Политика

Имея златые горы…

В отличие от поворота сибирских рек на юг, поворот сибирских газопроводов туда же представляется не только желательным, но и вполне осуществимым делом. В рамках саммита АТЭС в Пекине было заключено соглашение о поставках природного газа из России по “западному маршруту”. (Насчет “восточного” — “Сила Сибири” — Газпром и китайская госкомпания CNOOC подписали контракт, как известно, еще в мае.)
Документ предусматривает поставку в КНР 30 миллиардов кубов газа в год по газопроводу “Алтай”, который свяжет месторождения Западной Сибири с Синьцзяном. Там китайцы соединят его со своим газопроводом “Восток — Запад”, по которому газ дойдет до Шанхая. Протяженность магистрали — около 6700 километров, из которых 2700 километров должны пройти по территории России.
Для КНР, чья потребность в “голубом топливе” оценивается в 2020 году на уровне 350 миллиардов кубов, “Алтай”, как и “Сила Сибири”, важен с точки зрения диверсификации “трубного импорта”, который держится на одной только нитке среднеазиатского газопровода. В свою очередь Газпром, увеличивая объем продаж, осваивает новые направления экспорта дополнительно к действующим.
Не менее важно и то, что поставки будут осуществляться по долгосрочным контрактам с привязкой к “нефтяной корзине”. Транспортное плечо в Китай гораздо меньше европейского, к тому же маршруты “Алтая” и “Силы Сибири” не проходят по территории каких-либо третьих государств, и, значит, не будет извечной маяты со странами-транзитерами, с чем Газпром столкнулся в Восточной Европе.
Трасса “Алтая” пройдет по территории шести субъектов Российской Федерации: Республика Алтай, Алтайский край, Новосибирская и Томская области, Ямало-Ненецкий автономный округ и Ханты-Мансийский АО — Югра. Реализация проекта повысит инвестиционную привлекательность этих регионов, способствуя их экономическому развитию в сфере трудовой занятости и организации новых производств на базе наиболее экологичного топлива. Впрочем, все они, включая отчасти и Горный Алтай, такими возможностями уже обладают, однако новый газопровод усилит газовую инфраструктуру на здешних территориях.
Увы, магистраль пройдет западнее Кузбасса. Он, конечно, располагает региональной веткой из Томска, которая проложена до Новокузнецка, но при иной схеме маршрута в Китай область могла бы газифицировать Новокузнецкий и Таштагольский районы за счет Газпрома и федерального бюджета. В общем, Кузбасс — “опять мимо денег”.
Горюя по означенному поводу, не мешает, однако, вспомнить о гигантском газовом долге Центральной ТЭЦ. Доступ к трубе еще не означает готовности платить за газоснабжение. Наш муниципалитет планирует перевести ЦТЭЦ на уголь — возможно, так и следует сделать, только уголь тоже стоит денег…
Все это, впрочем, местные заморочки. Учитывая макроэкономический масштаб проекта “Алтай”, стоит обратить внимание на куда более значительные и проблемные аспекты его строительства. Диверсификация экспортных маршрутов Газпрома - это, безусловно, плюс. А вот тот факт, что самые крупные и дорогостоящие на сегодня проекты российской экономики не имеют отношения к планам её структурной диверсификации и, в сущности, консервируют сырьевой профиль России, - несомненно, минус.
К слову, недавно стало известно, что обещанного Газпрому Китаем 25-миллиардного долларового аванса на строительство “Силы Сибири” не будет. То ли китайцы поскупились, то ли, как туманно объясняют в российской госкорпорации, “уточнение условий по формированию цены на газ изменило обязательства сторон по контракту, что замедлит и удорожит работы”. Так или иначе, кредитоваться Газпрому, по видимому, придется в Фонде национального благосостояния, поскольку санкции перекрыли доступ к традиционным источникам внешних заимствований. Излишне говорить, что эти деньги могли быть употреблены на иные проекты (например, в сфере машино- и приборостроения), меняющие структуру бюджетных доходов в стране.
Еще одна точка преткновения — плато Укок. Эта территория заповедного природного парка “Золотые горы Алтая” протяженностью около полусотни километров вдоль границы с КНР — единственный коридор, связывающий Западную Сибирь с Синьцзяном. В Газпроме уверяют: “Подготовка проекта и его реализация будут проходить максимально прозрачно с привлечением научной и экологической общественности”. Но это еще не гарантия, что проложенная здесь трасса “не укокошит Укок” или, во всяком случае, не уничтожит навсегда какую-то часть почвенно-растительного покрова, который в условиях горного плато порой не восстановим. К тому же, как считают некоторые эксперты, потревожив здешние скальные породы, газовики рискуют спровоцировать землетрясение, так как это зона 8-9-балльной сейсмоактивности.
На плато находится множество археологических объектов. Больше того, Укок - сакральное место, по мнению здешнего коренного населения. Это здесь в 1993 году было найдено в ледовой линзе погребение “алтайской принцессы”, вокруг мумии которой до сих пор не утихают известные толки уже совсем далекие от науки. Археологи не склонны уступать требованиям вернуть останки земле. А вот похоронить проект “Алтай” страсти подобного рода могут вполне.

Александр Денисов Политика 15 Ноя 2014 года 1637 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *