Общество

Как я болел коронавирусом

Поздравьте: тест на антитела к коронавирусу (SARS-Cov2) взятой у меня крови показал положительный результат. То есть антитела в крови есть. И болезнь, которой я перемучился в начале ноября, как раз и была тем самым COVID-19, который с начала года кошмарит и нашу страну, и весь мир. Можно больше не бояться (в ближайшие месяцы, по меньшей мере) заново заболеть этой ковидной заразой. Говорят, что повторное заражение возможно, но весьма маловероятно и к летальному исходу привести не должно, во всяком случае.

На прошлой неделе посмотрел телесюжет с женщиной-кинопродюсером из Москвы, которая рассказала, что намеренно заразила себя ковидом, поскольку “устала существовать” в постоянном страхе, в ограничениях и без возможности нормально общаться, спокойно, как прежде, жить. И уже в состоянии болезни, с температурой, дистанционно давала интервью.

Не советую никому повторять ее опыт (лучше уж, наверное, дождаться массовой вакцинации). Но я эту даму очень даже понимаю, поскольку сам с начала марта скрупулезно придерживался ограничений и запретов, по семь раз на день дезинфицировал руки и промывал носоглотку, старался ни к кому не подходить близко, при вынужденном контакте с другими всегда пользовался маской, даже в том случае, когда никто этого не требовал… Жить в постоянном психологическом напряжении, конечно, тяжеловато.

И все же мне все эти строгости не помогли. В конце октября “схватил вирусок”.

Как это началось? Почувствовал повышение температуры, головную боль, першение в горле. Похоже на ОРВИ или на грипп, но без соплей и с нечастым кашлем. Сначала было выше 37 градусов, затем 38-38,5. Потом температура опять упала и снова выросла. В течение недели она, как “на качелях”, то возрастала, то спадала, на второй неделе к вечеру поднималась до 37,2. Ни разу не “сбивал” температуру лекарствами, тем более что общее состояние было, скажем так, приемлемым. Терпеть можно.

Зато появились сильные боли в пояснице. Ковид, как считают медики, бьёт по самым уязвимым местам организма. Где “тонко”, туда и лезет. Потому важно еще до болезни не запускать тело, не давать вирусу шанса “пробить защиту” в уязвимых местах.

Особо опасно пускать ковид в легкие. Как говорит статистика, в 9 случаях из 10-ти к смерти пациентов приводят осложнения в виде “двусторонней полисегментарной пневмонии”. Попросту говоря, это обширное воспаление легких, как отягощающее следствие поражения организма коронавирусной инфекцией. Также вирус нередко бьёт по сердечно-сосудистой системе, и осложнения приводят к летальному исходу. Берегите сердце!

Чтобы не отправиться ненароком на тот свет, с первых дней болезни и до ее завершения я по несколько раз в день занимался дыхательной гимнастикой, разрабатывая свои легкие (да и, в общемто, продолжаю это делать до сих пор, по сложившейся привычке). То есть вдыхал полной грудью воздух, сколько влезет, и после этого пытался вдохнуть еще немножко, задерживая дыхание. По нескольку раз. До болезненных ощущений. Возможно, это помогло.

Где-то на третий день вдруг почувствовал, что у меня что-то не так с обонянием. Начали пропадать запахи. Не сразу, постепенно. Вроде бы ты еще ощущаешь запах одеколона или кипящего супа, но как-то не очень отчетливо. А взамен этого появляется такое странноватое ощущение… Попробую пояснить. Будто ты долго красил стены краской с растворителем в закрытом помещении, надышался ацетоном или уайт-спиритом, настолько, что организм перестал реагировать на запах растворителя. А потом вышел на свежий воздух, где уже ничего не пахнет — и несколько минут ощущаешь такой вот пост-ацетонный химический запах. Было такое? Тогда вам должно быть понятно, что я чувствовал.

Вскоре запахи перестали различаться вообще. Но если понюхаешь, к примеру, чеснок или стиральный порошок, то вместо привычных запахов ощущается тот же пост-ацетонный однообразный квази-запах. Видимо, пораженный вирусом мозг просто “понимает”, что запах есть, но чем именно пахнет, в это время он разобрать не в состоянии. Такое было примерно пять суток. Потом запахи мало-помалу начали возвращаться.

Вкус еды тоже немного изменился, но сладкое от соленого или горького я все же отличал. А вот жена, которая вместе со мной переносила аналогичную болезнь, вкус на несколько суток потеряла полностью. Видимо, все это очень индивидуально. Были и другие малоприятные последствия заражения. Очевидно, они у каждого свои.

Больше всего я боялся попасть в больницу. Как раз к тому времени стали известны и те проблемы, с которыми сталкиваются пациенты в Новокузнецке, да и обострилась нехватка мест в стационарах. А те, кто туда попал, жаловались, что “лечения никакого нет”, к тому же невозможно, в случае улучшения состояния, покинуть больницу и вернуться домой до получения отрицательного теста на ковид, которого “не дождешься”. Вспоминалось в те дни и известное видео из переполненного новокузнецкого “ковидного морга”, оптимизма тоже не прибавляющее.

Не рассматривал я и варианта отправиться в поликлинику, посидеть в очередях, покашливая на соседей… Вызвал врача на дом. Медик, закутанная по глаза во всё защитное, женщина, пришла ровно через сутки после вызова. Близко старалась не подходить, и это правильно. Мазок на ковид не взяла, несмотря на просьбу — видимо, это не входило в ее функции. Зато выписала направление на СКТ (спиральную компьютерную томографию) и дала рецепт на лекарства.

Выписанного врачом антибиотика приобрести не удалось по причине его полного отсутствия в Новокузнецке. Как выяснилось, в тот момент вообще никаких антибиотиков в аптеках нашего города не было. К счастью, состояние организма позволяло сохранять оптимизм, и я решил выкарабкиваться из болезни за счет внутренних резервов. Только принимал рекомендованное врачом противовирусное средство “Ингавирин” и АЦЦ от кашля, делал ингаляции с отварами трав для помощи легким. Ну и налегал на чай с малиновым вареньем, попивая регулярно минералку. На этом всё.

Что касается направления на СКТ для того, чтобы проверить, какая часть легких, возможно, поражена, оно так и осталось неиспользованным. Обзвонив на пару с супругой все располагающие техникой учреждения, выяснили, что наиболее подходящий из вариантов — запись на следующую неделю (“Гранд Медика”, ждать 8 суток, ближе по времени ничего не было). Однако через неделю стабилизировалась температура, почти прошел кашель, и без дорогостоящей и небезвредной процедуры мы решили обойтись.

К середине ноября здоровье нормализовалось полностью. На тот момент я лишь подозревал, что переболел COVID-19, но полной уверенности в диагнозе не было. С большим сомнением отношусь к результатам ПЦРтестов (мазок изо рта и носа), и, будучи больным, специально куда-то ехать, чтобы сделать такой тест, не хотел. Тесты на антитела, насколько знаю, дают значительно более точный результат. Можно было бы сделать тест “М” на антитела (с забором крови), но в момент начала болезни этот вариант никто не предложил, а после выздоровления он неактуален. Через две недели после выздоровления сдал “тест G”, считающийся наиболее объективным. Результат, как уже сказано выше, оказался положительным и подтвердил догадку: я переболел именно коронавирусом и заработал иммунитет к поразившему организм штамму заразного ковида.

Теперь я продолжаю жить обычной жизнью, значительно меньше прежнего опасаясь контактов с окружающими. Но тем не менее, продолжаю носить маску в общественных местах и, по возможности, держать дистанцию от других людей.

Ведь, с одной стороны, проще натянуть на лицо уже привычную маску, чем объяснять каждому, что ты уже не можешь сам заразиться ковидом, а также не являешься угрозой для других. Да и риск получить штраф за несоблюдение “масочного режима” сохраняется: разбираться-то в моем иммунитете никто не станет. С другой стороны, кроме COVID-19 есть немало других вирусов и бацилл, заражаться которыми пока не входит в мои планы.

В Новокузнецке, по официальным данным на 29 ноября, с начала пандемии заразилось в общей сложности 4310 человек. Летальных исходов на эту дату — 81. Выписан 2781 человек. Под медицинским наблюдением находятся 5583 жителя Новокузнецка.

Этим данным можно верить с точки зрения официальной статистики. Но, к примеру, мы с женой в эту статистику не вошли. Так же, как и многие из моих знакомых, перенесших COVID-19 без обращения в медицинские учреждения.

Думаю, реально поборовших болезнь в нашем городе на порядок больше, нежели учтено в сводках коронавирусного штаба Кузбасса. Возможно, около пяти процентов от численности населения Новокузнецка. Еще раз подчеркну, это гипотетические, очень осторожные прикидки. В реальности доля переболевших может быть как выше, так и ниже. Для выработки “коллективного иммунитета”, который позволит отказаться от ряда ограничительных мер, насколько я знаю, встречу с вирусом должно пережить около половины населения. Либо приобрести иммунитет в результате вакцинирования. Пока до этого, в любом случае, далеко.

Надеюсь, мой опыт позволит кому-то лучше подготовиться к встрече с вирусом, а кому-то и избежать этой встречи. Во всяком случае, не нужно паниковать. Человек сильнее вируса, это я вам заявляю вполне определенно.

Искренне желаю всем здоровья!

Юрий Мельников. Александр Бокин (фото). Общество 01 Дек 2020 года 201 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *