Общество

Три года труда

Бывают в нашей практике случаи, когда, казалось бы, история рассказана, завершена и благополучно перешла в категорию “из прошлого”, но приходится снова и снова возвращаться к ней. Потому что одна из сторон никак не хочет смириться с неудачей.

В конце 2019 года мы рассказали о том, что Раисе Петровне С., отдавшей медицине более 50 лет жизни, отказали в назначении Кузбасской пенсии за медицинский стаж. Причиной стали три года, с 1964-го по 1967-й, отработанные ею в детских яслях в Гурьевске в качестве медсестры. Но в трудовой книжке Раисы Петровны должность была отмечена как “с/воспитатель”, что читается как “сестра/воспитатель”, а в районном управлении соцзащиты прочли как “старший воспитатель”. В доплате Раисе Петровне было отказано.

Женщина обратилась в суд. Вердикт, вынесенный в июне 2020 года, был в ее пользу: решение органов социальной защиты населения об отказе в назначении пенсии Кемеровской области признано незаконным, суд обязал назначить Раисе Петровне пенсию и выплатить начиная с сентября 2019 года. И можно было бы забыть об этой истории, но комитет социальной защиты населения Новокузнецка обратился в вышестоящую судебную инстанцию с апелляционной жалобой.

С чем же не согласились сотрудники соцзащиты? Представители комитета были уверены, что судом было принято незаконное решение. Потому что заявительница предоставила в органы соцзащиты не полный пакет документов, в соответствии с которым ей могли назначить Кузбасскую пенсию, а архивные справки по поводу спорного стажа Раисы Петровны не сохранились. Кроме того, суд признал стаж в эти годы медицинским без показаний свидетелей, а лишь основываясь на показаниях самой героини этого спора и тарификационных списках, оставшихся с тех лет. Представители комитета соцзащиты просили суд отменить решение первой инстанции.

Казалось бы, что такое три года жизни — длинной и полной ярких событий? Но для чиновника, принимающего решение, эти три года означают только деньги. А для Раисы Петровны — врача, мамы, бабушки — это право на признание ее заслуг государством. Получается, что государство в лице муниципальных служащих не поверило в честный труд в течение этих лет?

Апелляционная жалоба рассматривалась в Кемеровском областном суде. И судебная коллегия согласилась с выводами предыдущей инстанции и оценкой исследованных ею доказательств. Хотя для этого пришлось обратиться к документам 80-летней давности! Во-первых, с 1959-го до 1993 года работа в должности медицинской сестры, выполнявшейся в детских яслях, детских садах и объединенных яслях-садах, включалась в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения, независимо от наименования должности. Во-вторых, Приказом Народного комиссариата здравоохранения СССР № 273 от 28.05.1940 г. была утверждена номенклатура учреждений здравоохранения, в соответствии с которой в детских яслях были предусмотрены только медицинские сестры. И на момент работы Раисы Петровны в детских яслях номенклатура учреждений здравоохранения этому приказу еще соответствовала. Доказательств обратного суду представлено не было.

А доводы апелляционной жалобы о том, что суд не исследовал показания свидетелей, подлежали отклонению, поскольку по закону “О страховых пенсиях” характер работы показаниями свидетелей не подтверждается. “Решение суда является законным и обоснованным, в связи с чем оно подлежит оставлению без изменения”, — таков был вердикт.

Будем надеяться, дальше это судебное разбирательство не пойдет. Это явно не на пользу Раисе Петровне в ее годы, да и органам соцзащиты, пожалуй, будет достаточно терпеть поражение в судах по одному и тому же поводу.

Ольга Осипова Общество 06 Ноя 2020 года 100 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *