Общество

Куда идёшь, человек?

Мир так просто и в то же время так сложно устроен, что удивляешься этой двоякости. В принципе, если в основе зарождения жизни на Земле находится вода, и жизнь развилась из самого простого микроорганизма, то какие-то базовые принципы должны укладываться в простые схемы, которые стали порождать многообразные и более сложные её формы на Земле. И один такой принцип — это принятие — отдача. Например, многие растения получают солнечный свет и выделяют кислород, дождевые черви питаются перегноем и выделяют удобрение, человек тоже выделяет удобрение, но говорят, что человеческие «отходы» уже становятся ядовитыми, как и отходы его домашних питомцев — в результате особых химических соединений, которые попадают в наши организмы вместе с пищей. В целом, в природе-биосфере путем принципа принятия — отдачи происходит постоянное перераспределение атомов и молекул. Например, моча по стокам попадает в реки и моря, вода испаряется, затем в виде дождя снова попадает на землю и в водоемы. Только теперь с той лишь оговоркой, что реки пропитаны медикаментами: люди принимают слишком много лекарств. Последствия загрязнения рек сказываются и на рыбах.
В науке имеется термин «антропосфера», так принято называть зону деятельности человека. Границы между антропосферой и естественной средой обитания становятся всё более жесткими, а одноименные системы всё более жестко противостоящими друг другу. И человек сейчас пользуется «запасом прочности» природы. Да, он наконец-то смог вдоволь накормить себя, но природа не успевает приспосабливаться под человека, не успевает перерабатывать отходы его жизнедеятельности. Человек с помощью ума достиг апогея жизненного развития — ни одно существо не может оперировать тем, что может человек, например, посылать в космос спутники. Но он на бешеной скорости куда-то бежит, а природа не поспевает за ним, да и сам человек часто не задумывается о своей гонке за благами, за властью и деньгами, над тем, какие ожидаются последствия по итогам очередного забега. Сможет ли человек повернуть свой ум-разум в сторону анализа своих действий, направить реальную часть усилий на предотвращение того, что наносит урон экологии и ему самому от его же действий, потому что он часть этой самой природы и биосферы? Мир в последние 100 — 150 лет стал подлинно глобальным. Вирус разносится по всему миру не за месяцы, как раньше, а за дни и недели. И сможет ли человек проявить полное интеллектуальное величие, направляя «усилия» природы на адаптацию биологического начала в человеке под социально-культурное начало? Вот над этими вопросами стоит серьезно задуматься.
Как было сказано, существует два мира и две системы: природа и человек. Человек зависит от природы, он еще не робот, чтобы жить и получать питание вне растительности и вне всего прочего. Так что сломается в первую очередь человеческая система (как говорится, чем сложнее система, тем легче её разрушить), а природа получит удар, но сможет восстановиться, человек — всего лишь часть её.
Стоит отметить, что первый шаг человеком всё-таки сделан, причем сравнительно давно: он осознает важность переработки и утилизации своих отходов, восстановления разрушенных земель, проблемы таяния ледников, изменение климата. Однако сделает ли он второй шаг — начнет ли прикладывать усилия в деле «помощи» природе по сближению биологического с социальным началом, олицетворением которого он сам и стал? Вопрос, который пока остается без ответа…
Я часто задумываюсь над историей человечества в контексте происхождения жизни на Земле, происхождения человека и самой цивилизации. Вот уже не первый год я работаю над вопросами происхождения цивилизации и над количеством присущих ей признаков. Разбирая археологический материал (думаю, моих знаний в этой области в какой-то мере хватает, чтобы самостоятельно анализировать данные), я пришел к выводу, что как только зарождается цивилизация, общество уже становится обществом потребления. То, что сейчас называют обществом потребления, правильно называть обществом сверхпотребления, потому что человека заставляют покупать то, что в принципе ему особо не нужно, что еще не сломалось и не устарело, соответственно, такого продукта следует больше производить. В итоге, становится больше бытовых и производственных отходов.
Сам я такого склада, что пользуюсь вещами, пока они не придут в полную негодность: покупаю новые вещи про запас, но буду донашивать старые, пока не порвутся. Одежду сейчас шьют низкого качества, от частой стирки она теряет первозданную свежесть, нитки истончаются и рвутся. Производителям выгодно поставлять на рынки товары из дешевого низкокачественного сырья — покупатель быстрее их разбирает (конечно, если вещь не совсем уж плохая), быстрее придет за обновлением товара.
У брендовых товаров немного другая ситуация. Брендовые вещи могут позволить купить себе обеспеченные и состоятельные люди, и зачастую эти вещи не донашиваются либо вовсе никогда не используются. Покупателя (особенно женский пол) через психологию в маркетинге приучают приобретать ненужные или новые вещи, которые оказываются в моде или в каком-то тренде. То же касается бытовой и цифровой техники.
С обратной стороны, как историк, я знаю, что мода циклична — то, что в моде сейчас, с большой долей вероятности станет снова в моде через 20 — 30 лет. С учетом всё ускоряющегося потока информации, желания увеличить в бизнесе прибыли, обновление модных трендов может происходить в более короткие сроки, нежели ранее?
Как-то, еще будучи студентом, занимаясь французской исторической «Школой Анналов», я вычитал у Фернана Броделя интересный тезис, скорее даже подмеченную закономерность: роскошь богатых — некоторое подобие будущего, ведь с ростом спроса и предложения товара становится больше, а значит, он дешевеет, что неминуемо приводит к массовому потреблению, от чего товар не может считаться роскошью. Иными словами, бизнесу выгодно производить дешевый товар в массовом количестве. В жизни я наблюдал этот процесс, когда сотовые телефоны могли позволить себе купить единицы, а в «нулевые» годы практически каждый ими пользовался. Маленький компактный телефон — удобная и практичная вещь, но производителям выгодно всё чаще и чаще выпускать новые модели, которые мало чем отличаются от прежних. И каждая такая модель для покупателя будет ассоциироваться с новым, с тем, чего нет у остальных, а остальным тоже надо приобретать более новую модель, чтобы соответствовать некоему социально-экономическому стандарту, который находится в голове человека, в его психологии, что он может тоже позволить иметь себе эту плоскую дощечку с сенсорным экраном, даже несмотря на то, что эта дощечка ему в принципе не нужна и эта покупка самым серьезным образом отразится на его семейном бюджете. Вот это и есть наглядный пример общества сверхпотребления.
Анализируя историю человечества, я склонен замечать не столько новые процессы и явления, сколько новые формы проявления психологии и поведения человека. Многие явления могли проявляться, скажем так, путем интуитивного поиска и не в таком массовом количестве, как сейчас, когда психология человека сравнительно хорошо изучена, а технология навязывания тех или иных трендов отработана. В глобальном мире дело остается за малым — за выбором продукции, за механизмами распространения по стране и миру.

Лев Агни Общество 03 Июн 2022 года 43 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.