Общество

Туристская дуга южней Кузбасса

КругосветЛое путешествие: г. Новокузнецк — г. Бийск — п. Артыбаш — Телецкое озеро — п. Яйлю — кордон на реке Большой Абакан — г. Абаза — г. Новокузнецк.

Посвящается
моему сыну Борису,
ушедшему из жизни
8 октября 2021 года

Туристская группа из шести человек с 04.07. по 17.07.1974 года посвятила свой очередной отпуск познанию родного края, выбрав пешеходно-водный маршрут. В группу входили: Валерий Ларин, проектировщик (руководитель похода), Борис Петушков и Анатолий Колесников, тоже проектировщики, Михаил Окладников, студент, Иван Литасов, инженер завода, и учащийся школы Борис Ларин (возраст — 13 с половиной лет). В Новокузнецке в городском обществе под названием «АЛКИС» (Ассоциация любителей костра и солнца) мы получили «благословение» от известного речного «альпиниста» и коллеги по нашей работе Роберта Брувера. Борис Петушков создал туристский значок.


За 12 часов группа в составе пяти человек доехала железной дорогой до г. Бийска (стоимость плацкартного билета — 7 рублей 10 копеек). Михаил Окладников задержался в Новокузнецке, так как в этот день сдавал экзамен. До турбазы «Алтай» и на пристань — на такси с первым ущербом в виде оставленного спиннинга, спрятавшегося у задней стенки багажника такси.
155 километров против течения реки Бии преодолели на теплоходе «Заря» до деревни Озеро Куреево (стоимость билета 4 рубля 20 копеек, время в пути 6 с половиной часов). После заката на Бии играет хариус. Сон с комфортом в постелях с белыми простынями (по рублю с носа).
В 9.30 с плановыми туристами (четыре группы на четырех автобусах) добрались до турбазы «Золотое озеро» за 5 с половиной часов. Обед в деревне Кебезень. Остановки в поселке Турочак и у скалы по левой стороне дороги с барельефом В.И. Ленина.
Сделав отметку у дежурного инструктора, написав открытки, вместе со школьниками 25-й школы, переехали к истоку Бии. В поселке Артыбаш разбили бивак. Хариус на мушку (искусственную) даже не прыгал. В этот день нашу группу догнал студент Михаил, сдавший экзамен. Он сегодня вылетел из Новокузнецка в 13.30 местного времени. Время в полете до поселка Турочак 2 часа с посадкой в п. Солтон.
От истока Бии через мост поднялись к стоянке теплохода «Пионер Алтая». Вновь встретились со школьниками-земляками. В 9.15 посадка на теплоход, и через 2 часа мы были в поселке Яйлю на берегу Телецкого озера, которое еще называют Алтын-Куль. Формальности с проверкой наших документов. Мы еще ранее выслали запрос и получили разрешение на проход через Государственный Алтайский заповедник.


Одновременно с нами в Яйлю с теплохода сошла группа туристов из города Липецка. Их немного задержали работники заповедника, потому что они наивно признались: «А как же — в тайгу и без ружья!» Пришлось ружье отправлять почтой домой. Однако группа состояла из молодежи, поэтому на подъеме она обогнала нас. Немудрено!
Перед нами — почти вертикальная стена перевала Торот высотой 1342 метра. А мы нагружены тяжелой поклажей, так как это было самое начало нашего пешеходного похода. Кроме пищи и палаток, мы несли металлические скобы для будущего плота для сплава по реке Абакан, двуручную пилу и большой топор! В лоб такую стену не возьмешь. Тропа вилась змейкой — то вправо, то влево по раскаленному июльским солнцем склону. Начали подъем в 11.55 и поднимались в течение восьми часов. Это были рывки по 30 — 50 метров с короткими остановками-передыхом. Вся запасенная вода во фляжках закончилась! Жарко! Хочется пить! Наверх заползли почти на карачках. Начали копать болотистое место на вершине охотничьими ножами, но — увы! — пить с бекарасами мутную воду, даже с нашей большущей жаждой, было невозможно.
В это время наш молодой «лось»-Миша оторвался вперед по тропе и быстро вернулся: «Идемте! Впереди — вода!» Действительно, на дереве прибита стрелка, указывающая вправо. Каково же было наше удивление — вокруг ключа с чистой водой расположилась группа липчан, встретившая нас словами: «Присаживайтесь, мы приготовили для вас кашу! Утром вы сготовите кашу для нас». Это совершилось по инициативе нашего Миши. Доброе туристское взаимопонимание!
Я в своих походах и раньше на хребтах встречал низинные болотистые места и даже большие глубокие озера. То же встречалось и на хребте Торот в дальнейшем походе.
7.07.1974 года подъем в 7.00. Жаль, что не было подъемного крана, он бы здорово нам помог. Борис, который Иванович, предложил через 45 минут останавливаться на краткий отдых. Однако уже через 35 минут пути все взмыленные аккуратно приземляемся (слишком «легок» груз).
Второй привал сделали у небольшого озера после 9 километров пути. Это был действительно добрый привал. Смыли с себя килограммов по пять соли. Дальше идти стало легче. Через 10 километров пути встретилась долгожданная избушка-зимовье, гостиница «Красный клещ».


В ней мы нашли сухари, сахар, крупу, соль, масло, папиросы и другие предметы — всё, что необходимо для жизни человека. С удовольствием растянулись на кедровых нарах. Вблизи мы обнаружили источник со студеной водой — это был «шедевр» нашего отдыха! К продуктам, имеющимся в зимовье, добавили свои три килограмма соли (думали, что будем на Абакане рыбу солить). От соли в первую очередь избавился Иван, так как она намокла от его пота и, проникнув через стенку рюкзака, разъедала его спину.
Пройдя 14 километров, у всех засосало в желудке, но обедать было невозможно, так как во фляжках осталось мало воды. Шли в надежде, что встретится какой-нибудь ручеек. Наконец, нам встретился ручеек, но он был пересохшим. Вот огорчение! Однако опять нас выручили липчане, которые шли впереди. Мы вдруг заметили на земле стрелку из палок, показывающую вверх от тропы. Здесь липчане вырыли небольшую ямку, в которой собралась вода. Спасибо им еще раз! Пообедали и пошли дальше.
У тропы стоял большой кедр, весь в автографах туристов (сумасшедший народ!). Здесь проходили туристы из различных городов: Москвы, Ленинграда, Баку, Минска, Сызрани, Томска, Красноярска, Назарова, Иркутска, 10 девчонок из Самары и т. д. и т. п. Борис Иванович, шедший впереди, оставил записку: «Шесть кузбассцев из Новокузнецка тащат свои рюкзаки на Большой Абакан».

Через 500 метров встретилась еще одна «гостиница» под названием «Мухи и комары», где сделали отметку о своем прохождении. В 20.30 07.07.1974 года вышли на озеро Кочимер, где нас вновь приветливо встретили добросердечные липчане — готовы дрова, горит костер. От души отмывшись в озере, плотно поужинав, замертво падаем в палатках. Туризм — лучший отдых!
По словам проводника с двумя лошадьми, сопровождающего мужчину с двумя женщинами, которые тоже обогнали нас, следующий перевал под названием «Минор» более длинный, но пологий. Байдарки и часть груза туристов ехали на конях.
Перед перевалом мы организовали стоянку на реке Камге. С вечера мы настроились выйти пораньше и преодолеть перевал часам к 17. А поднялись в 7.40: «Наши рученьки белые, наши ноженьки… Ходим так, будто впервые проехали верхом на лошади примерно сто километров. Только здесь получается, что кто-то ехал на нас», — так расчувствовался Борис Иванович. Он вместе с подповаренком Борей, которого Б.И. назвал специалистом, накрыл стол. Экипаж (орава) как-то вразнобой собирается к со вкусом накрытому столу. Команда наигранно морщится: «Эй! Тащи повара — каша пригорела!» Повара огрызаются: «Тыры — тыры — тыры — ры, а вам какое дело?!» Технические недоделки. Слопали, варнаки, да еще хвалят: «С дымком!»
Собирались в путь медленно, как в театр. Вышли в 11.00. Через 10 минут подошли к подъему и взяли его с ходу. Пошли пока по сносному графику: 25 минут ходу, а отдых — «pardon».
Следует заметить, что пеший туризм более близкий к земле, к природе, более информативный. Например, вы бы смогли на автомобиле встретить сладкий, в прямом значении, дождь? С деревьев (трудно понять, с каких) капает маслянистая жидкость. Мы попробовали её на язык. По-моему, это экскременты тли, которые любят муравьи. Возможно, пчелы перерабатывают жидкость в падевый мёд, который считается полезным.
Только в пешем походе мы смогли встретить на большой площади блестящую россыпь обломков слюды! На левый берег безымянной речки была вынесена водой слюда с находящегося, видимо, вблизи месторождения. Жаль, что в наши планы не входило поискать это месторождение, но кусочки слюды мы захватили с собой. На тропе много следов: козьих, оленьих (маральих) и даже лосиных. Только пешеходы могут споткнуться о замечательные природные деревянные и каменные скульптурки, отшлифованные водой и ветром. Покажем художества природы, встретившиеся на пути, в конце нашего рассказа.
С водой на этот раз обошлось терпимо. Перевал обманчиво дает отдохнуть: вроде склон пологий, а тут опять вершина: кажется, последняя, но нет, показывается следующая. Как бы то ни было, мы в 15.00 достигли вершины Минора! Эту часть, как записал в вахтовом журнале Борис Иванович, нужно читать голосом Левитана, объявившего об освобождении нашими войсками, допустим, Киева! С Минора открывается широкая панорама вершин Горного Алтая. Тайга показалась чище и веселее, чем на Тороте. Встречалась черника, но была еще незрелая. Неожиданно, хотя мы этого постоянно ждали на спуске, вышли к хорошей речке. Обед (три банки тушенки на шесть человек!). Иван, как хороший коробейник, не скупился: «Ешьте, ребята, сахар!» — ему легче нести.
Дальше шли веселее по пологой долине до слияния безымянной речки с речкой Сак-Тызыл. В 18.00 присели. Речка хорошая, самая хариусная! Бросили в воду несколько оводов, Анатолий поднял всех криком: «Прыгают!!!» После его крика где-то с гольцов начался камнепад, а в Бийске споткнулась старуха. «В этом крике радость жизни и уверенность в себе, слышат птицы в этом крике!» Пошли дальше вниз по Сак-Тызылу в поисках хариусных ямок.
В 19.40 сбросили в траву с уставших плеч свои «легкие» рюкзаки. Валерий, Боря и Миша одичало бросились на поиски ямок. Решили ставить лагерь. «Есть — один! Есть — второй!» — Валерий вселяет надежду на уху. Только Миша говорит, что фаза луны не та.
Всё на мази — вода на костре под уху. Придется, наверное, «дурь» (по Б.И.) выдать взрослой части экипажа по чарке. Сам Б.И. предложил взять её, а руководитель похода разрешил это сделать с условием, что этот лишний груз будет дополнительным к нормативному грузу Бориса Ивановича. Общий результат ловли — 13 штук, из них четыре по 200 граммов и длиной 300 миллиметров (с хвостиком). Анатолий выловил одного. Опять с криком! Заварили почти ведро. Выдал по 200 граммов. Одним махом управились с ухой. Хорошо! Костер развели на берегу в камнях. «Похрюкали» (Борис Иванович) до 24.00 и через полчаса улеглись спать. Впереди — 18 километров до Большого Абакана и 10.07.1974 года.
После ухи ой как спалось! Несмотря на то, что основная масса (четыре человека) поднялась рано, двинулись в путь в 12.00, пожалели ребятишек. На перевале Минор проводник с лошадьми уже возвращался назад, оставив байдарочников на Сак-Тызыле. Пройдя в течение часа некоторый путь, мы наткнулись на приличную ямку с хариусами, решили остановиться и порыбачить. Изловили шестнадцать штук и понесли их с собой дальше. В 17.00 остановились на обед и поджарили хариусов.
Вторая половина дня сопровождалась злоключениями, связанными с потерей тропы на многочисленных протоках реки Конуй. Борис Иванович в этом не был виноват, хотя был он у нас за Ивана Сусанина.

Дружеский шарж на Бориса
Ивановича, выполненный
Валерием Ивановичем

На одной из проток, вконец потеряв тропу, мы вдруг увидели два речных знака на правом берегу, представляющие собой высокие стойки, к которым сверху донизу прибиты поперечины прямоугольной и трапецеидальной формы различной длины. Знаки были окрашены в красный цвет. Подойдя к ним с Иваном, мы обнаружили сносную тропу. Однако она вела по болотистым и сырым местам. Поэтому порешили остановиться на ночлег прямо на мелкой гальке с песочком на открытом месте. На ужин Миша и Боря вызвались изготовить омлет из яичного порошка. Ели все, хвалили не все. Мне омлет понравился, и поэтому пришлось справиться с двойной нормой. Остался живой.
Вчера из-за рыбалки и плутания по островам и протокам прошли не много, километров 7 — 8. 11.07.1974 года подъем в 7.00, выпили по кружке чая и к 14.00 прошли километров 6 — 7. Утром молодежь пыталась саботировать уменьшенную норму сахара — три кусочка на человека, но Иван был непреклонен. Валерий и Боря доели остатки омлета, прозванного Борисом Ивановичем «детской неожиданностью». Первый километр преодолели очень легко, видимо, сказался какой-никакой опыт. Приятно идти по росистой траве. Одурманивающе пахнет смородиной, колбой-черемшой. На ходу успеваем полакомиться жимолостью, ласково прозванной Борисом Ивановичем «титечками». И на этом, пожалуй, прелести закончились — тропа пропала на этот раз окончательно. Появился новый термин — «определяющий тропу». Анатолий каким-то чудом нашел тропу на очередном острове. Короткая передышка и осмотр друг друга на наличие клещей, которым благодать в согре, то есть в кустовидных тальниках. До обеда таких остановок было штук 6 — 7.
Обед состоялся на скорую руку: одна банка тушонки на двоих, сухари, по три кусочка сахара и воды из Конуя вволю. Борис Иванович даже умудрился всхрапнуть под горячим солнышком, а парни с Валерием искупались. И снова в путь.


(Окончание следует.)
Валерий Ларин, кузбассовец с 1936 года.

Валерий Ларин Общество 05 Апр 2022 года 117 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.