Общество

Зачем в шахте сортир?

В понедельник премьер-министр РФ Дмитрий Медведев спецпоездом прибыл в Кузбасс, в рамках железнодорожного турне по Сибири. На вокзале Топок высокий гость угостился квасом, после посещения шахты “Листвяжная” принял “боевые 100 грамм”, повстречался с горняками, обсудил наболевшие проблемы. Пребыванием в Кемеровской области остался доволен.
Побывав в угольном забое в 150‑ти метрах под землей, он ответил на несколько вопросов простых шахтеров. В частности, на просьбу вновь ввести 8-часовую рабочую смену. По словам Медведева, “это точно можно решать на уровне министерства труда и коллективных договоров… Я просьбу услышал, мы обязательно этот вопрос поставим перед Минздравом”, — сказал премьер.
Главный же пункт пребывания главы правительства на кузбасской земле — совещание по проблемам углепрома, во время которого было сделано несколько интересных заявлений.
“Особого внимания требует угольная отрасль. В том числе нам необходимо решать вопросы, связанные с повышением конкурентоспособности этого вида топлива, с промышленной безопасностью предприятий”, — сказал Медведев, посетовав на то, что зарубежные конкуренты “выдавливают” наш уголь со своих рынков, сбивают цены и этот бизнес становится год от года менее рентабельным.
Вместе с тем премьер заявил о том, что производительность труда в угольной отрасли России к 2030 году может возрасти в пять раз. Он напомнил, что добыча угля в России увеличилась с 232 миллионов тонн в 1998 году до 336 миллионов тонн в 2011 году. “Производительность труда тоже изменилась радикально — то, за что в советское время давали Героя Социалистического Труда, сейчас происходит практически повсеместно. И это не предел. В принципе к 2030 году есть возможность увеличить этот показатель практически в пять раз”, — заявил Медведев со знанием дела.
Выступивший на совещании председатель Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Иван Мохначук был настроен не столь оптимистично, объяснив премьеру, почему горняки не могут работать так эффективно, как того бы хотелось. “Я считаю, что у нас произошёл разрыв в принятии нормативных документов, которые принимает правительство, в том числе и различные министерства, по отношению к угольщикам… Онищенко выпускает постановление, по которому необходимо строить медицинские пункты под землёй. Никогда в жизни шахтёры медпункты под землёй не строили! Сегодня горная прокуратура у нас есть, она и должна следить за соблюдением законодательства. Она приходит и говорит: почему у вас в шахте нет подземного медпункта? Чему он должен соответствовать, кто там должен быть, как там должен работать, непонятно. В связи с этим происходит остановка работы, возникают сложности. Это решение Санэпидемнадзора, согласованное с Минздравом.
Либо… заставляют строить в шахте под землёй сортиры, чего никогда в жизни не было. Отсутствие сортира — тоже нарушение сангигиены, необходимо горной прокуратуре останавливать горные работы. Так можно до непонятно чего доработаться. Либо Минздрав выпускает нормативные документы по выдаче спецодежды, спецсредств и так далее, которые вообще ни в какие рамки не вписываются. Вы сегодня были в шахте, допустим, стволовой — кто вас встречает внизу, получает спецодежду раз в полгода, а тот человек, который работает в забое, получает спецодежду раз в 15 месяцев. Пытаемся разобраться, почему никто не спрашивает. Там умные сидят ребята, которые вот такие нормативные документы принимают, и в принципе мы, в общем-то, от этого тоже страдаем.
…Здесь много говорилось о трудовых отношениях. К сожалению, я здесь не услышал позиции о том, что есть указ президента, по которому рост реальной заработной платы должен увеличиться в 1,5 раза. Почему-то собственники об этом молчат, и никто не говорит. На сегодняшний день средняя заработная плата в угольной отрасли 34328 рублей за полугодие, у рабочих — 29260 рублей, при том что средняя зарплата по России 24755 рублей. Вот где зарыта мотивация к труду, к кадрам, ко всему остальному. Согласитесь, что за 29260 рублей в среднем по угольной отрасли (в лучшем случае в забое доходит до 50-60 тысяч рублей) мало кто из молодых захочет идти туда работать. Сегодня 24 процента работает у нас пенсионеров в угольной отрасли. Если они завтра уволятся, то многие шахты остановятся.
Более того, средний размер пенсий, которые начислены шахтёрам, составляет 8000, за I квартал 2012 года — 8688 рублей, что составляет коэффициент замещения утраченного заработка 25,6%. При этом доплата, которая у нас должна быть по закону, и рассчитывалась она 7705 рублей, на сегодняшний день по России составляет 1914 рублей, а по Кузбассу 2316 рублей. Это та доплата вместо тех 7000 рублей, которые обещали. Хотя доплата, допустим, работникам в области ядерного вооружения, в военных представительствах Минобороны, Росатома составляет 17762 рубля, у лётного состава — 10224 рубля…
Скажем, заработная плата шахтёра в Австралии — 12 тысяч долларов в месяц, 8 тысяч долларов на руки, при нашей средней 34 тысячи рублей у рабочего — 29 тысяч, меньше 1 тысячи долларов! Если говорить о 8-ми часах рабочего времени в забое, то сегодня наш шахтёр работает 6 часов непосредственно в забое. И при зарплате в 1 тысячу долларов говорить о том, чтобы заставлять его ещё больше работать, мне кажется, по крайней мере это наивно либо непродуктивно”.
Должной оценки заявление профлидера не получило. Угольные “генералы” перевели разговор на свое, наболевшее — строительство морского порта для экспортирования угля, государственную поддержку, снижение железнодорожных тарифов, повышение скорости перемещения угольных эшелонов. И, как итог, получение большей прибыли в меньшие сроки. Поскольку для них это самое главное.

Сергей Бабиков Общество 09 Авг 2012 года 1356 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *