Экономика

Барьер, ещё барьер!

Правительство Кузбасса утвердило Стратегию развития экспорта Кемеровской области — Кузбасса до 2035 года.
Кемеровскую область относят к одному из наиболее важных индустриальных регионов страны, для экономики которого характерна ярко выраженная экспортная направленность: Кузбасс входит в состав первой пятерки российских регионов-экспортеров, занимая по итогам 2021 года 4-е место в рейтинговой линейке, уступая по объемам экспорта только Москве, Санкт-Петербургу и Ханты-Мансийскому автономному округу.
Экспортный потенциал Кузбасса поддерживается благодаря наличию и доступности разведанных полезных ископаемых, накопленному опыту их добычи и первичной переработки, вовлеченности транспортной инфраструктуры Кузбасса в систему Транссибирской железнодорожной магистрали, которая обеспечивает доступность экономики региона к быстрорастущему рынку Азиатско-Тихоокеанского региона. К преимуществам, как отмечается в Стратегии, относят также высокую концентрацию предприятий-лидеров по различным направлениям, наличие высокого уровня научно-технологических и производственных компетенций, внимание руководства Кемеровской области — Кузбасса к наращиванию экспортного потенциала и наличие внешнеторговых преференций федерального и областного уровней для товаропроизводителей в части организации экспорта продуктов. Это упоминается в качестве наших «плюсов».
В 2020 году в Кузбассе в сфере внешнеэкономической деятельности действовали 734 участника, имеющих торговые отношения со 123 странами мира, тогда предприятиями региона экспортировано 73 вида продукции в 111 стран мира. В сложном из-за пандемии 2021-м экспортную деятельность, связанную с товарным экспортом, в Кузбассе осуществляли 373 региональные компании, в том числе 300 субъектов малого и среднего предпринимательства, экспортировалось 78 видов продукции в 104 страны мира.
В стабильный, допандемийный период (2017 — 2019 годы) в структуре товарного экспорта Кузбасса ведущие места занимали Тайвань (13,3 % от общего объема за 2017 — 2019 годы, в основном экспортировались металлы и изделия из них, каменный уголь), Южная Корея (11,2 %, в основном — каменный уголь, металлы и изделия из них), Япония (8,7 %, экспортировались каменный уголь, металлы и изделия из них). Эти страны суммарно обеспечивали 33,2 % запросов на экспорт. Также в число главных импортеров кузбасской продукции входили Нидерланды, Германия, Турция, Украина, Китай, Великобритания, Польша, Казахстан, Латвия, Индия, покупавшие каменный уголь, нефть и нефтепродукты (кроме сырых), металлы и изделия из них, уголь битуминозный, антрацит, продукцию химической промышленности, пищевые продукты, напитки, табак.
«Суммарно перечисленные страны в период 2017 — 2019 годов формируют 76,3 % от общего объема экспорта из Кузбасса. Отметим, что ряд из них входят в список недружественных стран и уже декларировали отказ от экспорта российского угля», — отмечают авторы Стратегии.
К 2021 году в географической направленности экспорта товаров из Кузбасса произошли изменения: в составе регионов — лидеров по объему экспорта доля стран региона Юго-Восточной Азии возросла до 41,3 %, а доля стран Евросоюза снизилась до 9,9 %. При этом в составе лидеров по объему экспорта наблюдается относительно небольшой рост доли ближнего зарубежья — стран СНГ.
Что касается экспорта услуг, то он находится в стадии становления. В 2019 году объем регионального экспорта услуг составил 90,37 млн долларов США — это всего 0,15 % от экспорта услуг Российской Федерации. В 2020 году в условиях пандемии показатель существенно снизился, а по итогам трех кварталов 2021 года экспорт услуг области практически достиг объема за 2020 год в целом.
Кузбасс обеспечивает 70 % общероссийского экспорта угля. Преобладание в экспорте Кузбасса угля и металлургической продукции ставит регион в зависимость от конъюнктуры на мировых рынках энергетического сырья и металлов. И необходимость повышения экспортного потенциала для Кемеровской области остается актуальной. А вот тут начинаются «минусы».
Как говорится в утвержденной экспортной Стратегии, в средне- и долгосрочной перспективе развитие мировых рынков можно определить как сложнопрогнозируемое. На это влияют переформатирование сложившегося мироустройства и мировой экономики, расширение масштабов внешнего санкционного давления на Россию, сохранение в кратко- и среднесрочной перспективе напряженных отношений с большинством западных стран, а также последствия пандемии COVID-19.
Кроме того, есть и новые глобальные социальные и технологические тенденции — политическая борьба с возможным изменением климата (зеленая повестка дня, сохранение биоразнообразия, устранение последствий загрязнения окружающей среды и др.); существенные технологические сдвиги (например, энергопереход на возобновляемую и безуглеродную энергетику, ориентация на технологии энергосбережения; безотходная цикличная экономика; активно нарастающая цифровизация и роботизация и т.д.). «С высокой вероятностью технологические новации ведут к снижению объемов спроса на традиционные энергоносители и материалы, используемые в массовом производстве (металл, стройматериалы, дерево, целлюлоза и бумага, резина и т.д.), — следует из текста Стратегии. — Новые технологии, основанные в большинстве своем на более точном расчете, цифровизации, ориентации на снижение нагрузки на окружающую среду, ведут к объективному снижению расхода многих видов материалов и энергоносителей».
Но если бы только внешние факторы мешали нам нарастить объемы экспорта? Сегодня к барьерам, общим для всех товаропроизводителей-экспортеров Кузбасса, относятся отсутствие у многих субъектов МСП региона компетенций, необходимых для ведения операций на целевых зарубежных рынках; недостаток систематизированной и доступной информации о внешних рынках, включая особенности иностранного законодательства; недостаточное развитие экспортно-логистической инфраструктуры Кузбасса и России в целом; высокая стоимость финансовых ресурсов, привлекаемых для разработки экспортно ориентированной продукции и под экспортные сделки; слабое развитие дилерской и сервисной сетей на зарубежных рынках для большинства видов продукции Кузбасса? И даже низкая пропускная способность и высокая стоимость экспортной логистики из Кузбасса до конечных потребителей «в силу естественных географических особенностей» препятствует.
Чтобы нарастить экспортный потенциал региональных компаний в сжатые сроки и существенно увеличить экспорт продукции с высокой добавленной стоимостью, надо преодолеть также такие барьеры, как сложность процедур российского нетарифного регулирования (на значительный перечень товаров необходимо готовить разрешительные документы, а это дорого и долго), высокие удельные затраты на усовершенствование технических характеристик товаров, чтобы они соответствовали каким-либо стандартам или требованиям страны — потребителя товара, необходимость сертификации продукции из-за относительно небольших объемов сбыта за рубежом.
Также успеху мешает недостаточная заинтересованность отдельных предпринимателей Кузбасса в расширении рынков сбыта, влияние культурных и языковых барьеров на экспортные продажи, дороговизна участия в выставках, рекламы и прочих средств продвижения экспортной продукции? Словом, очень не хватает желания, знаний и денег. Да еще страны — потенциальные рынки сбыта формируют «заградительные меры», ограничивающие доступ продукции иностранного производства на внутренний рынок страны. «Провести четкую грань между необходимыми мерами в области технического регулирования и использованием национальных технических норм и протекционизма в виде технических барьеров зачастую сложно. Обычно происходит постепенное ужесточение или изменение технических требований каждый раз, когда усиливается конкуренция со стороны иностранных товаров. При этом изменения проводят так, что они мало затрагивают внутреннее производство, а импортная продукция оказывается несоответствующей новым требованиям», — буквально жалуются авторы Стратегии. Действительно, должно быть стыдно потенциальным импортерам: почему-то они не желают покупать наше, кузбасское, а болеют за своё, местное!
Чтобы же предлагает Стратегия в таких условиях? Будем иметь в виду, что стратегия обычно не является четким планом конкретных действий — хотя в ней, к примеру, и содержится предложение развивать малотоннажное гражданское судостроительство в Юрге, чтобы отгружать произведенные маломерные суда по железной дороге, а суда с большим водоизмещением, типа «река — море» — по реке Томь до порта Сабетта в Карском море. Звучит, конечно, грандиозно, стратегически масштабно. Но потянет ли наша постепенно мелеющая Томь такое бурное развитие судоходства?
Предполагается, что реализация Стратегии будет способствовать формированию «умной специализации» территории в национальном и мировом экономических пространствах, повышению уровня технологичности и инновационности сырьевых отраслей Кузбасса, увеличению объемов экспорта продуктов, дальнейшей переработки сырья и готовой продукции, полученной с использованием новых материалов и компонентов с улучшенными свойствами, наращиванию объемов высокотехнологичного экспорта, а также увеличению экспорта наукоемких и интеллектуальных услуг. И, разумеется, повышению конкурентоспособности товаропроизводителей Кузбасса на национальном и внешних рынках.
Разработано два сценария развития Стратегии, которые заключаются в разных подходах к адаптации региональной экономики к противостоянию по линии Россия — условный Запад и к глобальному энергопереходу (от углеводородной к водородной энергетике): инерционный и целевой (интенсивный).
Инерционный сценарий предусматривает реализацию уже принятых решений по достижению национальных целей и задач отраслевых документов стратегического планирования с ростом объемов экспорта Кемеровской области на уровне 2,1 % в год, а несырьевого неэнергетического экспорта — на уровне 2,7 % в год. Исходя из этого, накопленный к 2030 году рост несырьевого неэнергетического экспорта Кемеровской области составит порядка 130,5 %.
Дополнительные меры, прямым или косвенным результатом которых является повышение экспортной активности Кузбасса, этим сценарием не рассматриваются. И в целом инерционный сценарий не отвечает на вызовы, связанные с возможным снижением мирового спроса на углеводороды и углеродоемкие товары.
В свою очередь, целевой (интенсивный) сценарий Стратегии дополнительные меры по повышению активности товаропроизводителей-экспортеров предусматривает. Использование такого сценария остается приоритетным, поскольку сегменты добычи традиционных энергоносителей в средне- и долгосрочной перспективе ждут изменения: с высокой вероятностью в мире будет развит ряд технологий, связанных с потенциальным снижением спроса на первичные ископаемые ресурсы, прежде всего на углеводороды.
«Вызванная санкционными режимами и факторами энергоперехода неопределенность, наряду с возрастанием конкуренции между странами на мировом рынке, в той или иной степени оказывает прямое или косвенное воздействие практически на все хозяйствующие субъекты экономики Кузбасса, — считают разработчики Стратегии. — В этих сложных условиях необходимо в сжатые сроки провести структурные изменения и технологическую трансформацию, которая позволит в долгосрочной перспективе обеспечить высокие показатели экспорта, занятости и доходов населения». Но хорошо бы и нам увидеть это прекрасное будущее, обещающее прорыв в экспортной активности региона — «технологическую трансформацию», да «в сжатые сроки»…

 

Ольга Осипова. worldenerget.com (фото) Экономика 20 Дек 2022 года 54 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.