Новости

Программа угольной обречённости

Президент России Владимир Путин распорядился к 2024 году нарастить объёмы перевозки угля из Кузбасса в восточном направлении как минимум на 30 процентов.

Третьего марта состоялось большое селекторное совещание по вопросам развития угольной отрасли страны. Изрядное внимание уделялось Кузбассу как региону, обеспечивающему более половины объемов отечественной угледобычи.

Ключевой темой стал вопрос развития Восточного полигона российских железных дорог. “Необходимо гарантировать уверенное развитие наших угледобывающих регионов. Отдельно прошу уделить внимание экспортному потенциалу нашего ведущего угольного района — Кузбасса. К 2024 году в восточном направлении необходимо обеспечить как минимум плюс 30% перевозок угля по сравнению с 2020 годом. Прошу придерживаться этого ориентира. При этом планы отгрузки для угольных компаний Кузбасса должны определяться по действующим понятным и прозрачным принципам”, — подчеркнул президент Владимир Путин.

Сергей Цивилев отметил, что экспорт кузбасского угля в 2018 — 2020 годах держится на отметке в 53 миллиона тонн. “Из всех угольных кризисов Кузбасс всегда выходил за счет прироста объемов добычи угля. Сейчас мы впервые были вынуждены сократить его. За последние два года в основном угледобывающем регионе России — Кузбассе — добыли угля на 39 миллионов тонн меньше относительно базового 2018 года. Недополученные налоги от угольной отрасли в региональный бюджет за два года составили 44 миллиарда рублей”, — отметил Сергей Цивилев.

Напомним, в 2020 году угольщиками Кузбасса было добыто 220,7 миллиона тонн угля. Для сравнения: в 2019 году добыто 250,1 миллиона тонн. То есть добыча в 2020 году сократилась на 29,4 миллиона тонн, или на 11,8 процента.

Снижение добычи коксующихся марок составило 2,7 процента (74,5 миллиона тонн в 2020 году против 76,6 миллиона тонн в 2019-м), энергетических — на 15,7 процента (146,2 миллиона тонн и 173,5 миллиона тонн соответственно). Открытым способом в 2020 году добыто 139 миллионов тонн (в 2019-м — 164,4 миллиона тонн), подземным — 81,7 миллиона тонн (в 2019-м — 85,7 миллиона тонн).

Существенное сокращение добычи и отгрузки связывают с изменением мировой конъюнктуры, уменьшением потребности в использовании ископаемого твердого топлива. “Первую скрипку” в тенденции отказа от угля играет Европейский Союз, консолидированная позиция которого заключается в полном отказе от угля (часть стран от твердого топлива уже практически отказалась). Бурный рост объемов возобновляемых источников энергии (солнечная, ветряная, био- и гидроэнергетика) демонстрируют Китай и Индия, основные потребители угля в мире. Впрочем, удельный вес ВИЭ в этих странах на данный момент невысок.

Угольщикам России (Кузбасса в первую очередь) для сохранения и укрепления своих позиций на азиатских рынках в условиях сокращения мирового спроса на уголь остается демпинговать (снижать цены) и повышать эффективность обогащения (качество товарной продукции) и тем самым пытаться выиграть конкурентную борьбу у других производителей.

Работать в убыток никому не интересно. Потому угледобывающие компании будут стараться предельно снизить свои издержки при добыче и транспортировке. Если смогут это сделать — останутся в бизнесе. Не получится — будут сворачивать производство, возможно, просто бросать разрытые выработки. Это весьма тревожно, учитывая, что планы рекультивации у всех без исключения разрезов отнесены на завершающий, убыточный, этап деятельности…

Многие ожидали от совещания 3 марта озвучивания и одобрения инициатив по снижению железнодорожного тарифа для угольщиков и поддержки снижения главой государства. Однако этого не случилось. Речь шла преимущественно о развитии Восточного полигона железных дорог, расширении пропускной способности БАМа и Транссиба, которые выходят на дальневосточные морские порты.

Видимо, у угледобывающих компаний сэкономить на железнодорожниках не выйдет — те сами деньги любят и снижать тарифы не намерены. А вот на экологии, “социалке”, рекультивации, есть такое опасение, попытаются. И до сих пор в этом смысле всё было и остается безрадостно…

В данной ситуации правильным было бы со стороны властей (региональных, во всяком случае) поставить угольных “генералов” в жесткие рамки соблюдения природоохранного законодательства, ограничить доступ к ресурсам, осуществлять постоянный контроль в интересах граждан.

Однако по факту мы видим обратное — предоставление угольщикам новых и новых участков под производственную деятельность. И последние решения, по всей видимости, будут этому способствовать. Предопределяя “обреченность на уголь” нашего региона. При катастрофическом падении привлекательности проживания в Кузбассе (с 90-х годов численность населения Кемеровской области снизилась на 400 тысяч человек). При катастрофическом наращивании регионом госдолга (на 86% за последний год, до 62 миллиардов рублей). Со снижением кредитного рейтинга Кузбасса со “Стабильного” на “Негативный”.

Попробуем “подсластить пилюлю”. Владимир Путин на совещании 3 марта попросил уделить внимание созданию рабочих мест в неугольных секторах экономики. “Нужно добиться опережающего развития других секторов промышленности и сферы услуг, чтобы жизнь людей не была критически завязана лишь на одну только отрасль”.

Звучит как декларация, призыв, не более того. Так же, как и поручение “до конца марта текущего года утвердить программу социально-экономического развития Кемеровской области”, которая должна включать инвестиции в транспортную, коммунальную и прочую инфраструктуру региона, в развитие туризма. “Имею в виду и создание автодорожного обхода Кемерово, и развитие курорта “Шерегеш”, а также строительство социальных объектов, которое было отложено из-за пандемии коронавируса”, — уточнил Владимир Путин.

Негусто, прямо скажем. Никаких тебе “силиконовых долин” и массовых современных экологичных производств, дающих работу и достойную зарплату многим людям! Никаких серьезных альтернатив горняцкому промыслу. На днях губернаторской пресс-службой были озвучены планы по строительству в Кузбассе некоего предприятия по производству минеральной ваты. Так, на нынешнем “безрыбье” даже это заурядное действо выглядит значительным событием.

А угледобыча… Тут, если отбросить официозный пафос, всё примитивно донельзя: копай, грузи и вывози. С минимальной прибавочной стоимостью и ощутимым ущербом для природы и для проживающих на угольных залежах “аборигенов” — кузбассовцев. То есть нас.

Но мы есть. Это наша земля. Нам здесь жить. И право на безопасное проживание гарантировано нам Основным законом.

“Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением” (ст. 42 Конституции РФ).

Сергей Бабиков Новости 05 Мар 2021 года 131 1 комментарий

Один комментарий на «“Программа угольной обречённости”»

  1. Головей Василий Дмитриевич:

    Для того, чтобы черпать подземные богатства, а потом их продавать, ума много не требуется. Россия — северная страна, и так распоряжаться её недрами — это просто преступно. Нельзя же всерьёз соревноваться с Саудовской Аравией, Кувейтом, ОАЭ в деле продажи нефти, угля, газа. Там ведь изобилие тепла и света. Там действительно можно строить экономику на сбыте природных ресурсов. Но только не у нас! Россия сегодня живёт по идеям господина Кудрина, многократно заявлявшего о том, что мы настолько богаты природными ресурсами, что нет нужды что-то строить, достаточно всё добытое продать, а на эти деньги купить всё, что требуется. Мы сегодня реализуем именно эту изуверскую идею! Те, кто родились уже в этом веке, приедут сюда, чтобы своми глазами увидеть здесь лунный, безлюдный ландшафт. Возможно, останутся лишь отдельные островки жизни здесь, например, Кемерово, на облагораживание которого брошены все силы. О чести и совести высщих чиновников здесь говорить уже неуместно..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *