Культура

“Детскосадиковский” архитектор Гуревич

077_08_2012.jpgСреди архитекторов порой бывают узкие специалисты — одни проектируют дворцы, другим удаются коттеджи, третьих хватает лишь на примитивные заводские корпуса. А вот много работавший в Сталинске архитектор И.С. Гуревич из московского института “Горстройпроект” избрал своим коньком… детские садики да ясельки.

К этим несерьёзным, на первый взгляд, сооружениям зодчий пришёл непростым извилистым путём. Достаточно сказать, что начал он свою деятельность в Сталинске с такой “малости”, как… первый генплан города 1934 года (в соавторстве с А.С. Смолицким и Л.М. Букаловой).

Вот с этого порога, казалось бы, широка дорога… Но почему-то фамилия Гуревич если и отмечена на значительных зданиях нашего города, то, во-первых, редко, а во-вторых, как правило, с другим именем - Раиса.

Но именно в таком резком взлёте и кроется загадка ухода Гуревича от взрослых поближе к детям. Тогда, на рубеже 1920-1930-х годов, Гуревич был большим конструктивистом, чем сам Май, и более убеждённым поклонником солнца, чем все три брата Весниных вместе взятые. Не солнцепоклонником, конечно, в смысле почитания египетского бога Ра или славянского бога Ярило, а приверженцем максимальной инсоляции жилых помещений, то есть их солнечного освещения.

Гуревич яростно критиковал Эрнста Мая за якобы неразумное использование солнца - дескать у немца не хватило воли довести меридианальный принцип расстановки домов до логического конца, и он располагал свои дома не строго по оси север - юг, как следовало бы, а под некоторым градусом, дабы застраивать Соцгород по направлению, указанному заложенными ещё до него домами проспекта Энтузиастов.

А крыши домов Гуревич прямо-таки отказывался видеть иными, чем плоскими: по его замыслу, каждая крыша должна была стать солярием для принятия на ней пролетариями солнечных ванн.

За этим авангардным энтузиазмом Гуревич чуть было не заметил коренной смены стиля советской архитектуры с конструктивизма на “освоение классики”. А когда наконец заметил, то его поезд уже ушёл — авангардистов Мая, Весниных и Гринберга уже заменили приверженцы парадного стиля с куда менее известными пока именами. И, дабы не отправиться на свалку истории, Гуревичу пришлось срочно искать свою нишу.

Незанятыми остались лишь относительно непрестиж-ные детские дошкольные учреждения, на которых Сталинских премий, как известно, не получишь. И Гуревич со свойственным ему энтузиазмом взялся за детсады. Только на маленьком пятачке в Сталинске в районе нынешнего универмага он выстроил их сразу три.

Первым в начале 1930-х стал детсад № 1 — дом 26а на Торцевой улице (ныне улица Хитарова). Это настоящий шедевр конструктивизма, не “испорченного” ещё псевдоклассическим декором. В него Гуревич вложил всё своё понимание сущности авангарда.

Начал он с расположения детсада — в Торцевой улице строго торцом, а не фасадом. Дабы традиционная архитектура не проявлялась даже в планировочной структуре, зодчий рассёк здание от крыши до основания и вместо двускатной крыши получил… односкатную, которая является уникальной в своём роде. Причём образовавшаяся западная стена подчёркнуто пуста — на ней нет ни единого окна или признака декора.

К двухэтажному зданию пристроен одноэтажный объём с односкатной же крышей. И его западная стена тоже пуста — маячит лишь одинокая дверь в левом углу. Зато на остальных фасадах Гуревич в полной мере выразил свою любовь к солнцу — на восток детсадик смотрит в 25 огромных окон с характерной для конструктивизма расстекловкой.

Разумеется, всякое украшательство и здесь принципиально отсутствует. Не было его и на главном тогда северном фасаде — он представлял собой веранду с частоколом квадратных в плане столбов.

Огороженная бетонным забором с железными решётками территория детсада включала в себя и всё пятно нынешнего здания Геологии - дома 20 на Пионерском проспекте. Этот первый детсад, по замыслу Гуревича, был призван положить начало целой улице, застроенной детсадами, которой даже присвоили официальное название - “Детский бульвар”.

Характерно, что этот Детский бульвар через двадцать шагов от детсада выходил перпендикуляром на Школьную улицу, на которой, по проекту Эрнста Мая, надлежало разместить все городские школы. Такой вот он и был, этот авангард.

По поводу авторства следующего по оси Детского бульвара детсада, а точнее, городских яслей, располагавшихся на улице Кирова, 9, есть кое-какие сомнения. Место для него однозначно выбрал Гуревич, но одна характерная деталька выдаёт, что автором его был кто-то из немцев, ак-тивно работавших тогда в городе.

И деталь эта — черепичная крыша, от которой, хоть тресни, но “Русью не пахнет”. Зато едва ли не все снимки этого нерядового сооружения в стиле германского конструктивизма 1920‑х годов принадлежат немецкому архитектору Герхарду Козелю - он сделал их в октябре — ноябре 1934 года. Полагаем, что именно он мог быть основным автором яслей-садика.

Позже, после сдачи универмага, садик оказался его визави. В 1950-1960-х годах, здесь располагался детский тубдиспансер, а позже его снесли, дабы вместо несостоявшегося Детского бульвара разбить…

Комсомольский сквер. И теперь на его месте стоит стела из нержавейки, изначально посвящённая подвигам комсомола, после отмены которого кое-как приспособленная нести где-то в нижней части герб Кузнецка. Какой-либо исторической или эстетической ценности эта стела не представляет, зато может гордиться, что она едва ли не единственное подобное сооружение в городе, которое может претендовать на собственный… почтовый адрес. Ведь после сноса детсадика с черепичной крышей адрес “улица Кирова, 9” так и остался вакантным — после углового дома № 7, минуя стелу, следует дом № 11.

Третий детсад был призван в своё время завершать Детский бульвар. Но после фиаско с идеей спецулицы для малолеток и закладки в самом начале 1940-х на его предполагаемом месте нового универмага этот садик — дабы не пропадал зазря готовый проект — перенесли на пол-квартала к западу — к пересечению улицы Кирова и проспекта Курако.

Во дворе четвёртого дома на улице Кирова архитектор Гуревич в 1940-е годы построил детсад на 200 мест, который в плане представлял аэроплан-этажерку, что тоже стало своеобразным отражением приверженности Гуревича авангарду, официально от которого к этому времени камня на камне в советской архитектуре не оставалось. Здесь расположено одно из подразделений детского дома № 74.

Фото автора и из архива автора

Вячеслав Паничкин Культура 06 Июл 2012 года 2616 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *