Новости

В тихом омуте черви водятся

В то время как труженики Кузбасса, весело-весело встретив Новый год, трескали оливье с селедкой под шубой, катались с горок и пересматривали «Чародеев» со «Старыми песнями о главном», в географически и ментально близком нам Казахстане происходили вовсе не праздничные события.
Казалось бы, оплоту стабильности и порядка ничего не угрожает. Но второго января на западе республики в городах Жанаозен и Актау, которые находятся в нефтедобывающей Мангистауской области, забузили жители, вышли на митинги против двукратного повышения стоимости сжиженного нефтяного газа, используемого в качестве топлива для автомобилей.
Правительство популярно объяснило неразумным, что ничего тут не поделаешь, цены, понимаешь ли, регулируются рынком, а приказывать частному бизнесу, отправляющему ГСМ на экспорт, чиновники ну никак не могут. Но люди вышли на улицы, и оказалось, что полиция в меньшинстве и справиться не может. Тогда «умные головы», чтобы погасить протест, решили отключить Интернет. Это привело к обратному эффекту. Число протестующих выросло в разы, начали подключаться другие города.
Правительство сообщило о снижении стоимости газомоторного топлива вдвое (ведь смогло же, когда припекло!), но процесс уже шел по нарастающей. Протестующие выдвинули политические требования — отставка правительства, возврат к Конституции 1993 года, снятие неприкосновенности с первого президента республики Нурсултана Назарбаева, выборы глав местных органов власти…
Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил о том, что отправил правительство в отставку, а также объявил, что сам становится главой Совета безопасности, которым ранее руководил Нурсултан Назарбаев. Правительство на 180 дней ввело государственное регулирование цен на ГСМ.
Однако 4 — 5 января инициатива от мирных протестующих перешла к сторонникам решительных действий. Были взяты штурмом правительственные учреждения, во многих произошли пожары. Погибли в огне десятки автомобилей. Решительные молодые люди разоружали военных, многие из которых переходили на сторону «восставших»; захватывали технику. Особо жарко было в «южной столице» Казахстана Алма-Ате (Алматы). В ходе вооруженных стычек страдали люди с обеих сторон, по разным источникам, погибло от сорока до ста шестидесяти человек. Ущерб, по предварительной оценке, превысил 200 миллионов долларов США.
В одном из крупнейших по территории государств (9-е место в мире; 2,7 миллиона квадратных километров) воцарился хаос. В связи с перебоями Интернета оказалась парализована работа банков и многих коммерческих учреждений, заблокированы платежи. Мародеры принялись грабить коммерческие заведения, заполыхали пожары. Президент Токаев выступал с жесткими заявлениями, но, похоже, в тот момент ситуацию не контролировал.
Пятого января в ряде регионов Казахстана было введено чрезвычайное положение. Протестующие в Алма-Ате тем не менее не собирались успокаиваться: захватывали административные здания, штурмовали отделы полиции, захватили аэропорт, который затем был освобожден.
Вечером того же дня Токаев попросил помощи у России и других государств ОДКБ, ссылаясь на то, что в стране «орудуют террористические банды, подготовленные за рубежом». Коллективные миротворческие силы ОДКБ были направлены в Казахстан практически молниеносно — всего через несколько часов после обращения: около трех тысяч военнослужащих и техника прибыли в мятежную республику.
После этого наметился перелом: хоть миротворцы непосредственно в столкновениях, по распространенной информации, не участвовали, они обеспечили поддержку Токаеву и укрепили позиции официальной власти. Полицейские и военные начали действовать более решительно и жестко, стрелять на поражение. Начались массовые задержания (на вчерашнее утро сообщалось о восьми тысячах человек). Восстановлен контроль над административными учреждениями.
Один из наиболее острых вопросов — «Где Назарбаев?» — не нашел пока убедительного ответа. Первый президент, формально ушедший в марте 2019-го с поста руководителя государства, но до последних дней сохранявший в своих руках нити управления страной (его ставленника Токаева иронично называли «мебелью Назарбаева»), исчез из публичного пространства. Потеряли свои посты некоторые ставленники первого президента, причисляемые к «клану Назарбаева». А занимавший до 5 января пост председателя Комитета нацбезопасности РК Карим Масимов арестован «в связи с подозрением в совершении государственной измены». Межклановые разборки там, похоже, надолго.
Мало-помалу в стране возобновляется мирная жизнь, хотя последствия будут еще долго о себе напоминать. Да и ситуация может снова обостриться. Восток — дело тонкое…
Какие выводы стоило бы сделать, исходя из казахстанского опыта? Первый и главный, как мне представляется, — «стабильность», основанная на «затягивании гаек», зачистке оппозиции, зажимании прав и свобод, рушится в считанные дни в самое неожиданное время, и катализатором может послужить любой, даже не слишком значительный, повод.
Второе. От несменяемости власти люди устают. Застой в политической жизни ведет и к стагнации экономики, коррупции, невозможности самореализоваться людям, не принадлежащим к правящему клану. И, наоборот, концентрации высокодоходных активов в руках правящего клана. Как подчеркивают эксперты, в значительной мере контроль над нефтью и газом в стране принадлежит семье Назарбаева, которая богатеет на росте стоимости на ГСМ (в том числе и вышеупомянутого газомоторного топлива), в то время как простые казахстанцы беднеют. Запрос на справедливость в изъеденной прожорливыми червями-интересантами державе может вылиться в опасные формы. И чем более сжата запретами пружина недовольства, тем больнее она может жахнуть в случае чего.
Оптимальным представляется вариант либерализации и демократизации в политике и экономике, при котором «верхи» будут лишены сверхдоходов, но и «низы» не провалятся в пучину нищеты, побуждающую к крайним мерам. Предпринимательская инициатива ляжет на питательную почву, а распределение благ будет более равномерным и справедливым.
От инцидентов, конечно, не застрахованы и развитые демократии.
«Это были не протестующие. Не смейте называть их протестующими! Это была вооруженная толпа, внутренние террористы. И я хотел бы сказать, что мы не могли этого предвидеть. Но это неправда. Мы могли это предвидеть». Это не Касым-Жомарт Токаев, хотя и можно спутать. Приведенную фразу произнес избранный президент США Джо Байден ровно год назад, в январе 2021 года, оценивая ситуацию со штурмом Капитолия после зажигательной речи его главного оппонента Дональда Трампа.
И всё же разница и в мотивации, и последствиях огромна. В Америке выводы, надо полагать, сделали. Сделают ли в Казахстане?

Сергей Бабиков. tengrinews.kz (фото) Новости 11 Янв 2022 года 40 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *