Культура

Путешествие во времени

-Меня зовут Мария, - представилась экскурсовод. Элегантная в своем костюмчике — блузка, жилет, юбка и туфли на шпильке, — она походила на стюардессу, а комфортабельный автобус — на самолет. На этом лайнере нам и предстояло отправиться в необычное путешествие по нашим музеям.
Необычное, потому что первый рейс уже начинался ближе к времени закрытия музеев, а последний — в полночь. И автобусы отходили от Театральной площади через каждые полчаса.
— На “Ночь в музее” билеты быстро расходятся. Нам с мамой достались, потому что у кого-то сорвалась поездка. Мы все-таки на Ильинке живем. Я второй раз на этой экскурсии, а мама первый, — делилась со мной соседка по креслу. 
“Мы движемся по улице Кирова, самой длинной в городе. Сначала она называлась “улицей 33”, потому что была основана в 33-м году”, - ведет экскурсию Мария Романова, сотрудник краеведческого музея.
Если вы ни разу не были на “Ночи в музее” и думаете, что за ночь в полутьме обойдете все его залы, не обольщайтесь. Чтобы посмотреть все экспозиции, надо посещать музей днем (любой из четырех, которые были в программе). Сотрудница художественного музея в романтической накидке встретила всю нашу туристическую компанию из 50 человек почти у входа. 
Обстановка и атмосфера была аристократическая. За роялем музицировала молодая женщина в длинном белом платье. На стенах висели те самые картины, которые попали в музей первыми. Подходили другие дамы в аристократических нарядах и разговаривали о стилях. Мы сидели на приготовленных для нас стульях. Такой театр. Спектакль на 20 минут. В финале неизвестный нам живописец светом на экране нарисовал что-то современное и написал: “Ночь в музее!”
В музее Достоевского мы опять попали на спектакль. С искусством Мельпомены прочно сдружились наши музейщики.
— Надо экономить электричество, — деланным басом призывала женщина, как мы быстро поняли, изображающая Швондера. И профессор Преображенский время от времени пел “От Севильи до Гренады”. Как было не узнать в этой роли любителя театра Владимира Пилипенко! Шарика играла девушка. Она постоянно лаяла. А домработница Соня (не Зина, как у Булгакова в “Собачьем сердце”, а Соня Мармеладова) читает сны Шарика. 
В филиале краеведческого музея на улице Народной у памятника “Учитель и ученик” нас встретил афишей с “ятями” “Театр на сеновале”. Первый народный театр в Кузнецке организовал Булгаков (не Михаил Афанасьевич) в 1902 году, ставший впоследствии секретарем Льва Толстого. Им-то и памятник. В спектаклях тогда все роли, как в шекспировском “Глобусе”, играли мужчины. Вот и нам показали инсценировку рассказа Чехова “Ушла” двое молодых мужчин. Один играл мужа, другой — жену. 
И опять было интересно и смешно. Есть какое-то очарование в игре актеров-любителей, не претендующих на профессионализм.
“Кузнецкая крепость” была четвертой остановкой, самой романтичной уже из-за пейзажного антуража. 
Мы ступили на территорию музея, навстречу нам шла дама с меховой горжеткой на плечах. Это уже походило на кадр из фильма. В крепости нас ожидало театральное действие, но оно переходило из одного угла в другой. В первом отрезке шла семейная сцена. Внучка просилась у бабушки с дедушкой в синематограф.
— Мы завтра в церкву пойдем, — говорила бабушка, не видевшая ничего хорошего в бесовском искусстве.
В другом углу, в школе учительница говорила: “Завтра принесли по 5 копеек, все идем к Степанову”.
Степанов — это кузнецкий мещанин, первым организовавший на нашей земле “Кузнецкий иллюзион”.
Все эти сцены, предвосхищающие поход в “синему”, мы смотрели стоя, а потом нас провели в “кинозал”, где нам на экране показали немой фильм “Последнее танго”.
И мы, довольные, пошли в автобус.
“Ночь в музее” посетили около семисот новокузнечан.
Александр Бокин (фото).
Татьяна Тюрина. Культура 24 Май 2016 года 717 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *