Экономика

Большое видится на расстоянии…

Материалы, посвященные Стратегии социально-экономического развития Кузбасса до 2035 года и на более длительную перспективу, опубликованы в научном рецензируемом журнале “Экономика в промышленности”. Автором одной из них стал губернатор Сергей Цивилев.

Вот и удалось хоть чуточку приоткрыть завесу тайны над новым вариантом Стратегии развития Кузбасса, который уже обсуждался в областном центре, но почти кулуарно, судя по скупости информации об этом обсуждении. Сразу скажем, что публикации в журнале (а Кузбассу посвящен целый выпуск — говорят, впервые в истории издания) — не для широкого круга читателей, легкостью и простотой языка они не отличаются. Но в общем и целом можно понять, каким авторы видят будущие 15 лет жизни региона.

Прежде всего Сергей Цивилев поясняет, почему стратегий оказалось две. Первая была представлена группой кузбасских авторов два года назад. Второй занимался уже творческий коллектив московских экспертов. “Оценивая перспективы дальнейшего развития, руководство Кузбасса пришло к выводу о необходимости немедленного начала разработки долгосрочной стратегии развития, но осуществить эту работу было решено в два этапа, — читаем в статье главы региона. — На первом из них нужно было разработать силами самих кузбассовцев — профессиональных экономистов, инженеров, технологов и руководителей — первый стратегический сценарий развития. Такая работа была осуществлена тысячей местных специалистов и экспертов за 5 месяцев. Однако руководству региона продолжали поступать многочисленные предложения, требующие дальнейшего учета в уже намеченном варианте социально-экономического развития. Созревало понимание, что принятие столь важного и долгосрочного документа, как Стратегия региона, предопределяющего жизнь сотен тысяч людей, требует привлечения к участию в этой работе профессионалов стратегирования. Руководство Кузбасса приняло решение обратиться в главный учебно-научный центр России — Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова”.

Приоритеты развития Кузбасса представлены в виде стратегических “контуров”. Например, первый контур “Кузбасс — регион достойной жизни людей!” включает в себя четыре приоритета с такими же звучными названиями: “Кузбасс — Центр высокого качества жизни населения” или “Кузбасс — Центр профессионального превосходства”. Нетрудно догадаться, что в этой части стратегии речь идет о нас, жителях: как обеспечить нам в ближайшие 15 лет возможность получить современную профессию, а с ней — хорошую и безопасную работу и достойный уровень жизни.

Также место в стратегии отведено безопасности — продовольственной, экологической, финансовой и информационной; диверсификации экономики — от угольно-промышленного комплекса до транспортной системы; развитию систем жизнеобеспечения — имеется в виду водоснабжение и водоотведение; внешнеэкономическим, научно-образовательным, культурным и спортивным связям — включая формирование глобального стратегического бренда Кузбасса; цифровизации экономики и трансформации финансовой системы.

Другие авторы развивают в своих публикациях в журнале тему приоритетов по всем семи направлениям. Например, Кузбасс должен стать Центром развития предпринимательства в Сибири. А формирование Центра зелёной экономики предполагает создание центра развития зеленых навыков и центра развития зеленых рабочих мест в Кузбассе: глобальным трендом (для незнакомых с современной терминологией читателей переведем это слово как “тенденция”, “направление”), оказывающим влияние на формирование достойной жизни, считаются зеленые рабочие места и зеленая, то есть экологически более чистая, экономика.

Руководитель творческой группы, разрабатывавшей стратегию, профессор Владимир Квинт (он же — главный редактор журнала “Экономика в промышленности”), отмечает, что “преодоление одного из самых опасных и долгосрочных трендов в развитии Кемеровской области — оттока населения — потребовало выявления и использования новых, и не только материальных, факторов мотивации людей. Среди нескольких из них и наиболее действенных был выбран моральный стимул мотивации — воспитание гордости кузбассовцев землей своего проживания, демонстрация своих традиций и, особенно, сибирского характера”.

Особой новизны в этом стимуле я лично не вижу. К тому же многие кузбассовцы очень гордятся родным краем из Москвы или Санкт-Петербурга, где живут и работают. Там же и демонстрируют сибирский характер. Так материально надежнее, экологически безопаснее, да и свободнее для передвижений в географическом отношении.

Есть в описании стратегии любопытные идеи: “Наблюдающийся тренд роста численности населения при увеличении доходов, в том числе в странах Юго-Восточной и Центральной Азии, позволяет рассматривать Кемеровскую область как конкурентоспособного поставщика сельскохозяйственной продукции, а также товаров агропромышленного комплекса на быстрорастущие рынки, в первую очередь Китая, Индии, Вьетнама и Монголии. На основе проведенного в Концепции Стратегии анализа глобального и регионального тренда нарастающего дефицита пресной воды обосновано, что Кузбасс обладает конкурентными преимуществами в производстве и экспорте бутилированной питьевой и минеральной воды в вододефицитные страны Центральной и ЮгоВосточной Азии”.

Даже с учетом имеющегося дефицита пресной воды в азиатских странах, будет ли интересна этим государствам наша бутилированная вода, которую придется везти за тридевять земель, существенно увеличивая ее стоимость? Есть ли на этот счет какие-то договоренности — хотя бы предварительные? Знают ли страны Азии вообще, что стали частью нашей региональной стратегии развития? И, возможно, это Кузбасс фигурирует в их стратегиях как территория, куда можно вывозить отходы, а обратно — лес? Кто знает…

Но продолжим. Раз уж профессор заострил внимание на сельскохозяйственной продукции, которую мы в обозримом будущем сможем поставлять на быстрорастущие рынки Азии, почитаем статью, посвященную продовольственной безопасности. Авторы отмечают, что для продбезопасности Кузбасса есть угрозы. Это прежде всего то, что Кемеровская область находится в зоне рискованного земледелия. Да и состояние почвы крайне неблагоприятное из-за интенсивного развития горнодобывающей и перерабатывающей промышленности, с нерациональным использованием земель в сельскохозяйственном производстве и, как следствие этого, проявлением процессов деградации почв. Однако все преодолимо, если переориентировать область на “зеленую” экономику и применять почвозащитные технологии при земледелии. Однако, как отмечают авторы, “одной из основных стратегических угроз продовольственной безопасности является высокая зависимость от импорта агропромышленного комплекса Кузбасса”. То есть мы производим свое мясо и молоко, но импортируем изрядно. Одна надежда на зерновые, которых у нас производится гораздо больше, чем ввозится. И к чрезвычайным ситуациям, когда может не хватать продовольствия, надо готовиться, оказывать поддержку фермерам и расширять доступность продовольствия для уязвимых и малоимущих слоев населения. Хорошая идея, которую надо реализовывать даже не завтра или в долгосрочной перспективе, а вчера.

А профессор Квинт продолжает: “Концептуальным приоритетом третьего контура, который кардинально изменит эффективность всей транспортно-логистической системы России, является формирование в Кузбассе одного из главных железнодорожных и авиационных центров и хабов практически в географическом центре страны. Для реализации стратегических интересов России разработчиками данного документа предложено создать международный транспортный узел, обеспечивающий в то же время центральную роль Кузбасса в создании и развитии высокоскоростной магистрали (ВСМ) — транспортного меридиана “Северный морской путь — Китай”. Понятно, железнодорожную трассу по этому маршруту эффективно прокладывать с параллельной автомобильной рокадой. Это потребует и улучшения коммуникаций внутри региона на основе функционирования скоростного электрического транспорта, соединяющего Кемерово и Новокузнецк через малые города Кемеровской области”.

Интересно, какой скоростной транспорт, что свяжет города на расстоянии двух сотен километров, имеется в виду? Электричка? Легкое метро? Троллейбус?

Перспективы развития угледобычи также рассматриваются стратегией. “Угольная продукция, которая сегодня вывозится из Кузбасса на запад и на восток, может также стать сырьём для создания продукции с высокой добавленной стоимостью, с использованием НДТ (наилучшие доступные технологии. — Ред.), что сохранит Кузбасс как экологически чистый регион и еще на многие десятилетия обеспечит работой жителей Кузбасса, обладающих высочайшим уровнем профессионализма, опыта и компетенций”, — считают авторы. Но для этого необходимо выводить уголь в качестве базового компонента на новые рынки: химических продуктов, углеродных и композитных материалов. Стратегия развития Кузбасса предусматривает значительный рост объемов промышленного производства. Но с обязательным условием — строжайшее соблюдение необходимых экологических требований со стороны всех промышленных предприятий.

Экологическая тема отражена в стратегии под приоритетом “Снижение показателей загрязнения окружающей среды Кузбасса”. Суть его — в создании комфортных условий для жизни населения Кузбасса на основе улучшения качества окружающей среды. Тоже ничего нового — улучшение качества воздуха в крупных промышленных центрах, оздоровление водных объектов, эффективное обращение с отходами производства и потребления, ликвидация наиболее опасных объектов накопленного экологического ущерба. Из целей, что раньше не ставили, — создание областного сегмента отрасли экологического машиностроения “ЭкоМашКузбасс”.

Туризм. “Возможности развития туризма в Кузбассе определяются в настоящее время возможностями поиска ответа на некоторые угрозы”, — пишут авторы статьи, посвященной этому приоритету, имея в виду пандемию коронавируса. Они считают, что психологический шок, связанный с тем, что самые масштабные жертвы пришлись на традиционные центры туризма, можно использовать для продвижения Сибири, и тем более Кузбасса, где количество зараженных коронавирусом оказалось наименьшим даже для Сибирского региона. Поскольку Дальний Восток близок к Китаю, а западная часть страны — к Европе, то у нас есть приоритет. Тем более что Кузбасс — регион всесезонного туризма, так что тема безопасного отдыха может стать возможностью для продвижения Кузбасса.

Хочется спросить: безопасного для кого? Для приезжающих к нам или для местных жителей?

Но даже если коронавирус рано или поздно отступит, привлекательность горнолыжного, снегоходного, событийного, промышленного туризма и выставочных мероприятий, собирающих множество гостей из разных регионов страны и из-за рубежа, должна поддерживаться развитием инфраструктуры, круглогодичной транспортной доступностью и, уж извините, соответствием качества сервиса и цены. Да и, кроме того, считают авторы, к 300-летию Кузбасса просто необходимо выпустить особую линейку питьевой воды — опять же для создания нового бренда в турбизнесе.

Ясно, что пока стратегия существует в таком, обобщенном виде. Очень хочется всем сердцем поддержать планы развития Кузбасса, вдохновившись энтузиазмом авторов стратегии! Но, уж извините, сильно это похоже на “Нью-Васюки”. Да, возможно, в долгосрочной перспективе Кузбасс станет таким — зеленым, чистым, богатым, как Швейцария, регионом, откуда что до Китая, что до Европы — рукой подать. Только до 2035 года стратегию придется скорректировать и, может быть, еще не раз, под влиянием внешних и внутренних факторов — будь то новая инфекция, очередной экономический кризис, смена политических веяний или кадровые перестановки. “Принятые приоритеты являются крайне амбициозными и прорывными по целому ряду направлений”, — отмечает в своей статье губернатор Кузбасса Сергей Цивилев. Вот в это верится охотно: амбиции под стать масштабам задуманного — исполинские… Или, как говорил поэт, большое видится на расстоянии?

Ольга Бодрова. Александр Бокин (фото). Экономика 13 Окт 2020 года 64 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *