Культура

Лицам до 18 лет Родина и Отечество не продаются

071_06_2012.jpgПо оценкам авторитетного журнала “Искусство кино”, в первой половине 2012 года произошёл спад зрительского интереса к отечественному кино на 29 процентов. В связи с этим можно утверждать, что падение посещаемости кинотеатров, которое наблюдалось весь прошлый год и может быть продолжено в дальнейшем, спровоцировали именно отечественные фильмы. Причину сего удручающего факта попытаюсь объяснить ниже.

Весной сего года на правительственном сайте goverment.ru появилось занятное в своём роде постановление о предоставлении кинематографическому сообществу очередных субсидий из федерального бюджета в размере 5,37 миллиарда рублей. Приоритетными проектами, которые будут профинансированы из нашего с вами кошелька, станут, как и прежде, так называемые “социально значимые фильмы”.

Вы меня можете спросить: “А о чём звук — какие такие социально значимые фильмы?” Мой ответ: сам не знаю.

Суть моего неутешительного ответа в том, что все или почти все “социально значимые” (извините, но никак не могу удержаться от соблазна заковычить это определение ) фильмы, созданные при материальной поддержке государственного Фонда кино — не что иное, как военно-исторические драмы: “Утомлённые солнцем‑2. Цитадель”, “Брестская крепость”, “Шпион”, недавно появившийся и с треском провалившийся “Матч”, довольно спорный по своим художественным достоинствам “Белый тигр” Шахназарова… ну, и пока всё.

Фильм “Сталинград” Фёдора Бондарчука ожидается к концу года. Засим должны появиться “Охота на крокодилов”, “Скобелев” и, может быть, что-нибудь ещё по остаточному принципу из 5,37 млрд.

В уставе Государственного фонда поддержки кино нигде не написано, что национальное или патриотическое кино должно быть обязательно на военную тему. Этот устав лишь сухо и точно указывает, что фильм, претендующий на государственную материальную поддержку, должен быть снят коллективом съёмочной группы, 70 процентов которой имеют российское гражданство, а доля иностранного капитала в бюджете фильма не должна превышать 30 процентов. И это всё.

Но слова “национальное”, “патриотическое” и “военное” давно стали синонимами в сознании наших кинорежиссёров. В принципе, по-человечески их можно понять.

Необходимость глубокого и всестороннего анализа зрительских симпатий назрела уже давно, но отечественные кинопродюсеры продолжают выпускать фильмы о войнах и героях прошлого. При этом их мало волнует кассовый сбор, а значит, и рейтинг выпускаемых ими фильмов. Несколько лет назад на широкие экраны вышли фильмы “Тарас Бульба”, “Кандагар”, “Мы из будущего”, которые тогда сделали очень даже приличный кассовый сбор в кинотеатрах. Основываясь на результатах трёхлетней давности, наши инвесторы и кинопродюсеры допустили методологическую ошибку, в основе которой была мало чем подкреплённая уверенность, что и в 2012 году военные фильмы также принесут им прибыль.

Однако, настроения кинозрителей за это время явно претерпели определённые изменения: в кино теперь ходят в основном молодые люди до 30 лет, а может, даже и моложе, которые не испытывают ностальгии по советскому времени по той причине, что они это время не захватили в своём сознательном периоде жизни. А для привлечения основной целевой аудитории, которая предпочитает мультики, фантастику и экшен, у наших новых российских фильмов не хватает запала и пороха в пороховницах, ведь более качественные гонки и взрывы можно увидеть в американских фильмах, снятых даже на второсортных, с точки зрения бюджета, киностудиях. И не надо здесь причитать и кликушествовать по поводу того, что, мол, наше молодое поколение так мало уделяет своё время изучению истории родного Отечества. Ну да ладно - в сторону!

Более или менее внимательно ознакомившись с новыми российскими фильмами на “патриотическую” тематику, можно обнаружить, что наши кинопродюсеры живут с атавистическим подсознательным ожиданием того, что массовый кинозритель, как в добрые старые советские времена, полюбит военные фильмы и будет их смотреть, причём в кинотеатрах по нескольку раз кряду. Однако повторить эффект 30-летней давности сегодня невозможно. СССР с его идеологией, железный занавес, диссиденты, плановая экономика, скромная материальная жизненная стабильность — всех этих условий, подпитывающих популярность советского кино, уже нет.

А есть, правда, более экономически обоснованное объяснение засилья военного кино на наших экранах: это страх продюсеров и режиссёров перед высказыванием своих позиций на современные темы. Актуальное кино “про сегодня” практически никто из них снимать не рискует. Слишком уж высок риск проколоться. В качестве исключения можно лишь назвать кинокомпанию Сергея Сельянова. Ему удавалось и удаётся сочетать популярные мультики весьма хорошего качества (“Иван Царевич и Серый Волк”), авторское кино (“Кочегар”, “Груз 200”) и качественный мейнстрим (“Брат”, “Брат-2”). Но это, повторяю, — исключение из общих правил.

Большинство же кинопродюсеров, видимо, рассуждает так: обратишься к острым современным темам - лишишься государственных денег. А это дело даже и не то, чтобы очень плохое — дело очень опасное и, понимаете ли, чревато. Ведь, сами посудите, реально страшно прогневить ответственного должностного чиновника и лишиться государственного финансирования, нежели прогневить какого-то там зрителя и потерять от этого доходы от проката фильма. Тем более что законы как бы подначивают соблюдение таких установок. На сегодняшний день кинопродюсеры, получившие дотации от государства, обязаны возвращать ему всего лишь 5 процентов от сборов, то есть государство даёт деньги на создание фильмов даже без всякой мысли об их окупаемости. Это даже и бизнесом назвать не поворачивается язык, та же самая идеологическая машина, только малость устаревшая.

А ведь, помимо синематографа, у нас есть ещё и телевидение. Ну там уже всё просто, и это много лет подряд — поток сериалов о военачальниках и Сталине, о шпионах и разведчиках. Скоро грянет новый сериал — “Страсти по Чапаю”. Герой Гражданской войны, сыгранный в 1934 году Борисом Бабочкиным и ставший культовой фигурой советского кино и советских анекдотов, появится вскоре на TV. В анонсе сказано, что сей сериал расскажет о жизни Чапаева в ракурсе его любовных похождений. Лично у меня образ Василия Ивановиче не то чтобы был неприкосновенен, но и сериал про него восторга также не вызывает. Все эти телесериалы о советских полководцах на отечественном телевидении принимают вид либо бульварного романа, либо жёлтой прессы, когда во главу угла ставятся не военные заслуги главных героев, а перипетии их личной жизни. То есть, по мнению кинопродюсеров, подхваченная на стороне гонорея куда главнее военных подвигов.

Молодой зритель — от 16 до 25 лет — суть потенциальная аудитория кинотеатров, к отечественным поделкам или подделкам под патриотизм испытывает чувства, которые можно описать двумя словами: “фонарь” и “это ужасно”, поскольку у данной таджет-группы уже сложилось устоявшееся ощущение: раз фильм патриотический - значит, скучный и плохой. И чаще всего так оно и есть. Здесь нет ничего удивительного: военные фильмы постепенно теряют своего зрителя. Как человек, живущий только своим прошлым, неизбежно обречён остаться одиноким в настоящем, так и кинематограф, пытающийся на языке прошлого говорить о настоящем и будущем, обречён на медленное умирание.

И поэтому, как мне видится, единственный шанс отечественного кино не терять оборотов в прокате — это акцент на современность и неуспокоенность на достигнутом. А то получится так же, как и с футбольной сборной России - выигрыш-ничья-проигрыш-выбытие.

Данил Рэйвен Культура 07 Июл 2012 года 1165 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *