Общество

“…С любовью, Гоголевка”

В понедельник вечером несколько десятков новокузнечан прощались с Гоголевкой. “Но ведь расставаться нужно светло, а посему приглашаем всех на спектакль “Ваганты” протеатра “Крылья”, — прислала весточку руководитель (почти уже бывший) центра культурных программ и библиотечно-информационного центра “Крылья” Юлия Романова.

Протеатр, если очень коротко, — это театр, где все актеры — инвалиды. “Ваганты” — постановка по мотивам песен замечательного поэта, барда, друга, просто человека — Игоря Большева, которого с нами уже нет.

Спектакль получился веселый и поучительный одновременно. О свободе и дружбе, о добре и лжи, о любви, конечно. Потрясающие Максим Маликов и Родион Емельянов (инвалиды по зрению) так задорно пели под собственное гитарное исполнение, что местами хотелось пуститься в пляс. Обаятельная Юлия Гайденко (ДЦП) смешила всех своей ролью каверзной женушки, не брезгующей любовниками. А Сергея Крылова (колясочник), из которого вагант вышел отменный, по-моему, вообще невозможно не полюбить с первого взгляда. Без инвалидности на сцене была только Юлия Романова, которой пришлось заменить артистку Наталью Гниденко (инвалид I группы), попавшую в больницу.

060_17_2013.jpg…В актовом зале Гоголевки было тепло. Зрители, которые пришли пораньше, успели занять места за столиками с напитками (минеральной водой) и закуской (фрукты и конфеты). И когда спектакль закончился, никто не захотел уходить. Просили Родиона и Максима сыграть еще, спеть гимн “Сибирской Робинзонады” (который они и написали), читали стихи, просто говорили то, что думают.

А думали все об одном и том же: все понимали, что это не обыкновенный для Гоголевки творческий вечер. Это конец. Прощание. И пусть “управители от культуры” сколько угодно говорят о том, что ничего не изменится. Все уже давно изменилось. Прошло. Потому и уходить не хотели — чтобы зацепиться за последние минуты жизни в “той” Гоголевке.

Я, может, впервые в жизни не знаю, как объяснить словами, что именно мы потеряли. Объяснить людям, которые никогда не были в Гоголевке и не проводили вечера в здешних клубах. Возможно, что-то подобное испытывает мать, которая вдруг резко, в один миг, понимает, что дети выросли и она больше не единственная в мире защита, опора и любовь. Или брошенная женщина, которая спустя несколько дней после расставания окончательно осознает, что осталась одна. Наверное, это можно сравнить с крахом, когда разваливается семья.

Только то, что царило в Гоголевке в последние годы, мы теряем в масштабах города — как минимум. Это была среда, где совершенно разные люди развивались параллельно друг другу, где инвалиды спокойно чувствовали себя среди обычных людей и могли их чему-то научить. Это было уникальное культурное пространство, в котором удивительным образом интегрировались интересы, творчество и дружба.

Такая атмосфера не появляется сама собой. Она не зависит от местонахождения и даже от названия учреждения… Ее создали люди! Увлеченные, убежденные, идейные. Профессионалы. И я говорю не только о директоре Гоголевки Вере Скаленчук (хотя это именно она собрала коллектив, который сделал нашу библиотеку известной на всю страну). Я говорю и о Наталье Поздняковой, заместителе директора Гоголевки, чей опыт нельзя измерить никакими величинами. Кстати, это именно она (в соавторстве с Ольгой Колобаевой) в 2001 году придумала и прописала проект библиотечно-информационного центра для инвалидов, выиграла (впервые в России) федеральный грант и создала “Крылья”.

060_18_2013.jpgЯ говорю и о невероятной Юлии Романовой, которая сделала эти “Крылья” такими, какие они есть сегодня (были?) - с семинарами и психологическими тренингами, где наши ребята-инвалиды теперь уже не учатся, а сами выступают в качестве инструкторов, с Сибирскими Робинзонадами, инва-КВНом, танцами, протеатром и — самое главное — настоящим отсутствием всяких границ.

Но эти люди уходят… И Наталья Позднякова, и Юлия Романова в Гоголевке больше не работают.

Новое руководство, кстати, хочет сохранить БИЦ “Крылья” (еще бы!). Возможно, им удастся найти такого же энтузиаста, как Романова. Человека, который будет жить на работе, репетировать с колясочниками танцы и придумывать шутки, лазить с ними по горам и сплавляться по рекам… И еще надо, чтобы инвалиды его полюбили… Их ведь никто и никогда ни к чему не принуждал: они приходили (прикатывались, прихрамывали…) к Юлии в Гоголевку сами.

А вот клуб любителей песни “Гавань” уже попрощался. Нет больше и поэтического клуба “Дилижанс”. Их никто не выгонял — они ушли сами (не думаю, что надо объяснять причины). Под вопросом дальнейшее существование клуба туристов и путешественников “Золотая долина”. В ожидании перемен “Среда” и “Диалог” — слухи ходят разные…

В 20 часов прозвенел звонок - пора было “очистить помещение”. Это раньше встречи во Всероссийский день библиотек (27 мая) в Гоголевке заканчивались под утро. Раньше, не теперь.

Народ продолжал высказываться “по поводу”, а я глотала минералку, чтобы затолкать внутрь ком, готовый вот-вот вырваться из горла. И видела, как так же неистово глотают ее и Юлия Романова, и Наталья Позднякова, и многие почетные читатели, друзья библиотеки. Потому что понимают, что это потеря, которую нельзя ни переоценить, ни пережить…

Александр Горин (фото)

Анна Сницкая Общество 02 Июн 2013 года 1318 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *