Общество

Мы сами творим свою судьбу

В 2019 году Счетная палата РФ озаботилась проблемой сокращения количества детских садов, сельских и городских школ. Как заявила аудитор Счётной палаты Светлана Орлова, за годы оптимизации системы образования число сельских школ в России с 2001 года сократилось почти вдвое, а городских — на четверть: детских садов — с 51 до 48 тысяч, сельских школ — с 46 до 24 х тысяч, городских — с 24-х до 18 тысяч единиц. По другим, мною найденным данным (мониторинговая система Минпросвещения), на 2019 — 2020 учебный год имелось: детских садов — 35707, школ — 40823.
В противовес сокращению объектов социального значения резкими темпами растет количество религиозных организаций, пожалуй, единственное, что отличается «ударными» темпами роста у нас в стране. На конец 2018 года религиозных организаций в России имеется: у РПЦ — 18550 (на 2019 год — 21849 храмов), а всего — 30896.
Надо специально оговорить, что почти 40 тысяч храмов, которые относятся к РПЦ, находятся не только в России, но и в других странах. Таким образом, выдвинутый в Интернете тезис о том, что в 2021 году количество церквей и храмов превзошло количество школ в России, пока не совсем соответствует действительности. Как дальше будет, покажет история.
Тем не менее, учитывая тенденцию сокращения количества школ и детских садов с одной стороны и роста количества религиозных организаций — с другой, в ближайшие годы религиозные показатели сравняются со «светскими показателями», а то и вовсе сроднятся. Ну а что! Мест для отправления религиозных культов становится больше, а количество школ меньше. Уровень образования падает. Религиозности (в основном показной) всё больше, а знаний всё меньше. Хочется спросить: к чему придем в итоге?
Практически половину своей жизни я потратил на борьбу с клерикализмом и креационизмом, выступал и продолжаю выступать в печати и в Интернете против засилия церкви и религии (теологии) в науке и образовательном процессе. По мере своих скромных сил и возможностей пишу просветительские статьи на историческую и околоисторическую темы. При этом я не отождествляю веру с религией. Вера — это сугубо личное, интимное чувство, о котором не кричат во всеуслышание и не рассказывают на каждом углу. Религия — обрядовая сторона веры, внешнее её проявление через атрибутику, идеологию и прочие институты общества.
В Конституции у нас сказано: Россия — светское государство, соответственно, и образование должно быть светским. К сожалению, Конституция у нас что дышло — куда повернул, туда и вышло.
Советский Союз в своё время совершил подлинный культурный прорыв в образовании — разорвал связь учебных заведений с религией. Богословие стало занятием сугубо священников. Пускай бы они своим делом и впредь занимались. Однако нет. Церковникам, видимо не без благословения высшего руководства страны, показалось этого мало: помимо имеющихся у них диссертационных советов по богословию, они решили ввести новую научную дисциплину — теология (шифр специальности ВАК 26.00.01), до этого они уже внедряли кафедры одноименной дисциплины в вузах, а в школах ввели преподавание «основ религиозных культур и светской этики». В научном сообществе даже появилась шутка: «Как происходит распад урана?» — «На всё воля божья». — «Садись, пять!» Смешно. Но отчего-то плакать хочется? То, что опередило своё время и могло бы считаться советско-российским достижением, кануло в Лету.
Впрочем, ничего удивительного нет. Когда в обществе потеряны прежние ценностные ориентиры, нет государственной идеологии, что-то приходит взамен. Как говорится, свято место пусто не бывает: власть принялась насаждать религию. Зачем утруждать себя проблемами политики образования и воспитания молодежи, когда можно пустить всё на самотёк! Пиво и шприц в обе руки — и пускай молодежь выживает, стадом проще управлять. Как не хотелось повторять трюизм, но придется: необразованной толпой легче манипулировать, она заранее знает, в каком месте ставить галочку на муниципальных или государственных выборах.
Спрашивается, если мы хотим быть конкурентоспособными как нация, нам нужно готовить высококлассных специалистов, высокообразованных и ориентированных на поиск новых знаний молодых людей. А что мы имеем на выходе? Внедряем болонскую систему обучения, разрушаем то позитивное, что осталось от прежнего советского образования занимаемся голословием и заставляем ученых работать по непонятно каким стандартам. Параллельно растет количество храмов и церквей, люди перестают верить науке и ударяются в религиозный маразм. Может быть, и вправду разрушением образовательного и научного процесса в России занимаются целенаправленно люди с самых высоких постов государства? Ведь недаром министр образования и науки Ливанов ставил целью превращение России в сырьевое государство, всё должны изобретать на Западе, а у нас в стране должны готовить функционеров по обслуживанию готовых производств, да и мы еще должны закупать эти технологии: купил — обучил, купил — обучил, и так до бесконечности. Ливанов — всего лишь пешка в чьей-то политической игре, инструмент по проведению нужных реформ в России. Не он первый, не он последний и не он один. Найдутся люди, которые продолжат не им начатое дело.
И тут невольно возникает мысль: имеет ли смысл бороться с антинаучной и антиобразовательной политикой, если всё решено на самом высоком уровне? Я думаю, что только общественность, сознательное и хотя бы немного активное общество, может выступить единым фронтом и попытаться что-то изменить в происходящих по всей стране упаднических процессах.
В процесс деградации образования и научно-образовательного процесса вносит свою лепту и внедрение религии в школу и прочие учебные заведения. Например, у американцев существует довольно сильное лобби по продавливанию креационизма в школе. К счастью, на североамериканском континенте пока не удается отказаться от изучения дарвиновской теории эволюции в пользу теории божественного происхождения человека. Но то, что сработает в одном месте, неизбежно сработает и в другом. Тем более что в России появляются учебники по биологии, где соседствуют две версии происхождения человека — божественная и эволюционная.
Конечно, можно окроплять ракеты святой водой, а они продолжат ломаться при взлете, можно освящать больницы, а люди продолжат умирать от низкой профессиональной подготовки медперсонала, от его недосмотра и вообще от его нехватки. Да только дом из ничего не построится, сами по себе новые вакцины от коронавируса и от прочих болезней не появятся. По молитве пожары не потушатся, больные не излечатся. Почему общество и правительство этого не понимают? Осталось вернуться к изучению божьего закона в школах, надеть шкуры и уйти от цивилизации, только потом не надо говорить, что врачи не лечат, скорая помощь долго едет, учителя не учат, а выпускники школ не знают количества букв в русском алфавите. Мы сами творим свою судьбу и отвечаем за происходящее?
Лев Агни.
От редакции. Когда мы решали, публиковать ли этот текст, мы понимали, что он может не понравиться части наших читателей, не разделяющих эту точку зрения. Уверены, что чувства верующих мнение нашего постоянного автора ни в коей мере не оскорбляет, а, напротив, мотивирует к продолжению разговора и обсуждению проблемы тесной взаимосвязи образования и религии. Желающие высказаться — пишите!

Лев Агни Общество 01 Июн 2022 года 21 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.