Суббота, 25 Ноября 2017 года
Издаётся с марта 1930 года
Общество
Людмила Баяндина-Гизингер:  “Я благодарна всем тем, кто поддерживал меня и моих близких в трудные годы”

Людмила Баяндина-Гизингер: “Я благодарна всем тем, кто поддерживал меня и моих близких в трудные годы”

30 октября - День памяти жертв политических репрессий, которые стали трагедией для многих граждан СССР и длились с 20-х по 50-е годы прошлого столетия. В 2017 году исполнилось 80 лет с начала “больших” политических репрессий. Количество жертв исчисляется несколькими миллионами. Но когда люди об этом слышат, не всегда понимают, что скрывается за страшными словами и цифрами. А за ними - судьбы простых людей. Например, Людмилы Виллибальдовны Баяндиной-Гизингер и ее семьи. 
Семья
Людмила Гизингер родилась 19 февраля 1934 года в Саратове. Ее родители - поволжские немцы: Валентина Георгиевна и Виллибальд Феликсович. Мама работала акушеркой. Папа - инженером-гидромелиоратором, а также преподавателем математики и инженерных дисциплин в вузе. 
Людмила очень любила своих родителей, но особенно - отца. Вилли - так называли его друзья и родные - был честным и порядочным человеком. “Я других таких, как мой папа, никогда в жизни больше не видела, - признается Людмила Виллибальдовна, - хоть и встречалось на моем пути много хороших людей”.
Людмила росла в большой дружной семье. Бабушки, тети, дяди... Только у ее матери, Валентины Георгиевны, было два брата и восемь сестер. Причем их мужьями были мужчины разных национальностей: немцы, евреи, русские. “Мы не знали, что такое национализм. Не важно было, кто ты по национальности - еврей, русский, немец, татарин... - говорит Людмила Гизингер. - Главное, чтобы человек был хороший”.
Маленькая Люся ходила в детский сад, но особенно любила дачу. За год до войны папа достроил веранду и повесил гамак. Близкие часто собирались около этого загородного дома за самоваром.
Война
Вот и 22 июня 1941 года Людмила с родителями, младшей сестрой Ритой и другими родственниками была на даче. “В тот день, помню, я долго спала. А когда проснулась, вышла на веранду, - вспоминает Людмила Виллибальдовна. - Мама сидела в гамаке и читала письмо от своей сестры из Брест-Литовска”. Потом папина младшая сестра Эля закричала: “Вилли! Вилли! Там по радио... Молотов... Гитлер... Война!” Тогда ни Люся, ни кто-либо из окружавших ее взрослых не знали, что их ждет.
Начало Великой Отечественной войны вошло в историю не только как время ожесточенных боев и ухода на фронт многих мужчин и женщин, но и как период массового переселения этнических немцев, проживавших на территории СССР. 28 августа 1941 года вышел указ Президиума Верховного Совета СССР, в котором говорилось о наличии шпионов среди немецкого населения и которым предписывалось переселить немцев Поволжья в отдаленные от западных границ районы. Около 450 тысяч человек были отправлены в Новосибирскую и Омскую области в Сибири, Алтайский край, Казахстан и другие регионы СССР. 
Выселение
Ночью 7 сентября 1941 года Люся с мамой, папой и сестренкой сидели на собранных чемоданах и ждали. Ждали, когда за ними приедут. Приехал “воронок”. Гизингеров посадили в машину и отвезли на вокзал. Там было много людей. Холод смешивался со страхом. Отовсюду слышались всхлипы, плач... Страх перед будущим пугал каждого, кто здесь оказался. 
На вокзал привезли также Маргариту Христофоровну - бабушку Люси по маминой линии и Марусю - Люсину тетю, сестру Валентины Георгиевны. Мария Георгиевна попала в списки высланных, потому что ее муж был поволжским немцем. Причем несмотря на то, что мужа уже давно не было в живых. Тех сестер Валентины Георгиевны - немок, которые были замужем не за немцами, не тронули. Высылали немцев-мужчин и их семьи. Бабушка - Маргарита Христофоровна - могла остаться в Саратове, но предпочла разделить судьбу одинокой дочери.
Потом всех, в том числе и семью Гизингеров, посадили в поезд. Люся навсегда запомнила большой вагон и нары, на которые ее уложили спать. Вагон был предназначен для перевозки скота, и людям пришлось сидеть на холодном полу - большинству не досталось мест на нарах. Многие не могли сомкнуть глаз. Поезд увозил людей в неизвестность...
Станция Евсино, что в Новосибирской области, стала последней. Народу была тьма: мужчины, женщины, старики, дети. Вещей - минимум, а вот тревога переполняла каждого. Подъезжали телеги с запряженными в них лошадьми - забирали прибывших из Поволжья людей и увозили. Председатели колхозов тогда получили разнорядку - набирали рабочую силу. Гизингеров брать не хотели: мужик один, а ртов, которые надо кормить, - много. Тем более тетя Маруся настояла на том, чтобы их семейство взяло под свое крыло и ее знакомую - одинокую слепую старушку - Полину Ивановну Кернер, которую тоже выслали из Саратова. На третьи сутки Виллибальд Феликсович (а он умел разговаривать с людьми) договорился с одним из “кучеров”. Семью Гизингеров посадили в повозку и увезли в деревню Каменушка. На спецпоселение. Это означало, что теперь каждый находился под надзором спецкомендатуры и не имел права самовольно менять место жительства.
Жизнь на новом месте
Советских немцев-мужчин не призывали на фронт. И выселение поволжских немцев из их родных мест пропаганда объясняла тем, что это потенциальные перебежчики, враги. И, конечно, такая информация влияла на умы. Как только Гизингеры въехали в деревню, к ним навстречу выбежали босые мальчишки и закричали: “Немцев вязуть!” 
Понятно, что селяне отнеслись к новым, да таким “опасным”, соседям настороженно. Сталкивались ли советские немцы с жестокостью? Людмила Гизингер - лишь раз. В тот год маленькая Люся пошла в первый класс. Однажды к ней подошла дочка председателя Полина и со словами “Ты, фашистка, приехала наших отцов убивать” намотала кудрявые Люськины волосы на кулак и ударила ее головой о печку. 
Но со временем сибиряки поняли, что высланные к ним из Саратова немцы никого убивать не собираются, что они такие же люди, как и все остальные. Отец Людмилы - Виллибальд Феликсович смог зарекомендовать себя как мастер на все руки и просто отзывчивый человек. Почти все мужчины Каменушки ушли на фронт, а женщины не всегда могли справиться с их работой. Виллибальд Гизингер откликался на каждый призыв о помощи. Пригодилось и инженерное образование: он, городской житель, быстро разобрался с тем, как перекладывать дымоходы в домах. Хозяйки за это давали ему еду. В деревне Виллибальда Феликсовича прозвали Василием Федоровичем, а маленькая Люся неофициально стала Людмилой Васильевной. 
В конце 1941 года Виллибальда Гизингера забрали в трудармию на Урал. Трудовой армией называли военизированную часть, состоящую из граждан, выполнявших “принудительную трудовую повинность”. Сравнить ее можно только с каторгой. В такие части призывались мужчины-немцы в возрасте от 15 до 55 лет, а также женщины-немки от 16 до 45 лет, кроме беременных и имевших детей до трех лет. Дети постарше передавались на воспитание остальным членам семьи, а в случае их отсутствия - ближайшим родственникам или колхозам. 
В начале 1942 года и маму Людмилы направили на принудительные работы: увезли в Новосибирск. Валентина Георгиевна жила в бараке, на работу - на крупное машиностроительное предприятие Сибсельмаш - ходила под конвоем. 
Люся осталась в деревне с бабушкой, тетей Марусей, младшей сестрой и Полиной Ивановной. Еще до отъезда на Урал папа купил корову, которая, конечно, помогала прокормиться, но своего участка земли, чтобы посадить картошку и другие овощи, у семьи долгое время не было. Поэтому Людмила и ее близкие часто оставались голодными. Но им удалось выжить. 
После войны
“Родители не рассказывали о репрессиях, трудармии и работе на заводах, - говорит Людмила Виллибальдовна. - Боялись, наверное”. Но сохранились воспоминания многих других репрессированных, и сегодня мы знаем, в каких ужасных условиях жила большая часть этих людей, какой нечеловеческий труд пришлось им выполнять. Не все потом вернулись к своим семьям. Поэтому можно сказать, что в каком-то смысле Гизингерам повезло. Семья воссоединилась.
100_05_2017.jpgВ 1945 году Людмила с похвальной грамотой окончила начальную школу в Каменушке. После этого отец увез ее в Новосибирск, где она пошла в 5-й класс. Училась хорошо. По литературе и русскому языку единственная в классе имела отличные оценки. И в ее школьном аттестате после выпускных экзаменов были почти все пятерки. По правилам того времени Людмила Гизингер должна была получить серебряную медаль, но тот факт, что она была немкой, скорее всего, и стал серьезной политической преградой. Директор школы, в которой училась Люся, прекрасно понимал, что никакая комиссия не позволит наградить спецпереселенку медалью, но и не отметить заслуженные успехи девочки Дмитрий Иванович Юдин не мог. На выпускном вечере он торжественно вручил Людмиле Гизингер особый подарок - кожаный портфель, по тем временам очень дорогой и модный. “Я благодарна всем людям, которые поддерживали меня на протяжении всей моей жизни”, - со слезами на глазах произносит Людмила Виллибальдовна.
По окончании школы (а это был уже 1951 год) Людмила Гизингер пошла учиться в Новосибирский институт инженеров водного транспорта. Удивительно, что приемная комиссия не посмотрела на немецкое происхождение девушки - приняла ее в вуз. И Людмила окунулась с головой в учебу. Была вполне успевающей студенткой. Получала стипендию. Но суровая действительность все-таки напоминала о себе. Когда встал вопрос о прохождении учебной практики за пределами города, в спецкомендатуре сказали: “Нет”. Ведь жить Гизингер должна была только в Новосибирске. И опять встретился понимающий человек, готовый помочь, - ректор вуза Алексей Михайлович Морозов. Он предложил пройти практику, не выезжая за территорию города. Но Людмила решила оставить институт. И не потому, что от обиды разрывалось сердце, когда все однокурсники уплыли на практику на теплоходе, а она осталась на берегу одна, а потому, что отец сказал: “Все равно тебе не дадут учиться”. 
Возможно, потом, после смерти Сталина в 1953 году, после изменения внутренней политики страны, осознания ее руководством ошибок, Людмила и пожалела о своем поступке. Но пленку жизни назад не отмотаешь...
Людмила Гизингер все равно получила образование: поступила в Станкостроительный техникум на специальность “Обработка металлов резанием”. Через несколько лет экстерном окончила Всесоюзный финансово-экономический институт с дипломом экономиста. Она работала на таких предприятиях, как “Вторчермет”, “Тяжстанкогидропресс”, в проектно-технологическом институте “Оргстанкенпром” и других организациях. Она была хорошим специалистом и любила свою работу. В Новокузнецк приехала в 1981 году. После выхода на пенсию работала воспитателем “продленки” в 70-й гимназии. Дети ее очень любили, а она их - еще больше. Общий трудовой стаж Людмилы Виллибальдовны - более сорока лет.
Всю свою жизнь она писала стихи, рассказы, издала книгу “Воспоминания с болью в сердце” - собрание материалов, опубликованных в одной из газет Новосибирска. У Людмилы сложилась личная жизнь. Сейчас у Людмилы Виллибальдовны Баяндиной-Гизингер две дочери, трое внуков и трое правнуков. 
Но самое удивительное и, наверное, самое главное - то, что Людмила Виллибальдовна - большой патриот. Она любит свою Родину - Россию и признается: “Знаете, я совершенно не умею ненавидеть людей. Несмотря на то, что произошло в моей жизни, - я их всех люблю. И я не устаю повторять слова благодарности тем, кто поддерживал меня и моих близких в трудные годы”.

Екатерина Худолеева,
слушательница Школы молодых  журналистов “Зона роста”
Фото из личного архива Людмилы Баяндиной-Гизингер
Екатерина Худолеева, Общество. Память 13.11.2017 287
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?
Другие материалы по теме Память

“Неизданное” Виталия Карманова

Вчера в Новокузнецком художественном музее состоялось открытие выставки работ блистательного новокузнецкого художника Виталия Карманова. Выставка приурочена к 70-летию со дня рождения художника и 10-летию со дня его смерти.

18.11.2017 308 0
Умела передать любовь...

Умела передать любовь...

Потеря друзей наших, даже если они долго болели и конец ожидаем, всегда кажется неожиданной... Недавно ушла из жизни наша одноклассница, однокурсница Раиса Александровна Канищева (Пантыкина), учитель русского языка и литературы, проработавшая в школах Новокузнецка более 50 лет (школы № 21, 50, 49, 5). Она была отличным педагогом и учителем и осталась в памяти детей на всю жизнь.

17.11.2017 172 0
“Вы были люди – не рабы...”

“Вы были люди – не рабы...”

Каждый год 30 октября, в День памяти жертв политических репрессий, люди приходят на берег Абы к камню, который установлен в память о погибших в лагерях, расстрелянных по сфабрикованным обвинениям, доносам, клевете, без суда и следствия. Приходят, чтобы вспомнить своих близких, положить к подножию памятника цветы, прочитать молитву...

31.10.2017 203 0
Отличник стали

Отличник стали

Первую плавку выдавал сталевар Краснощеков, подручный сталевара был знаменитый “отличник стали” Герой Социалистического Труда Иван Георгиевич Могилевцев. Родился Иван Георгиевич 26 сентября 1908 года в городе Ливны Орловской области. В 1927 году, когда ему не было и 19 лет, уехал на заработки в Днепропетровск на металлургический завод имени Петровского. С тех пор его жизнь была связана с мартенами.

20.09.2017 244 0