Новости

Хоть заройся, хоть залейся, всё одно корм не в коня

Жители Новокузнецкого района выступили против расширения угольщиками масштабов открытой добычи.

“Скованные одной цепью”, как поётся в известной песне… Они сидели бок о бок за одним столом — новый директор “Сибэнергоугля” Сергей Першин, глава Новокузнецкого района Андрей Шарнин и председатель районного Совета народных депутатов Елена Зеленская. Угольный бизнес с местной властью — с одной стороны стола-баррикады, народ — с другой. Дата — 3 апреля текущего года. Место — тесно набитый людьми клуб посёлка Апанас.

Разговор на повышенных тонах. Те, кто за столом, убеждают тех, кто напротив, в сугубой важности угледобычи, разработки, отгрузки. Те, кто напротив, яростно настаивают на соблюдении своих конституционных прав и на прекращении нарушений со стороны крупного бизнеса.

Подумалось: а ведь, по идее, власть с народом должна быть с одной стороны “баррикады”, а угольные “генералы” с инвеcторами-бенефициарами — с другой. На то она и власть, чтобы блюсти интересы избравших ее людей, а не “прогибать” народ под чьи-то надобности и “хотелки”. Но то в теории. А практика — вот она, как на ладони…

Что предлагает народу триумвират законодательной и исполнительной властей в тесной смычке с крупным бизнесом? Согласиться на разработку участка “Бунгурский-Южный-2”, того самого, по которому проходит автодорога общего пользования Новокузнецк — Апанас, с условием, что “дорогу жизни” всё ж таки трогать не будут. И более того, “бесхозные” участки данной дороги оформят в собственность района. “Если мы ее сохраняем, тогда будет эффективное вложение средств, будем оформлять… Надо дорогу оформлять, а этот бардак надо убирать”, — заявил Андрей Шарнин.

Не собираются угольщики, по заверению Сергея Першина, пока рыть и “справа от дороги” (на юго-восток, если соотнести со сторонами света). Однако по интонации директора легко угадывалось “до поры до времени”, а не “никогда не начнем, не волнуйтесь”. Да, там, справа от дороги, находится посёлок Новый Урал, который (вот досада!) мешает угольщикам. Потому пока от этой части лицензионного участка горняки намеренно отказываются.

Ну а запасы к северо-западу от дороги они намерены начать осваивать как можно скорее. “В ближайшие два месяца мы должны определить порядок отработки этого участка. По поводу поселков проводится оценка рисков, будет ли вода или не будет… Предлагаю: в течение двух месяцев мы проектные решения предварительно сделаем, пригласим желающих и компетентных людей, прежде чем пустим в дело”, — высказывал свои резоны Першин, поддерживаемый Шарниным и Зеленской. Глава района Андрей Шарнин признал “бардак” в районном хозяйстве, но выразил готовность “наводить порядок”.

Надо отметить, что прекращение проезда по автодороге, которым шантажируют (расцениваю это именно так. — Авт.) сельчан, нынче, в любом случае, невозможно, поскольку другого равноценного пути в Апанас, Ананьино, Алексеевку и другие близлежащие населенные пункты попросту нет. По автодороге ходит рейсовый автобус, множество людей ездят по ней в села и на садовые участки.

Люди с болью смотрят на то, как методично уничтожаются дивные места, красота природы, сельхозугодья. Это варварство вызывает негодование и агрессию.

“Мы не согласны, чтобы вы рыли правую сторону… Более того, мы вас туда не пустим!”…

“При этом какая нагрузка ложится на Листвяги! Ведь этот же уголь надо вывезти через одну станцию. А там “Тагарышский”, вы, “Горные технологии” и еще… Заезжаешь в Листвяги, а там всё черным-черно!..”...

 “В суде вы выражаете совсем другую позицию: “никакой дороги населению!” — отсюда и недоверие!”...

 “Я пенсионер. Хотелось бы дышать воздухом, я всю жизнь на Запсибе отработал. И за эти годы я столкнулся с разрезами. А почему бы не добывать нормальными неварварскими способами, рекультивировать земли… Вы посмотрите, что творится! Через Ананьино поехал, ужаснулся. Там уже “Уральские горы”...

“Шахты открывайте. В советское время тут две шахты собирались открыть. А у нас шахты закрываются в Кузбассе, а все ведется открытым способом”

“Вы проходили ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду. — Авт.). У вас по проекту внутренняя дорога. Почему вы ее не построили? Выехали на общественную дорогу, по которой ходит муниципальный транспорт!”…

“Нам не нужны разрезы. Нам не надо пыль вашу глотать, газ ваш глотать. Если дорогу оставили, но всё разрезали, вода ушла, газом всё отравили — мы сами уйдем, зачем тогда дорога?”…

 “Вы как мальчиши-плохиши. Тот за печенье продал своих, а вы — за деньги!” (из выступлений сельчан.)

Русский человек, по сути, спокоен и законопослушен. Сельским жителям эти качества еще более присущи, чем обитателям городов. Чтобы “раскачать” граждан на протест, надо очень сильно постараться. Угольно-властная смычка в этом преуспела, надо отдать ей должное.

То, что мы видим в Березове, Матюшине, Костенкове, Листвягах и в других местах, не может не удручать настоящего патриота своей родины, это всеобъемлющее наступление на среду обитания людей побуждает к гражданской активности уже самых инертных и равнодушных. Недаром прошлым летом “рвануло” в Черемзе. В этом году вполне может “закипеть” и к западу от Новокузнецка.

Это очень плохой вариант. “Не стоит доводить людей до предела, потому что за пределом уже “запредел”, — отметил один из участников обсуждения.

Что нужно для “разрядки напряженности”? Не очень-то и много. Всего лишь установить понятные и четкие ограничения для ведения угольного бизнеса и заставить угольщиков их соблюдать, без каких-то исключений. Границы лицензионных участков не должны захватывать населенные пункты и подходить к ним ближе пяти километров, они не могут “съедать” объекты жизнеобеспечения, транспортные и инфраструктурные коммуникации. Затраты на рекультивацию должны быть обеспечены действующим предприятием, а не откладываться “на потом” (читай: никогда). И надзор за этим должны вести контролирующие органы, без вмешательства простых людей.

Это не сложно. Вы даже не представляете, насколько всё это элементарно, при условии политической воли государства и пресечения коррупционных деяний. Просто государство в лице полчищ чиновников должно научиться уважать людей, а не видеть в них свою кормовую базу. Не справляетесь — уступите место другим, которые хотят и могут.

Ну и напоследок — о деньгах-денежках. Угадайте, какой из регионов России самый дефицитный по бюджету, где самая глубокая “финансовая дыра”. Догадались? Правильно, это наша замечательная Кемеровская область — Кузбасс, зациклившаяся на угледобыче и радостно готовящаяся встречать своё, прости господи, “трехсотлетие”. По данным finanz.ru, бюджетный дефицит Кузбасса составил “запредельные” 30%, мы по этому показателю в безусловных лидерах.

При этом размер госдолга нашего региона по итогам 2020 года вырос на 86 процентов и составил 62 миллиарда рублей. Для сравнения: годовой бюджет Новокузнецка — порядка двадцати миллиардов. При этом численность населения в Кузбассе за тридцать последних лет снизилась с 3,101 миллиона человек до 2,633 миллиона, или на 467 тысяч человек.

Какие еще аргументы нужны для понимания пагубности нынешней “заточенной на уголь” политики? Сколько гектаров земель еще нужно погубить, чтобы до всех дошло?..

Сергей Бабиков Новости 06 Апр 2021 года 105 1 комментарий

Один комментарий на «“Хоть заройся, хоть залейся, всё одно корм не в коня”»

  1. Сергей:

    Нужно все силы приложить и не дать этой угольной шпане уничтожать посёлки и природу, Они гребут деньги, а народ получает одни проблемы и больше ничего, а вся эта чиновничья шушера куплена за деньги они отпишут земли под раскопки вместе с жителями посёлков и надо эту тему выносить на мировой вид пусть все знают, что тут творится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *