Экономика

Наука, которую мы потеряли

К написанию данной статьи меня подтолкнуло желание выразить своё отношение к состоянию одной из важнейших отраслей народного хозяйства, а именно науки, и в первую очередь прикладной науки, которая оказалась в нашей стране по факту не ко двору. Во всяком случае, принимаемые в последние годы решения правительства свидетельствуют об этом. Хотелось бы, чтобы на эту тему публично высказались коллеги по цеху и представители власти. Важность данной дискуссии, на мой взгляд, обуславливается ещё и тем, что в связи с решением глобальных экологических проблем, с которыми столкнулась современная цивилизация, идёт настоящая атака на угольную отрасль. Поэтому решение возникающих при этом задач напрямую касается нашего региона, благополучие жизни населения которого во многом зависит от эффективности работы данной отрасли. И здесь, конечно, роль прикладной, в первую очередь угольной и смежных отраслей, науки неизмеримо возрастает.
При подготовке материалов данной публикации я решил посмотреть последний телефонный справочник организаций, учреждений и предприятий города Новокузнецка за 1987 год, раздел «научно-исследовательские институты (НИИ), проектные, конструкторские, изыскательские организации», стр. 133 — 153. Из 25 таких организаций, записанных в справочнике, НИИ являлись почти половина (11), из которых непосредственно угольной тематикой занимались четыре крупных института (ВНИИГидроуголь, ВУХИН, Новокузнецкое отделение ВНИИПИГидротрубопровод, Гипрококс). В настоящее время в городе, Кузбассе, да и во всей стране, фактически не осталось ни одного института, который бы занимался прикладными исследованиями для угольной промышленности. То же самое можно констатировать по другим гражданским отраслям промышленности. Возможно, в какой-то мере это не относится к нефтяной, газовой и атомной отраслям промышленности и энергетике.
Вообще в Советском Союзе гражданская наука занимала значительное место в экономике и была сформирована в основном из трёх основных направлений: академическая, представленная институтами Академии наук СССР и её региональными и республиканскими отделениями, прикладная наука, развиваемая отраслевыми НИИ, и вузовская, сформированная в высших учебных заведениях (институтах и университетах).
Исходя из задач, решаемых научными коллективами, каждое направление имело своё финансовое обеспечение. Академическая наука имела практически полностью бюджетное финансирование, прикладная финансировалась из соответствующих министерств, однако имела место и существенная подпитка от промышленных предприятий при внедрении новых технологических и технических решений. Финансирование вузовской науки производилось, как правило, из соответствующего государственного бюджета.
Основная роль академической и вузовской науки заключалась в проведении фундаментальных исследований в различных отраслях промышленности, подготовке квалифицированных инженерных кадров и кадров высшей квалификации, а назначение прикладной науки — в отработке новых технологических решений и создаваемого оборудования для конкретных отраслей промышленности и доведения до промышленного внедрения, то есть серийного производства.
Произошедшие в нашей стране глубокие социальные и экономические преобразования в конце прошлого века привели не только к развалу страны, но и к деформированию многих укладов и направлений в различных сферах деятельности, в том числе и в научной. Фактически можно утверждать, что в период реформаторских «утех» была уничтожена прикладная наука как отдельное направление.
В последние годы государство пытается отыграть назад, но какими-то очень неуклюжими действиями. Достаточно вспомнить широко разрекламированное движение по созданию технопарков по всей стране, в том числе и в Кузбассе. Развернулась мощная информационная кампания (что сейчас наиболее актуально). Была даже предпринята попытка организации конкурса по выборам директора создаваемого предприятия. В Новокузнецк приезжал первый заместитель губернатора В.П. Мазикин, который успокаивал учёных и общественность города, что вот теперь в Кузбассе будет создана мощная инфраструктура, состоящая из головной организации в Кемерове и филиала в Новокузнецке, которая позволит воплотить имеющиеся научно-технические проекты и идеи в жизнь. Правда, на мой вопрос о возможной финансовой поддержке проектов был получен очень уклончивый ответ. Что же произошло фактически?
А фактически в городе Кемерове в красивом месте Рудничного района были построены несколько современных административных зданий и сооружений. Первоначально даже на созданном экспертном совете принимались и рассматривались проекты. Однако на данный момент о Кузбасском технопарке и проектах, реализованных с его помощью или с помощью его различных кластеров, мало что слышно. Отпущенный на «вольные хлеба» Кузбасский технопарк, по-видимому, зарабатывает себе на жизнь, сдавая удобные кабинеты в аренду различным предприятиям и организациям, к науке практически не имеющим отношения.
Попытка взбодрить вузовскую науку была предпринята Д.А. Медведевым в бытность его Президентом РФ. Он даже вызвал из отпусков депутатов, чтобы принять срочно закон о создании при вузах малых инновационных предприятий. Однако принятые в законе условия организации таких предприятий и отсутствие реальной государственной поддержки практически полностью нивелировали отдельные, даже удачные старты. Поэтому в настоящее время все уже давно забыли о принятой инициативе увеличить долю инновационного продукта, тем более на предприятиях добывающих и перерабатывающих отраслей.
Сейчас правительством предпринимается очередная попытка придать инновационный характер экономике регионов путём создания научно-образовательных центров (НОЦ), и конечно мирового уровня, на базе существующих университетов и научных организаций Академии наук. На первом этапе объявили о создании пяти НОЦ, в том числе в Кузбассе. В 2019 году в Кемерове высадился большой десант специалистов из Сколково. В Кемеровский госуниверситет (единственный региональный опорный вуз Кузбасса) пригласили ученых и специалистов со всего Кузбасса. В течение нескольких недель «сколковцами» проводились мастер-классы по правильному оформлению научно-технических проектов (рисовали красивые ромбики). Я тоже участвовал в этих занятиях. Кстати, на мой взгляд, было подготовлено и представлено губернатору несколько интересных проектов, таких как «Цифровая Томь», «Рельсы 2500» и др. Даже представленный нашей командой проект «Цифровая мини-ТЭЦ на отходах углеобогащения» был какое-то время в топе обсуждаемых проектов. Всё-таки магическое слово теперь — «цифра» позволяет преодолеть многие преграды. Однако в дальнейшем все усилия учёных, разбитых по разным технологическим направлениям при рисовании «ромбиков», остались только на бумаге и где-то на различных носителях информации. Возможно, на развитии данной инициативы сказалась неожиданно возникшая ситуация, связанная с пандемией. Вместе с тем задача инновационного развития страны и, безусловно, Кузбасса чрезвычайно актуальна, и данная проблема, на мой взгляд, в первую очередь связана с необходимостью восстановления уничтоженной в нашей стране прикладной науки. Важность решения данной задачи для Кузбасса связана также с проблемой постоянного оттока населения, в первую очередь молодёжи.
Что же можно предложить? Представляется эффективным в сложившейся ситуации создание при существующих вузах Кузбасса и их филиалах научно-технологических центров и лабораторий, укомплектованных соответствующим кадровым составом и обеспеченных соответственно поставленным задачам оборудованием и приборами и др. В результате вузы приобретают современную исследовательскую инфраструктуру, которая позволяет решать актуальные для региона проблемы. Хорошо вписалось бы в такую организацию и очень интересное предложение кемеровских коллег о создании, например, при университетах технических кадетских училищ соответствующего профиля (горное, металлургическое и др.) по аналогии с военными кадетскими учебными заведениями (предложение вносилось на обсуждение областной общественной палаты бывшим зам. губернатора и нынешним профессором КузГТУ А.И. Копытовым). Ведь не секрет, что тяга к техническим специальностям у современных школьников существенно упала, о чём свидетельствуют результаты приёма на технические дисциплины в последние годы (проходной балл на основные технические специальности базовых отраслей промышленности минимально возможный, даже имеются случаи недобора по КЦП Минобрнауки).
При реализации предлагаемого сценария выстраивается логически оправданная цепочка: профильное школьное образование — университет — прикладная наука — производство. В этом случае появляется возможность, во-первых, закрепления молодёжи в регионе, а во-вторых, вовлечения молодых специалистов в решение конкретных актуальных задач, стоящих перед нашей областью.
А такие задачи очень серьёзные. Это и переработка накопленных и непрерывно пополняемых промышленных отходов добычи, переработки и сжигания угля, металлургических отходов, сохранение, рекультивация нарушенных земель, восстановление нормального ландшафта, и повышение эффективности работы существующей угольной генерации, и переход к новой энергетике и т. д.
В этой связи я был воодушевлён предложением губернатора о переводе большей части автотранспорта на промышленных и муниципальных предприятий на электрическую тягу (кстати, это наиболее развивающееся направление в мировой практике). Только вопрос: откуда брать дополнительные объёмы электроэнергии? На мой взгляд, для нашего региона это создание мини-ТЭЦ, работающих на низкосортных углях и отходах углеобогащения. Ведь таких продуктов у нас не счесть, а проблемы с их хранением неуклонно усугубляются. Достаточно отметить непотухающий отвал под Костёнково и в других местах, постоянно возникающие пылевые бури и прочие неприятности, сопутствующие сильным ветрам, половодью, таянию снега и дождям. Кстати, у нас существует технология, позволяющая решить эту проблему наиболее эффективным и зкологически приемлемым способом. Безусловно, всё это требует существенных капитальных и прочих вложений и, главное, политического решения, так как это касается многих участников при реализации проекта.
Известно, что ведутся разговоры на самом высоком уровне о возобновлении проекта строительства Крапивинской ГЭС с очень серьёзными и долгосрочными вложениями. Моё мнение об этом достаточно сомнительном, с точки зрения полезности для региона, проекте совпадает с мнением известного новокузнецкого экономиста Ю.Н. Буланова. В связи с этим, может, средства, намеченные для реализации данного проекта, переориентировать на реальное восстановление научной инфраструктуры Кузбасса, которая позволит решить неотложные задачи региона?
Василий Мурко.
От редакции. Автор данной публикации — человек в отрасли не случайный. Василий Иванович Мурко — доктор технических наук, профессор СибГИУ и КузГТУ. Работал во ВНИИГидроуголь и Новокузнецком отделении ВНИИПИГидротрубопровод. Прошёл путь от младшего научного сотрудника до заместителя директора по науке. Разговор, на наш взгляд, серьёзный и важный, с учётом специфики нашего региона. А чтобы он был ещё и многогранным и многоуровневым, предлагаем высказаться о перспективах науки угольной отрасли всем заинтересованным сторонам — от представителей высшей школы до производственников и чиновников.

Василий Мурко Экономика 24 Авг 2021 года 70 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *