал, что, сколько моих друзей-однополчан туда после ранения ни отправляли, никто в часть не возвращался. Мне очень не хотелось уходить из нашей дружной фронтовой семьи кровных братьев, воевали мы сплоченно, жили душа в душу, да и конец войны уже чувствовали своими юными сердцами.

Целый месяц я находился на излечении в нашем походном бригадном госпитале. Командир бригады, видя мое состояние и нежелание покинуть подразделение, облегчил мою участь и поручил быть связным со штабом 14-й армии, которому мы подчинялись. Я хоть и на костылях, но исправно выполнял эту обязанность. “Выздоровев”, я вернулся на батарею, и фронтовая жизнь потекла в том же русле. Как только мы освободили Ленинград и всю область от блокады, нас сразу перебросили в Финляндию, откуда была угроза новой блокады. После успешной операции по разгрому немецких и финских войск и капитуляции Финляндии нашу бригаду перебросили на другой фронт — 1-й Белорусский, в составе которого мы и закончили свой боевой путь. Сначала участвовали в освобождении Польши, затем вступили в Германию и штурмовали Берлин. Фашистская Германия капитулировала, и на весь мир прозвучало слово: “Победа!”

Демобилизовавшись, вернулся домой, в свой родной Сталинск, и сразу попал в водоворот послевоенной жизни города. Отработал 15 лет на КМК, 18 лет на ЗСМК, два года строил и пускал в Индии Бхилайский металлургический завод, три года провел в Алжире на Эльхаджарском металлургическом заводе в качестве специалиста. Еще не выйдя на пенсию, почувствовал в своем организме эхо прошедшей войны. Та разорвавшаяся рядом бомба и еще полдюжины случаев, когда был в шаге от смерти, находясь в адских условиях прошедшей войны.

Нынешний год ожидал с радостным предчувствием 75-летия Великой Победы. Как вдруг в планы опять вмешалась война: напомнила о себе болью в ноге, которая перестала слушаться, почти оглох на оба уха, резко ухудшилось зрение — левый глаз ослеп, правый помутнел. Оказался в полной изоляции от мира, да обрушился на нашу грешную землю коронавирус. Чувствую, угасают во мне душевные и физические силы. Но наступивший праздник изменил мое состояние, поднял настроение до небес. Триумфом стал юбилейный подарок, который преподнес мне глава города Сергей Николаевич Кузнецов.

Такого события в моей жизни не было никогда. 9 Мая Сергей Николаевич в сопровождении духового оркестра, в окружении артистов самодеятельных коллективов города, подкатил к моему дому на знаменитой прославленной… “катюше”, подобной ракетной установке, с которой мне пришлось воевать. Низко мне поклонился и отдал рапорт, возвыся меня до звания полковника. Я настолько был взволнован, что только и мог шевелить губами, не произнеся не слова. Когда прошла эйфория, понял, что глава города в моем лице кланялся всем ветеранам Великой Отечественной войны и благодарил их за Победу.

Второй подарок я получил от администрации Новокузнецка и его жителей. Мне было присвоено звание Почетного гражданина города.

Благодаря стараниям начальника Департамента соцслужбы Татьяны Николаевны Куриловой, офтальмолога Анны Дмитриевны Чернышевой и врача Виталины Олеговны Афанасьевой ко мне вернулось зрение и здоровье. Пусть одним глазом, но я вижу, лучше слышу и уверенно хожу. Всем сердечная благодарность! Я воспрянул духом. Спасибо всем!

И.И. Рогинцев.

И еще одна радостная весть для Ивана Ивановича. В Кемерове готовятся к переизданию его книги “Ленинград — Берлин” и “Возвращение домой”, а ему решением правления Кемеровского областного Союза писателей за достижение в прозе и поэзии, многолетнюю общественно-просветительскую работу присвоено звание почетного члена Союза писателей Кузбасса с вручением удостоверения № 1 и нагрудного знака Союза писателей России.

Поздравляем и желаем творческого и жизненного долголетия!

Ольга Волкова. Александр Бокин (фото) Общество 04 Сен 2020 года 100 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *