Общество

Первый сибирский небоскрёб

068_10_2012.jpg Одиннадцатиэтажка на Театральной площади давно и заслуженно стала одним из символов нашего города. Построенная в середине 50-х — начале 60-х и напоминающая по архитектуре американские небоскрёбы 1920-х годов в стиле упрощённого арт-деко, она сразу получила в народе гордое прозвище первого в Сибири небоскрёба.

И действительно, она стала первым не только в Кузбассе, но и, возможно, в Сибири, гражданским зданием, перешагнувшим десятиэтажный рубеж. К моменту её постройки таких высоких домов башенного типа не было ни в Новосибирске, ни в Красноярске, ни в любом крупном городе за Уралом. Хотя, конечно, никакой это не небоскрёб, и высота тут ни при чём — небоскрёбы изначально строились металлокаркасными, а 11-этажка общежития целиком кирпичная и оштукатуренная.

Штукатурка, надо сказать, очень прочная — за полвека ремонта не потребовала. Кстати, строго говоря, у здания есть и 12-й служебный получердачный этаж, но он скрыт под крышей и имеет окна только на сторону двора. Впервые в Сталинске заговорили о высотном здании (термин “небоскрёбы” тогда считался идеологически чуждым) одновременно с закладкой легендарных семи высоток Москвы - сразу после войны.

В 1948 году в книге “Сталинск” было обещано на будущей Центральной площади возвести по проекту архитектора Г.А. Градова 14-этажную гостиницу, что должна была по задумке зодчих, господствовать над всем близлежащим районом и стать главной в ряду 12-этажных высоток, нанизанных на проспект Молотова (ныне Металлургов) — для её сопровождения пообещали поставить у пересечения проспекта Молотова с Абой две жилые 12-этажки, ещё одну — на месте нынешнего четвёртого корпуса Новокузнецкого института КемГУ — бывшей гостиницы “Металлург”. А вот место для высотки было предопределено ещё в конце 30-х, когда с отказом от конструктивизма, Советская власть призвала зодчих повсеместно закрыть “неприглядные торцы маевских домов-коробок” парадными зданиями по периметру улиц. И первым делом в Сталинске был разработан эскиз “прикрытия” как раз для угла улицы Кирова и проспекта Молотова.

Закрыть от посторонних глаз надлежало два пятиэтажных дома-коммуны с двухэтажным переходом, фабрикой-кухней и универмагом. Произведения, между прочим, всемирно известных архитекторов - братьев Весниных.

068_11_2012.jpgВзгляните на фотографию: как раз на месте нынешней высотки — неясные контуры Г-образного здания явно повышенной этажности с намёком на угловую башню, правда невысокую. Реализация же проекта “прикрытия торцов” началась уже после войны. Его мастерски вы-полнил московский зодчий Георгий Градов, создавший весь комплекс зданий средней правой части проспекта Молотова от Театральной площади до Школьной улицы и часть Школьной от Молотова до Спартака. И высотку на Центральной, как её тогда хотели назвать, площади он замыслил не иначе как апофеоз этого парадного квартала, логическое завершение не только ансамбля, но и своей творческой деятельности в нашем городе.

Проект высотки был прекрасен: стройное, с массой “архитектурных излишеств” здание предполагалось увенчать шпилем со звездой из золотистой нержавейки.

Один из вариантов высотки вы можете увидеть на градовском проекте… Школьной улицы — в силу своей высоты 14-этажка была призвана участвовать в формировании облика не только Центральной площади, но и окрестных улиц. Нетрудно заметить, что к 14 “плановым” этажам Градов в последнем варианте добавил ещё один стандартный этаж и ещё один — с панорамными круглыми окнами, видимо, ресторан, а венчал 50-метровое здание 15-метровым шпилем с шестиметровой фигурой. Итого, высота здания составила бы свыше 70 метров! И это уже действительно небоскрёб без кавычек.

Достаточно сказать, что высота, скажем, построенной в 2003 году 17-этажки “Изумрудного города” на Левом берегу с учётом её башенки со шпилем составила 68,4 метра, что делало её самым высоким тогда в Кузбассе небоскрёбом, вплоть до постройки уже в наши дни 25-этажек. То есть уже 60 лет назад наш город мог бы иметь настоящую доминанту, до которой он “дорос” только в начале XXI века!

068_12_2012.jpg  О том, что этот замысел был вполне реальным, говорит то, что в соседнем совсем уж нестоличном Прокопьевске в это же время вполне успешно возвели красивейшие семиэтажные башни со шпилями на Театральной площади и восьмиэтажную башню гостиницы, а в Кемерове утвердили проект обкома партии с башней со шпилем высотой в те же самые 71 метр. Но, увы, судьба здания сложилась иначе: Подготовку котлована под строительство небоскреба начали летом 1952 года, а через год заложили фундамент.

По ходу строительства сносились последние лачуги деревни Бессоново у стройплощадки, а 25 июня 1962 года городская газета опубликовала объявление - владельцев погребов в районе строительства драмтеатра попросили до 5 июля эти погреба освободить — они подлежали засыпке — облагораживалась окружающая территория. Но строили небоскрёб крайне медленно и… дождались — грянул злосчастный указ Хрущёва 1957 года об устранении излишеств в архитектуре. Тем зданиям, которые были уже хотя бы наполовину возведены, повезло — их достроили-таки по первоначальным сталинским проектам, например, драмтеатр.

А вот высотку “обломили” в прямом смысле слова - укоротили в этажах и понизили в статусе: в 1962 году вместо роскошной гостиницы была сдана общага, лишённая нескольких по-следних этажей и шпиля. К счастью, удалось отстоять 11-й этаж, равный по высоте двум, - там разместились мастерские художников, окружённые вкруговую 24-мя огромными окнами.

Тогда же родился ещё один, к счастью, нереализованный проект завершения этого здания — весьма модернистского толка с широкими галереями на крыше. Несуразность его особенно бросалась в глаза в сравнении с формировавшимся ансамблем Театральной площади, высотной доминантой которой призвана была стать гостиница (сам театр был торжественно открыт полгода спустя после сдачи “небоскрёба” — 7 января 1963 года). Но даже в урезанном виде здание украсило город — высотная часть выходит своими 77 окнами на площадь, слева — пятиэтажное крыло, а справа — шестиэтажное. Первые равные ему по высоте дома — две жилые панельные 12-этажки — были возведены в Новокузнецке лишь через десяток лет — к 1 мая 1971 года в 67-м квартале. За полвека эксплуатации здания как общежития внутри оно, конечно, пришло в запущенное состояние — что ни говори, а не своё - оно и есть не своё: состоятельный-то человек не будет особо печься о временном жилище, а чего уж говорить об общежитском контингенте. Поскольку башню слили воедино с шестиэтажным корпусом, явно недостаточно оказалось одного-единственного лифта. Поэтому альтернатива ему — лестница в 242 ступени — используется часто. Весь первый этаж комплекса сразу же был отдан под соцкультбыт — до 1985 года народ толкался здесь в “Юном технике”, а в молочном кафе студенты из СМИ после лекций могли по дешёвке угостить студенток мороженым по 22 копейки за 100 граммов. За последние 20 лет состав заведений уже несколько раз обновился, а парадный вход с площади был и вовсе ликвидирован — потребовались торговые площади. Ещё одна особенность этого здания — по парапету его шестиэтажного корпуса появилась первая и единственная в городе бегущая строка — к 9 мая 1976 года её соорудило Центральное конструкторское бюро информационной техники — постарались регулировщики Олег Зырянов и Александр Мандельбойм. Длина строки — 49 метров.

Горели на ней 13,5 тысячи трёхцветных электролампочек на 50 тысячах транзисторов. Со скоростью от 100 до 350 знаков в минуту перед горожанами и гостями города четверть века проносилась реклама — из века всеобщего дефицита в век перепроизводства.

К началу 2000-х её демонтировали — рекламным дельцам, видимо, показалось куда сподручнее расставить по Театральной площади дюжину рекламных щитов и нагромоздить экран на библиотеку-чернильницу Дворца культуры и техники КМК напротив высотки. Разумеется, на лучшей в городе — Театральной — площади давно пора бы навести порядок и, в частности, вернуть этому зданию первоначальное назначение. А именно: провести глубокую реконструкцию легендарного небоскрёба в приличную гостиницу, а может, и реализовать хотя бы частично изначальный проект, надстроив пару этажей (пусть даже декоративных) и высокий шпиль.

Ведь сделали нечто подобное в 2004 году со зданием бывшей горкассы, замыкающим проспект Металлургов. А в Челябинске надстроили на несколько этажей и шпилем в стиле первоначального сталинского проекта высотку госуниверситета, также “срезанную” по указу Хрущёва об устранении излишеств. Думается, грядущее 400-летие города предоставляет нам возможность предложить это.
Вячеслав Паничкин Общество 14 Июн 2012 года 6133 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.