Из почты редакции

Волков или Мессершмидт?

Благодарю Федора Кирилловского за отзыв на мою заметку о праздновании 300-летия Кузбасса («КР» от 12 марта 2021 года) и озвученные им предложения по установке памятных досок. К сожалению, не будучи геологом, мне сложно понять отсылку к четырнадцатому тому «Геологии СССР», где В.И. Яворский пишет о тектонике Кузнецкого бассейна. По существу, наши разногласия касаются темы: кого считать первооткрывателем кузнецкого угля.
Конечно, я прекрасно понимаю, что переименовывать никто ничего не станет, да и незачем это. Запущенный механизм в год юбилярства, как я стал называть подобные торжества, уже не остановить. Но для приличия оговорить правильность празднования юбилея областной власти не мешало бы. Правда, оговорив одно, получится сказка «о голом короле», как и с датой 4 ноября 1612 года. Если дата празднования 6 июля окажется ошибочной, то и разрушится идеологическое обоснование проведения юбилейных торжеств. Однако мне важно правильно расставить акценты, озвучить правильные формулировки, чтобы меньше скапливалось мусора в наших головах. История — наука точная. А наука — это спор о фактах. А факты получаются следующие.
Областными властями выбрана дата празднования 300-летия Кузбасса — 6 июля. Этим днем датируется письмо Волкова, в котором он доносит на мастера руд Федора Инютина (Волков был «казачим сыном», не рудознатцем) за то, что тот не пожелал отправиться с ним под Комарово и произвести отбор серебряных руд для дальнейшего исследования. Чем эта дата предпочтительнее 28 апреля, когда в том же 1721 году Мессершмидт, допрашивая пленного шведа Ээнберга, узнал, что под современным Кемеровом должен находиться каменный уголь, о чем и была сделана запись в дневнике экспедиции? У Мессершмидта оказываются более правильные данные.
Если принимать во внимание дату 7 мая 1722 года, то за этим днем значится донесение из Уткуса, где говорилось: «№ 1 — каменный уголь из Томска доносителя Михайлы Волкова, № 2 — руда железная из Томского уезда, его же Волкова». Только эта дата может быть наиболее обоснованной в деле научного (и практического) подтверждения каменного угля на территории будущей Кемеровской области. В таком случае остается выяснить: смог ли Мессершмидт свои находки, посланные в Кунсткамеру, определить именно как каменный уголь, и что именно он нашел у реки Абашево (полное собрание сочинений М.В. Ломоносова, т. 5, с. 97)? Так, например, в минеральном каталоге Кунсткамеры 1745 года определено: «65. Смурая глина, от Мессершмидта к глинам причтена? за Мессершмидовым клеймом» (с. 76). А по поводу каменного угля: «153. Каменное уголье в небольших прутиках; при устье Абашево найдено. 154. Каменное уголье светящееся, слоеватое; от реки Абашовы». Если окажется, что образцы Мессершмидтом были посланы в столицу именно как образцы каменного угля, то однозначно первооткрывателем (научно подтвердил) следует признать Мессершмидта. Я готов принять любые возражения, если только они помогут приблизиться к научной истине.
До середины XX века приоритет в открытии кузнецкого угля признавался за Мессершмидтом, после — за Волковым: «попытки приписывать открытие кузнецких углей Мессершмидту, Страленбергу и Гмелину должны быть безусловно отвергнуты» («Открытие угольных месторождений в Кузнецком бассейне». 1952. С. 84), «честь открытия каменного угля в Кузбассе бесспорно принадлежит Михаилу Волкову» (Открытие руд и каменного угля. История Кузбасса. 1967. Ч. 1. С. 51). Возможно, вопрос о прерогативе первооткрывателя кузнецкого угля так и останется дискуссионным вопросом, а возможно, и нет, ведь у натуралистов XVIII века входило в правило к собранным образцам прикреплять краткую справку. Если у образцов каменного угля имеется место сбора (река Абашево) по минеральному каталогу Кунсткамеры, значит, должно быть указано, что именно собрано. Таким образом, Мессершмидт понимал, что он летом 1721 года собрал образцы каменного угля, в отличие от Волкова, который в том же году считал, что он нашел серебряную руду. Тем самым станет больше оснований считать первооткрывателем кузнецкого угля Даниэля Готлиба Мессершмидта. В случае отсутствия наличия угольных образцов от Мессершмидта прерогатива «открытия» остается за Волковым.

Лев Агни Из почты редакции 16 Апр 2021 года 140 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *