Блоги

Киллер

Борис Моисеевич с трудом оторвался от письменного стола. Электронный звонок высвистывал уже четвёртую соловьиную трель. Бормоча под нос: , Борис Моисеевич направился к входной двери, громко стуча шлёпанцами.
Щёлкнув английским замком, он приоткрыл дверь. За ней стоял мужчина средних лет в помятом плаще и такой же помятой шляпе. В руках у незнакомца был большой кожаный портфель. Синие круги под глазами красноречиво говорили, что незнакомец провёл не одне бессонную ночь, дрожащие руки выдавали сильное волнение.
— Это шестьдесят седьмая квартира? — спросил он дребезжащим голосом и почему-то пугливо оглянулся.
— Да, но вы сами могли убедиться в этом, взглянув на табличку, — сухо ответил Борис Моисеевич.
— Так вы и есть тот самый киллер?
— Что значит тот самый? — Борис Моисеевич заметно стал раздражаться. — Я не тот самый, а этот.
— Слаба Богу, значит меня правильно ориентировали. Видите ли, у меня к вам дело, — замямлил незнакомец. — Но оно, сами понимаете…
Мужчина в шляпе бочком протиснулся в прихожую, хотя Борис Моисеевич его не приглашал, более того, широко расставив ноги и выпятив основательный животик, загораживал проход.
Борис Моисеевич сказал, стараясь добавить металла голосу:
— Чем обязан?
— Дело весьма деликатное, но я ведь обращаюсь к профессионалу. Вы могли бы оказать мне услугу за, разумеется, определённый гонорар. В разумных пределах. Впрочем, я не знаю вашей таксы.
— Таксы? При чём здесь моя такса? У меня вовсе нет никакой таксы. У меня спаниель.
— Спаниель? — Незнакомец часто заморгал воспалёнными глазами. — Теперь это так называется? Ну да, конечно, — вспохватился он. — Конспирация.
— Какая к чертям конспирация? — уже не сдерживая себя, повысил голос Борис Моисеевич.
Незнакомец, щёлкнув запорами портфеля, достал фотографию и медленно придвинул её к глазам Бориса Моисеевича.
— Проскуряков Павел Леонидович, начальник моей жены Полины Анатольевны, — зашептал незнакомец.
С фотографии глядел довольно упитанный и самодовольный мужчина в отлично сшитом костюме и с холёными усиками.
— Ну и что? — бесцветно спросил Борис Моисеевич.
— Как что? — встрепенулся незнакомец. — Я два года терпел её поздние приходы домой, но неделю назад она сказала, что окончательно уходит к этому ловеласу. Я больше не могу этого терпеть.
— Ну и не терпите. Я-то тут при чём? — Борису Моисеевичу стало скучно.
— Я хочу пресечь этот порок в корне. Поэтому я и у вас. У специалиста. Так сказать, профессионала своего дела.
Незнакомец преданно посмотрел на Бориса Моисеевича, как бы вручая ему свою судьбу. Борис Моисеевич пожевал губами и провёл по небритому двое суток подбородку рукой. Ему хотелось вернуться к письменному столу — работа над статьёй шла туго, а он терял время на какие-то душеспасительные разговоры. Но он также понимал, что от этого типа просто так не отделаться.
— Да, я специалист, и, как меня уверяют, неплохой, но вам, милейший, нужен, смею утверждать, специалист несколько из другой области.
— Мне нужен именно киллер. Вы же не будете отрицать, что вы — киллер?
— Нет, не буду. Я, конечно, не Геллер и далеко не Шиллер. Я — Киллер и нисколько от этого не страдаю.
— Я ваш намёк понял, — загадочно и слегка заикаясь выговорил незнакомец. Все киллеры в душе поэты и предпочитают многоходовые комбинации. Но это — ваше дело. Мне важен результат. И как можно скорее.
— Какой результат? — уже с любопытством спросил Борис Моисеевич.
— Как какой? Разумеется с летальным исходом.
Борис Моисеевич вытаращил на незнакомца глаза:
— Что вы, собственно, имеете в виду?
— Запомните адрес Проскурякова: улица Пожарского, 12. Квартира 42. В 6.30 Проскуряков выгуливает своего дога в сквере напротив своего дома. Обедает в 13.30 в пельменной № 18. По четвергам ходит в прачечную №…
— К чёрту Проскурякова! — перебил незнакомца Борис Моисеевич. — Я не хочу знать никакого Проскурякова.
— Я предлагаю вам работу. Вы же — киллер.
— Да, да, да, я — Киллер. Борис Моисеевич Киллер, — завопил Борис Моисеевич. — Вот мой паспорт, читайте: Киллер Борис Моисеевич, 1939 года рождения. А вот моё служебное удостоверение: Киллер Б.М., кандидат биологических наук, старший научный сотрудник. Вам этого достаточно?
Брови у незнакомца медленно, но уверенно поползли с их привычного места и через секунду скрылись под шапкой. Он открыл рот — широко, как на приёме у дантиста, потом хлопнул по нему ладонью, схватил портфель и пулей вылетел за дверь.
Борис Моисеевич в недоумении пожал плечами, запер дверь, на всякий случай глянул в глазок (нет никого!) и с облегчением пошлёпал к письменному столу. Он так был далёк от людской суеты, кипения страстей и, конечно же, новомодных словечек, попавших в наш лексикон из западных боевиков и полицейских романов.

Александр Замогильнов

admin 28 Мар 2017 года 3277 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *