Блоги

Урок целессообразности!

Пасмурное небо хмурилось с самого утра и я предусмотрительно все вещи перенёс под густую пихту. Начал накрапывать дождь, уныло и монотонно. Первая декада октября — всё в теме. Стояла какая-то ненормальная погода. Вроде всё как всегда: и унылое небо, и занудный дождь, и пожухлая трава, и разноцветные листья местами, на деревьях. Но было что-то не то. Эта мысль не оставляла меня в покое, что-то было противоестественное в погоде, только что?
Одну ночь я уже переночевал, не доехав до реки каких-то восемь-десять километров. УАЗ довёз меня до этого места в сопровождении джипа. На джипе рулил мой приятель, который должен был меня догнать уже на реке, через пять-шесть дней с компанией таких же любителей осеннего сплава. Водитель съехал на обочину в удобном месте, дабы развернуться:
— Всё, дальше не могу, нужен. Так что жди попутку, тут лесовозы ходят, может, и уедешь.
Он прав, дальше дорога представляла собой, сплошное месиво из глины с глубокой колеей. Не разбивая лагерь, я прождал до ночи, прислушиваясь к звукам жизни. Но ничего похожего на звук двигателя продирающегося сквозь тайгу лесовоза не услышал.
Так получилось (кстати, не в первый раз), что я ухожу один, а остальная группа меня догоняет на маршруте. Всем некогда, время поджимает, а проплыть по таёжной реке с рыбалкой и охотой, ну, очень хочется! Это не лучший вариант, потому как необходимых вещей нужно тащить на группу одному. Особенно это касается костровой и кухонной утвари, а также охотничьих и рыболовных снастей. Приспособлений много, взять, например, походный душ. Камера от автомобиля , сверху отверстие для наливания воды, снизу шланг с обычным душевым наконечником и перекрывающим краном — налил тёплой воды, повесил на сучок и соблюди гигиену. Чего только мы с собой не таскали на сплав: и огромную сковороду со сковородником; и небольшую бочку для копчения рыбы (кстати, можно использовать как духовку для выпечки хлеба); мясорубку для изготовления рыбных котлет, всего не вспомнишь. Но установка на максимальный комфорт была на уровне религиозных убеждений. Бывалые рыбаки, охотники-промысловики, бывало, покрутят пальцем у виска, мол, зачем вы таскаете за собой всю эту лабуду? Мол, какая разница-то в тайге? Разница есть! Вы идёте в тайгу работать, а мы от-ды-хать! Одно плохо, ты мобилен на воде, а на суше — нет.
Здоровенный рюкзак, ружьё, пакет спиннингов и удочками с притороченными к ним вёслами, отдельно продуктовая сумка (размером вполовину рюкзака). В общем, пешком этот десяток километров можно преодолеть только челноком, таская по очереди вещи. А это уже не десять, а все тридцать километров! И не по тротуару, а по таёжной разбитой дороге, по которой не на каждом джипе проедешь, по которой и без поклажи идти тяжело. Успокаивало только одно: в любом случае через неделю мои спутники приедут сюда на вездеходе догонять меня по воде. Но это был худший вариант, при одной только мысли о нём меня посещало глобальное уныние и вселенская тоска. Хорошо ещё, что я был не один, со мной был Рекс.
Рекс — фокстерьер, прирождённый охотник и злодей. Всё, что шевелится, вызывает в нём любопытство, которое быстро трансформируется в охотничий азарт и заканчивается трагично (для объекта любопытства, разумеется). За ним нужен глаз да глаз! На его счету две гадюки, кролик, пара-тройка зазевавшихся голубей и прочей пернатой живности помельче. Не считая мышей, кротов и лягушек. При малом росте этот пёс, больше похожий на плюшевую бело-коричневую мягкую игрушку, имеет клыки подстать овчарке. А по драчливости он просто гений. В это трудно поверить, но он дрался: с бультерьером, питбулем, ротвейлером, шарпеем, лайкой. Совершенно безнаказанно покусал французского бульдога и боксёра, всех жертв его вероломного поведения и не перечислить. Будучи изрядно покусанным более сильным и крупным соперником, Рекс не оставляет своих воинственных наклонностей. Нужно заметить, ему всё частенько сходит с рук, его соперники более рослые и могучие после потасовки, тоже зализывают раны. А им, наверное, обидно, что какая-то шавка их так изрядно потрепала. Вот такие они и есть, одно слово — фоксы. А уж среди людей (особенно детей) Рекс?- паинька, милашка, любимчик, который только и ждёт, что бы его пригласили поиграть. Этакая маленькая беззащитная собачка. Но всё-таки он был хорошим компаньоном в походах. Спал вне палатки, легко переносил ненастье в межсезонье, ел мало, только вечером и здорово помогал на охоте. На различных туристических тусовках он везде был , в лодку и на катамаран прыгал первым и, что особенно важно, легко переносил длительные переезды в автомобилях.
Из размышлений меня вынул предупредительный лай Рекса. По обочине дороги медленно двигался рыбачок в брезентовом плаще и с удочками наперевес, зачехлёнными в самодельный кофр. Рекс бежал поодаль, на безопасном расстоянии и лаял с подвывом, задирая вверх бородатую морду. Судя по небольшому рюкзачку, рыбачок собрался ненадолго, максимум на два-три дня. Мы поздоровались, и он меня огорчил:
— Не дождёшься лесовоза. Уехали в город за запчастями. Второй день не ездят, может, загуляли, бывает у них такое.
Получается, если даже они приедут завтра, то сколько времени уйдёт на ремонт — неизвестно. Может, пару дней, а может, неделя. Так что накрылся мой сольный сплав медной конструкцией округлой формы. Мы закурили, рыбак, принёсший худую весть, тоже надеялся уехать до реки попутным транспортом. Было о чём помолчать.
Наконец, рыбачок нарушил молчание:
— Тут в километрах трёх бригада зеков работает, у них , только вот… и он выразительно посмотрел на меня. Я понял, рыбачок из тех, кто на рыбалку ходит, как на работу. Ничего лишнего, только то, что нужно для работы.
После небольшой паузы, прикинув свои возможности, я сказал:
— Могу заплатить пятьсот рублей и пятьсот граммов огненной воды девяносто шесть градусов выше нуля.
Рыбачок сразу взбодрился:
— Ты не вздумай даже заикаться про пятьсот, здесь таких цен нет, больше ста пятидесяти и не предлагай, не балуй народ. С таким количеством спирта деньги можно вообще не давать, только чтоб наверняка. Да, ещё не вздумай плату кому попало отдавать, только бугру, я его тебе тихонько покажу, тут свои правила.
И тут же вызвался сходить за транспортом, оказывается, где-то недалече его поджидает приятель с лодками. Оставив свои вещи, он чуть ли не спортивным шагом двинулся за транспортом. А я начал готовиться к погрузке, настроение улучшилось существенно. Глядишь, сегодня буду на воде прочёсывать спиннингом водяные недра да посвистывать в манок, подзывая любопытных рябчиков.
Ждать пришлось довольно долго, не менее пяти часов, я сидел, превратившись в большие уши, ощущая, как чувство ожидания постепенно, но верно трансформируется в депрессию. И, наконец, чудо свершилось, я услышал рёв двигателя продирающегося сквозь бездорожье вахтового . В душе запели все певчие птицы.
Человек пять зеков в чёрных фуфайках мгновенно погрузили мои вещи в будку и мы двинули по разбитой дороге в нужном мне направлении. Для таёжных работяг свежий человек вызывает живой интерес и час пути прошёл быстро и незаметно. Я едва успевал отвечать на вопросы, каждый норовил погладить Рекса, и он дружелюбно вертел головой и обрубком хвоста! Наконец, мы выкатились на галечник речного берега. Рыбачок, ходивший за транспортом, выразительно кивнул в сторону кабины, где очевидно и сидел старшой. Машина остановилась и зеки быстро и, как мне показалось, с удовольствием, перенесли мои шмотки на берег, ближе к воде.
Бугор сразу же отдал все деньги водителю, а спирт предложил тут же распить за удачную рыбалку. Я согласился, так как не знал правил поведения в подобных случаях, отказ мог обидеть или даже оскорбить.
Пока мы курили с гражданином начальником, работяги мгновенно накачали моё плавсредство при помощи автомобильного компрессора и я начал погрузку, готовясь к отплытию. Тепло попрощавшись с дружественной бригадой лесорубов, я наконец-то оказался на воде. Погода стояла чудесная и жизнь наполнена яркими красками и музыкальными звуками. Время от времени на береговых отмелях хлюпало, булькало, брызгали, спасаясь от хищника мальки. Жизнь потекла вместе с рекой — плавно и уверенно…
Но следующие трое суток заставили пересмотреть свои взгляды и личные убеждения. Рыба… не клевала. Я перепробовал весь арсенал блёсен, попперов, воблеров, виброхвостов и даже специальную снасточку — . Даже живцы не клевали на поплавочную удочку. Я менял тактику, оснащал спининг , тирольской палочкой. Перепробовал весь имеющийся цветовой диапазон искусственных мушек, копал червей, добывал муравьиные яйца, мёрз, переворачивал камни на перекатах, в поисках бекараса и ручейника. Всё было тщетно. Рыба не клевала. Тогда я вытащил из рюкзака свой последний козырь — короткую, низкопосаженую сеть и… через двадцать минут она превратилась в зелёную стенку, сплошь состоящую из мелких, липких, зелёных, осклизлых водорослей.
А между тем река кипела жизнью, на плёсах то и дело слышались тяжёлые всплески от рыбьих хвостов, жирующих хищников, хариус и чебак склёвывали букашек с поверхности водной глади. Но это было ещё не всё. Тайга — как вымерла. За три дня я не встретил ни одной утки, ни одного рябчика. Всё съедобное исчезло, если река насмехалась и дразнилась, то тайга угрюмо молчала. Что-то было не то… И ещё, я вдруг осознал, что ночью сплю раздетый и без спальника (это в начале октября). Было аномально тепло, всё было тёплым: и камни, и трава, и земля!
И всё бы ничего, река, тайга, ненавязчивый компаньон Рекс. Только всё не так просто, мои запасы еды были достаточно виртуальны. В меню преобладали: шашлык из рябчика, жареная налимья печень, котлеты из щуки, хе из хариуса, уха тройная и другие простые таёжные блюда. В пищевом мешке в основном были специи и кухонная утварь (с мясорубкой включительно), подсолнечное масло для жарки рыбы. В общем, всё необходимое для приготовления дичи и рыбы. Немного лука, две морковки и пакетик муки (для приготовления рыбы!). Правда, совсем забыл?- овсянка, сэр! Накануне похода мне пришла в голову необычная мысль взять с собой на завтрак овсяные каши с фруктами, со звучным названием . Для понимания опыта нравственных людей, поглощающих на завтрак именно овсянку! В первое же утро, ещё не зная, какая диета предстоит, я заварил два пакетика — себе с черникой, Рексу с малиной. Съел и понял, что господин Быстров максимум из труппы лилипутов. Рекс наотрез отказался, ну что такое таблетка нравственности для генетического душегуба. На второе утро я съел два пакетика, совместив персик и яблоко, господин Быстров остался в той же труппе. Оставшийся пакетик я оставил, как НЗ.
На четвёртый день я созвал экстренное совещание и объявил коллективу о продовольственном кризисе. Рекс смотрел на меня коричневым взглядом и неторопливо вилял своим обрубком. Этот прохвост перекопал всю землю вокруг стоянки и вполне обходился мышами, всем своим видом демонстрирую великолепное настроение и прекрасную спортивную форму. Что ж, группа уже на подходе и я предстану перед своими товарищами, собратьями и единомышленниками в самом неприглядном виде — голодный, обиженный судьбой неудачник. Я не мог допустить такого унижения. Это было выше моих сил!
На пятый день я решил во что бы то ни стало добыть дичь, шутки закончились! Чуть заалел горизонт и мы с Реки отправились на охоту, я даже из солидарности не стал пить чай. Это было нелёгкое занятие, почти спортивное, продираться по бурелому, останавливаясь в надежде подманить рябчика, всё было напрасно. Рекс бодро сновал челноком, постоянно принюхиваясь со счастливым видом, его мало заботило наше скорбное положение. Да и рябчики его интересовали больше из спортивного интереса. Мышей много, значит, у него всегда есть заделье. Сделав крюк километра в три я упёрся в каменную стену, прошёл по ней с километр и повернул назад к реке. Полная тишина, что называется — ни пуха, ни пера, в полном смысле слова. Неожиданно я вышел на открытую просеку, удобную для передвижения. Минут тридцать неторопливой ходьбы — и я на стоянке. Но так просто уходить не хотелось, и я выбрав удобное место, решил тихонько посидеть. Место было действительно замечательное. Огромная берёза, поваленная ураганом, ещё пара осин накрест образовали скамейку, корни берёзы, вырванные с землёй, образовали довольно большую стенку и меня не было видно почти с двух сторон, недалеко стоял густой пихтач и калинник по краю. Прямо рай для рябчиков. Удобно расположившись, я минут пятнадцать помедитировал и приступил к диалогу с дичью. Ноль, и я решил покурить на дорожку, а потом двинуть восвояси. Рекс где-то шлялся и я свистнул пару раз, давая сигнал уходить. Прошло пару минут, собаку не слышно. Я повторил и услышал шаги за спиной, обычно пёс бежит на зов, только уши хлопают, а тут неторопливая поступь. Медленно обернувшись, я увидел здоровенного медведя, который шёл, опустив башку, в мою сторону. Расстояние было не более пяти-шести метров, погода тихая безветренная и зверь меня не чуял. Подняв ружьё, я снял его с предохранителя. В голове вихрем понеслись мысли. Стрелять нельзя! Верхний ствол заряжен шестёрочкой, нижний девяткой. Патроны заряжал сам, пороху сыпал поменьше, рябчик на выстрел слабый. Одна-две дробины и каюк! Самодельный охотничий нож, висящий на шее, показался маленькой зубочисткой. Где-то на ремне маленький патронташ, всего на пять патронов. Я сшил его из старого кожаного портфеля специально на этот случай, для ведения военных действий?- две пули, три картечи. Латунные гильзы, дымный порох, присыпка бездымного под капсюль. Но этот самый патронташ, как оказалось, сбился на спину, под хобу и моя правая рука шарила по пустому ремню, а левая держала вертикалку, заряженную понтами! И где Рекс, который должен вызвать огонь на себя, отвлечь эти триста килограммов мускулов, клыков и когтей?! Мне нужно совсем немного времени, найти патроны, перезарядить ружьё, и тогда можно будет подкинуть монету на предмет орла и решки! Время бежало быстрее курьерского поезда, расстояние между нами сокращалось. Я кашлянул, чтобы обозначить себя. Зверь поднял голову и остановился. Наши взгляды встретились и мысли в моей голове ударили по тормозам. У меня всегда так в критические минуты?- тупое равнодушие, зато потом — тряска и возбуждение. Стрелять только в упор, дуплетом — время остановилось, я ждал, тупо глядя на медведя. Наконец зверь начал движение, он обогнул меня, не отворачивая головы, и скрылся за корнями поваленной берёзы. Я выстрелил вверх и быстро вставил в патронник первый попавший патрон, но не услышал не звука! На стоянке меня поджидал Рекс. Он так радостно вертелся возле моих ног, что я на него наступил. И тут на меня напал смех, я смеялся долго, до слёз, до боли в животе. Я понял: пёс ушёл, почуяв зверя. Он поступил рационально. Наверное, решил, что сильнее меня никого в тайге нет!

Александр Серенко

admin 05 Янв 2016 года 622 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *