Культура

Будут ли учить пению в музыкальных школах?

085_03_2012.jpgКаждый раз, когда юные вокалисты, ученики музыкальных и школ искусств нашего города побеждают на каких-то конкурсах, когда ученики этих школ с успехом поступают в консерватории или Гнесинку, например, бывшая ученица ДШИ № 58, а ныне студентка Санкт-Петербурской консерватории Мария Катаева одновременно уже больше года является примой оперного театра немецкого города Дюссельдорф, не устаешь удивляться: откуда в нашем городе с холодными зимами, резко континентальным климатом, плохой экологией такие роскошные голоса.

Директор ДШИ № 58 Елена Ивановна Катаева ведет в школе вокал. Ее дочь и ее ученицу Машу (ту, что в Дюссельдорфе), я слышала уже в записи, а Кристину Калинину, лауреата международных конкурсов, - на концерте в честь юбилея школы. Роскошный голос, великолепные внешние данные. Юлия Чудинова поет в народном стиле, тоже является гордостью школы. Про успехи Лены Сидоровой, воспитанницы Ольги Георгиевны Нефедовой, педагога ДШИ № 47, наша газета писала, не пропуская ее постоянных побед. Сейчас Лена учится в Гнесинке, а у Ольги Георгиевны новые ученицы с такими голосами, что хоть сейчас в оперу. Хорошие вокалисты в 6-й и 40-й музыкальных школах. И когда мы приехали в ДШИ № 55 послушать рассказ педагогов и участников вокальной группы “Вдохновение” о фестивале в Испании, где они заняли второе место, узнали, что в их школе несколько выпускников вокального отделения учатся в консерваториях. Евгения Кравченко в Санкт-Петербурге, Алена Амборская — в Новосибирске, Альбина Сунагатова — в Московской педагогической академии.

Умеют у нас учить пению, потому и вокальная школа в Новокузнецке хорошая. Добавим сюда Нину Константиновну Курихину, работающую не в системе дополнительного образования, ученики которой уже заканчивают консерватории и московские театральные вузы.

Так подробно перечисляю имена наших талантливых певцов не для того, чтобы лишний раз найти повод для гордости. А дело в том, что отделения вокала в музыкальных школах и школах искусств волею Министерства культуры и Министерства образования собираются закрыть — мол, нельзя трогать детский неокрепший голос, можно повредить голосовые связки и т. д, Эту, прямо скажу, нерадостную новость я узнала случайно весной от директора ДШИ № 1 Евгения Иосифовича Русинова. Тогда же попросила объяснить ситуацию начальника отдела дополнительного образования управления культуры Ларису Николаевну Ялынскую. Она объяснила, что идут новые программы. Но разговор тоже был на ходу, и я все откладывала эту тему, будучи неуверенной в ее актуальности для наших читателей.

Но вот уже лето в разгаре и, встретившись с директором 55-й ДШИ и ее заместителем (обе участницы вокальной группы “Возрождение), послушав их великолепное пение в записи, решила, что надо рассказать о “новшестве”, благо директор школы и художественный руководитель ансамбля Ольга Юрьевна Скомаровская ведет в школе и вокальное отделение. Я попросила ее рассказать о нововведении и высказать свое к этому отношение.

-Речь идет о постепенном переходе наших школ на предпрофессиональную основу. Выдвигаются федеральные государственные требования, которым должно отвечать все музыкальное образование. Эти требования выработаны Министерством культуры и Министерством образования. Мое отношение к этому нововведению двоякое. По новым требованиям предпрофессиональное образование будет недоступно для академического вокала, занятия которым будут идти как дополнительные, то есть платные.

— Но музыкальные школы, как и художественные, итак платные, и родители отдают все больше и больше денег.

— Индивидуальное музыкальное образование стоит государству 3480 рублей на каждого ученика. Родители платят 500 рублей.

— Значит, если ребенок с хорошими вокальными данными, но бедными родителями, то он не будет учиться?

— Он будет ходить на хоровое отделение, заниматься постановкой голоса на хоровых занятиях и т. д. Но я думаю, что всегда можно найти возможность дать этому ребенку пути для совершенствования. Это уже зависит от администрации школы.

Конечно, это новое положение было неприятно для нас. Это была подножка. Пятнадцать лет назад у нас зародилась школа академического вокала. За эти годы мы выработали систему. Помню первый фестиваль “Рождественские встречи”. Это был 1996 год, когда школы организовали этот фестиваль. Первые конкурсы по академическому вокалу были такие наивные, может быть, малопрофессиональные. Это была точка отсчета. А потом пошло и пошло. С каждым годом набирали мастерства. И сейчас у нас в каждой школе есть замечательные вокалисты, подготовленные нашими педагогами. И они, как правило, поступают без особого труда в консерватории и побеждают на фестивалях.

Нас, педагогов по вокалу, конечно, возмутило это новшество. Во главе с директором кемеровской школы № 19 мы составили и подписали письмо в министерство о том, что академический вокал необходимо ввести в предпрофессиональную подготовку. Знаю, что пишется такое же письмо у нас в городе, в нашем объединении педагогов по вокалу, и мы все подпишемся. В Кузбассе великолепная школа академического пения. Это безусловно, и наши везде побеждают. Когда в Кемерово приезжала специалист из Москвы, вышла к трибуне директор одной из кемеровских школ и сказала ей: “Когда мы приезжаем к вам на конкурсы, мы занимаем все призовые места”. Получается, что у них, в Москве, нет хорошей академической школы. У нас она есть, и почему от нее надо отказываться?

Валентин Волченков (фото)

Татьяна Тюрина Культура 24 Июл 2012 года 1971 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *