Общество

Кто поможет дяде Жене ?

Евгений Семенович стал жильцом этого дома месяца полтора назад, когда грянули трескучие морозы и трубы теплотрассы у гаража уже его не согревали. Он бы совсем замерз, если бы не обитатели пятого этажа дома № 18 на улице Чекалина.

029_09_2016.jpgКогда-то этот дом в Кузнецком районе построил для себя как административное здание трест “Новокузнецкстрой”. Мощная организация, занимавшаяся в городе возведением промышленных и социально-культурных объектов. При строительстве не скупились: добротные лестничные марши, широкие холлы, просторные кабинеты с высокими потолками. Здание и внешне имело презентабельный вид, именно на него прикрепили мемориальную доску в память о молодом партизане-разведчике Александре Чекалине, погибшим от рук фашистов в первый год войны, именем которого была названа эта улица.

В 90-е трест НКС приватизировали, помаленьку он стал распадаться, теперь от него осталось только это здание, ставшее прибежищем многочисленных предприятий и офисов.

В те же 90-е предприимчивые люди выкупили пятый этаж, запасная лестница стала подъездом с выходом во двор. На этаже сделали ремонт, нежилые помещения превратили в жилые и продали комнаты с общими “удобствами” в коридоре. Из-за невысокой стоимости жилье быстро нашло своих покупателей, и народ зажил эдаким общежитием. Хозяева комнат часто менялись, контингент, прямо скажем, был не из приверженцев порядка и чистоты. Общая жилплощадь постепенно приходила в негодность. На 14 квартир осталось два туалета, один душ, да и ими пользоваться было проблематично, так как часто не было воды. Трубопровод с водой почему-то пустили через подъезд, и он зимой постоянно перемерзал и лопался. Обитатели пятого этажа быстро приноровились: горячую воду начали брать из батарей в отопительный сезон, в остальное время носят воду из колонки от объездной дороги.

Пятый этаж Чекалина, 18, пользуется дурной репутацией. То наркоманы обоснуются в пустующих комнатах, оставив после себя кучу шприцов, то кто-то оргии с нанесением на стены и двери устрашающих знаков устроит, то за закрытой дверью был обнаружен труп неизвестной девушки… Больше всего от этого безобразия страдали, конечно, постоянные жильцы. Полиция наведывается сюда часто и допрашивает их первыми. Сейчас здесь занято 11 комнат (включая ту, куда поместили дядю Женю, как все называют приютившегося бомжа), живет в них 21 человек. У каждого своя жизненная история, чаще всего печальная. Например, тридцатилетний инвалид Андрей — круглый сирота. После службы в армии случайно попал в автокатастрофу. Неудачная операция практически обездвижила его. Квартиру родителей пришлось продать за кредитные долги, денег осталось только на эту небольшую комнату, на стене которой в память о былой жизни висит цветной портрет, где красивый Андрей в армейской форме счастливо улыбается.

За другой дверью можно слышать то пьяный смех, но чаще рыдания. Молодая еще женщина горюет о любимом пропавшем сыне. Накануне своего 18-летия парень неожиданно исчез. Прошло несколько лет поисков, и никаких следов.

В одной из комнат приходится тесниться молодой маме Марине с тремя детьми. Заехала сюда недавно. Семейные обстоятельства. Временные, так она считает. Марине можно верить. Она вырвется из этой “общаги”. Энергичная, активная, деловая Марина настоящая палочка-выручалочка для обитателей пятого этажа. Она, несмотря на возраст, тут признанный командир: быстро установила дежурство “по чистоте” общих мест, установила график банных дней, одним замечанием умеет приструнить разгулявшихся не по делу жильцов. Пытается разобраться и с проблемами запущенной коммуналки. Как ни странно, в квитанциях за услуги ЖКХ у всех прописаны долги за холодную воду, которой нет, и суммы немалые. Да и других вопросов по благоустройству хватает.

Именно Марина принимает самое деятельное участие в судьбе Евгения Алексеевича Семенова. “Мы его принесли сюда буквально умирающего от холода, — рассказывает она. — Мужчины помыли дядю Женю, переодели в чистую одежду, которую собрали по комнатам, накормили горячим супом. Сотни людей каждый день шли мимо него, замерзающего на снегу, и никто не помог, а такие же, в общем-то, обездоленные, как и он, посочувствовали. Написала о дяде Жене в Интернете, сочувствующие откликнулись, принесли одежду, продукты, чай, книги. Он очень любит читать”.

Евгений Семенов приехал в Новокузнецк из Заринска Алтайского края. Там он 25 лет работал на коксохимическом заводе бригадиром слесарей. Ушел на пенсию. В 2002 случился инсульт, пришлось продать свой дом, сил содержать его и работать в огороде не было. Дом был хороший, в Новокузнецке сразу купил двухкомнатную квартиру на улице Ленина, 46. Вскоре риелтор какой-то фирмы (не помнит какой) предложил поменять эту квартиру с первого этажа на другую на улице Народной. “Привез меня туда, — вспоминает Евгений Алексеевич, - квартира мне понравилась. Подписал бумаги на обмен. И лопухнулся. Оказывается, подписанные документы были на продажу”. Денег, конечно, не дали, отправили в бараки на 6-м километре. Там бомжи меня окончательно обобрали да еще побили. Так с 2003 года живу где придется: летом в кустах, зимой в теплотрассах и, если повезет, в общагах при церквях. Той риелторской фирмы я так и не нашел. Благо паспорт у меня в целости, по нему и получаю пенсию”.

Вот такие истории. Евгений Семенов за прошедшие полтора месяца, как его приютили на Чекалина, 18, ожил, поправился, порозовел. Рад жизни на брошенном на пол матрасе, горячей еде на табуретке вместо стола. Кровать или диван — это уже мечта. Главное — он с людьми, и относятся они к нему по-доброму, и еще книги несут. Читает запоем. А несбыточная мечта, но очень желанная для него, — оформление в какое-нибудь казенное учреждение для инвалидов. “Пенсия у меня хорошая, — хвалится он, — заработал. Вот бы кто помог мне”.

Александр Бокин (фото)

Ольга Волкова Общество 20 Мар 2016 года 2054 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *