Экономика

Бизнес в стиле девяностых?

Эту историю сочли бы обычной в лихие 1990-е, когда словосочетания «отжать бизнес», «развести на «бабки», «поставить на счётчик» были общеупотребимыми терминами реальной экономики. Сейчас ими уже не пользуются для характеристики действий «контрагентов», но сами действия, оказывается, остались…
Началось все с того, что в 2017 году компания «А» (условно назовем ее так), зарегистрированная в Новосибирске, приобрела на торгах имущество компании «Б», признанной банкротом по иску налоговой службы, банка и других кредиторов, — довольно старое и запущенное здание завода в Новокузнецке площадью более восьми тысяч квадратных метров.
Новый владелец рассчитывал использовать это имущество для нужд бизнеса. Но случилось непредвиденное: вскоре объявилась компания «В», которая заявила о своем праве на здание завода — на основании заключенного в 2009 году договора аренды помещения площадью 28 квадратных метров на втором этаже здания и дополнительных соглашений к договору от 2012 года — уже на полную площадь завода, с арендной платой один рубль (!) в месяц. Правда, подлинники этих документов «арендатор» не представил. А в последнее судебное заседание была предъявлена копия еще одного дополнительного соглашения — от ноября 2013 года.
Да, новоявленный претендент обратился в Арбитражный суд Новосибирской области — по месту регистрации ответчика — с двумя исковыми заявлениями: об обязанности нового владельца предоставить «арендатору» доступ в свое же помещение и об обязанности внести изменения в договор аренды — в части сведений об арендодателе. В судебном процессе были представлены копии договора и допсоглашений. И суд вынес решение в пользу истца, удовлетворившись лишь копиями этих документов.
Казалось бы, о каких арендаторах может идти речь, ведь имущество обанкротившейся компании пошло с молотка, продано за долги? Однако есть положение статьи 617 Гражданского кодекса РФ: переход права собственности (хозяйственного ведения, оперативного управления, пожизненно наследуемого владения) на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды. Имущество продано, но договор есть. То есть новый владелец завода должен впустить на свои производственные площади арендатора и получать арендную плату в один рубль за всю площадь — более восьми тысяч квадратных метров!
Ответчик, глава компании «А», с таким решением суда не согласился. Прежде всего потому, что при продаже имущества на торгах не упоминалось о каком-либо обременении, конкурсный управляющий должника, подписывавший договор купли-продажи, ни о каком арендаторе не ведал, в хозяйственной документации компании-банкрота документов, подтверждающих право на аренду, не было. А владелец компании «А» о существовании договора и дополнительных соглашений к нему (вернее, их копий) узнал только во время рассмотрения иска в Арбитражном суде. Последовало долгое судебное разбирательство, дело дошло до Верховного суда РФ — но безрезультатно.
Но куда же делись оригиналы документов — если они вообще существовали? Еще во время судебного процесса в здании завода были проведены обыски. Оригиналов не нашлось. И тогда «арендаторы» обвинили в краже документов главу компании «А»! Правда, проведенная проверка этого факта не подтвердила.
Потом новый владелец завода, чтобы провести ремонтные работы, связанные с пожарной безопасностью, был вынужден открыть двери в помещения, куда не заглядывал со времени приобретения здания — поскольку там всё еще находилось имущество старого хозяина-банкрота. Как рассказал предприниматель, в одном из кабинетов нашелся брошенный архив документации прежнего владельца — оригинальные договоры аренды на всё здание завода за 2011, 2012, 2013 и 2014 годы между компанией «Б» и компанией «Г» (уже четвертым участником этой детективной истории) и платежные документы, подтверждающие фактическое исполнение обнаруженных договоров. Плюс договоры субаренды. Если верить всем этим документам — и оригиналам и копиям — получается, что одно и то же помещение было сдано двум арендаторам одновременно?
После этих находок глава компании «А» в свою очередь обратился с заявлением в полицию. Даже с двумя. И было возбуждено два уголовных дела: в Новокузнецке — по факту мошенничества, а в Новосибирске — по факту фальсификации доказательств в суде. Заключение эксперта Сибирского регионального центра судебной экспертизы Министерства юстиции РФ однозначно говорит о том, что копии договора аренды и дополнительных соглашений к нему, представленные в Арбитражном суде Новосибирской области, изготовлены путем монтажа! То есть, выражаясь по-простому, это подделка.
Причем довольно грубая. Не надо иметь каких-то специальных приборов, чтобы разглядеть, что подписи сторон и оттиски печатей на документах расположены одинаково — до миллиметра. Можно провести простой эксперимент. Расписаться на двух листах бумаги и поставить какой-нибудь штампик — хотя бы отпечаток большого пальца. Сделать это так, чтобы подписи и оттиски были абсолютно идентичными, невозможно — попробуйте сами!
Наконец, вишенка на торте: филиал банка, в котором, в соответствии с копиями договора аренды и допсоглашений, у арендатора якобы был счет, закрыт еще в 2009 году! Об этом говорит ответ на запрос следователя из отделения Банка России по Кемеровской области. То есть ни в 2012-м, ни в 2013 году арендатор ни пользоваться счетом, ни указывать на документах реквизиты несуществующего банка не мог. Более того, с 2009-го до середины 2016 года он деятельность не вел, представляя в налоговую «нулевые» декларации, и даже действующего счета в банке до марта 2016 года не имел.
Казалось бы, этого уже достаточно, чтобы развернуть ситуацию на 180 градусов. Потому что все эти годы новый владелец завода, руководитель компании «А», «держит оборону»: не создает нового договора аренды на основании поддельных документов, как постановил суд. То есть по сути не может исполнить решение суда, считая, что совершено преступление против правосудия, и произвести замену стороны в сфальсифицированном договоре для него означает собственноручно создать и подписать подложный документ. А это уголовно наказуемо. Судебными приставами возбуждены исполнительные производства, начисляется атрент (штраф) за неисполнение судебных решений в размере 7500 рублей в день(!), создается искусственная задолженность, на имущество предпринимателя наложен арест, а сам он на грани банкротства. Плюс против него возбуждено уголовное дело.
И всё это — итог законной купли-продажи имущества с торгов обанкротившейся компании! К слову, представитель «арендатора» пытался оспорить итоги торгов в суде, но потерпел фиаско — в удовлетворении иска было отказано. «Я мог бы бросить все это и уйти и три, и два года назад. И год назад мог! — говорит руководитель компании «А». — Но теперь уже не брошу?» Для него это дело принципа. В конце концов, есть в России закон или нет?
Должен быть. Но предварительное следствие по уголовному делу, возбужденному в Новокузнецке, то приостанавливается, то возобновляется снова — «в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого». В то же время в Новосибирске Следственный комитет нашел обвиняемого для привлечения к уголовной ответственности еще в феврале 2021 года. И долго искать не пришлось! Ведь под всеми поддельными документами есть подписи конкретных людей. И, вероятно, уже скоро дело будет передано для рассмотрения в суд. Но в Новокузнецке уголовное дело если и двигается, то с большим скрипом. Три года предприниматель и его представители обивают пороги всех инстанций правоохранительных органов — от прокуратуры до МВД, уже все мыслимые сроки, установленные законом, прошли, а конца-краю этой эпопеи не видно.
«Это рейдерский захват!» — считает предприниматель, который оказался жертвой цепи «неслучайностей» и стечения обстоятельств — называйте это как хотите. Просто кому-то (ведь эти лица «не установлены») очень не хочется отдавать добросовестному приобретателю его же имущество. А в итоге погибает бизнес, и человека насильно загоняют в долговую яму.
Следствие не закончено, никому не предъявлено обвинения, дело не передано в суд, и мы пока не можем назвать реальных участников этой истории. Но она настоящая, и происходит все это не в 90-е, а сейчас, в другом веке, в других условиях. Однако, похоже, не так уж далеко мы ушли в сторону цивилизованного бизнеса и правового общества…

Елена Кострова Экономика 28 Сен 2021 года 85 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *