Общество

Сердце, тебе не хочется покоя

Трудно поверить, что здравомыслящему человеку пришла бы в голову идея закрытия кардиодиспансера, основанного в 1965 году при больнице № 2, а через 10 лет его перевели в первую больницу.

У истоков был известный ученый доктор медицинских наук, замечательный кардиолог, профессор Григорий Аронович Гольдберг. Благодаря ему, его мощным организаторским способностям создавали в городе кардиологическую службу — кардиологические бригады “скорой помощи”, укрепляли кардиологические отделения в первой и второй больницах. Был создан и кардиодиспансер.

032_14_2016.jpgВсе это было необходимо, ведь в городе, как и по всей стране, росла заболеваемость такими болезнями, как гипертония, стенокардия, инфаркт миокарда. Все это нередко вело к летальному исходу. Нельзя сказать, что сердечно-сосудистые болезни побеждены. Смертность от этих заболеваний и сейчас на первом месте.

И, как минимум, странными казались слухи о предстоящем закрытии кардиодиспансера. Газета послала один запрос в горздравотдел, затем — другой с просьбой уточнить судьбу кардиодиспансера. Ответа не было долго.

В редакцию пришло тревожное письмо от кардиологов диспансера и их пациентов с протестом против закрытия важного для людей учреждения. Обращения идут волнами и в другие средства массовой информации, в электронные СМИ. Жалобы идут в приемные губернатора и президента.

Наконец мы получили долгожданный официальный ответ. Пространный и все-таки непонятный. О кардиодиспансере, судьбой которого мы интересовались, в ответе даже не упоминается. Говорится о реорганизации амбулаторной кардиологической службы, как части оптимизации лечебно-диагностического процесса, о том, что главная цель этих решений — улучшение качества медицинской помощи, что будут организованы приемы по добровольному медицинскому страхованию и платным услугам. Будет ли существовать кардиодиспансер, как структура, из ответа начальника управления здравоохранения непонятно.

Заведующая кардиодиспансером кандидат медицинских наук Елена Григорьвна Онищенко рассказала нам о структуре учреждения, объяснила, что лечатся здесь не только жители нашего  города, но и юга Кузбасса. Больные, перенесшие инфаркт и операции на сердце, в течение года должны наблюдаться в диспансере, а потом  приходить сюда на консультацию.

— Куда пойдут ваши врачи после расформирования этой структуры? — спрашиваю Елену Григорьевну.

— Нам нарисовали такую схему. Шесть врачей, которые остались, распределят по поликлиникам города. Но врачи наши уже отказываются идти в поликлиники, они пойдут в частные структуры. Больные будут лечиться в поликлиниках по месту жительства у терапевтов. Но там нет возможности пройти полноценную реабилитацию, даже сделать ЭКГ вовремя не всегда получится. К нам попадают больные, которые на пятый день обращения проходят ЭКГ. Обращаются в нашу регистратуру с болями в грудной клетке, и мы порой вынуждены с амбулаторного приема госпитализировать их и даже оказывать здесь реанимационную помощь.

О какой доступности может идти речь, если в поликлиниках нет кардиологов, а наш диспансер расформируют? И смертность от сердечно-сосудитсых заболеваний не снизится, а, скорее всего, повысится. Удивляет и то, что о закрытии кардиодиспансера мы, врачи, узнали от наших больных и от младшего и среднего персонала.

После 14 марта появилась официальная информация. 18 марта на рапорте у заместителя главврача по поликлинической части на вопрос врача-кардиолога, будет ли существовать кардиодиспансер, как структура, был ответ: нет. Нам сказали, что оставят двух кардиологов в поликлинике 1-й горбольницы, а оставшихся четырех распределят в поликлиники других больниц.

На первом этаже, где находится кардиодиспансер (четырехэтажное здание на Бардина рядом с городским травмпунктом), тесно от посетителей. Неубывающая толпа у регистратуры, где записываются на прием к узким специалистам в консультативную поликлинику. Она на четвертом этаже. На лавках сидят пациенты — “сердечники”. У всех талончики. Перед приемом кардиолога обязательная запись ЭКГ. Сюда отдельная очередь, которая, впрочем, идет быстро. Подходим к больным. Вопроса два: как относятся они к закрытию диспансера и куда будут обращаться в случае его закрытия? Фамилий не спрашиваем.

Марина: — Мне предстоят операции на глазах. Нужно пройти кардиолога. Тем, что закроют диспансер, мы возмущены. У нас в Заводском районе в поликлинике № 1 вообще нет кардиолога, и люди вынуждены ездить сюда. На платного специалиста у нас нет денег.

Александр Павлович: — Я с 2013 года на учете после инфаркта. Куда пойду, когда закроют? Буду обращаться к частнику.

Татьяна Ильинична: — Я на учете с 2010 года после шунтирования. К закрытию диспансера отношусь очень отрицательно.

-А где вы будете работать в случае закрытия? — спрашиваю врача-кардиолога Ирину Викторовну Грудцыну.

— Не знаю, — пожимает она плечами.

Мы не успели уйти из кардиодиспансера, как одна из врачей-кардиологов получила “уведомление о предоставлении объяснений” “по факту проведения агитационных мероприятий с пациентами во время врачебного приема против проведения реорганизации кардиологической службы города” и т. д. Якобы врачи на приемах выдают пациентам “памятки” с телефонами приемных Тулеева и Путина.

А в редакцию принесли очередное обращение — от пациентов диспансера с множеством подписей…

Эта история вызывает много вопросов. Почему решение таких серьезных проблем, как реорганизация медицинской помощи, декларируемая как улучшение и оптимизация, происходит келейно? Так сокращались койки в больницах и других лечебных учреждениях. Сокращали лор-службу, не предупреждая главного оториноларинголога города и, тем более, не советуясь с ним. Об этом говорил нам профессор Вениамин Павлов, бывший заведующий лор-отделением первой больницы, он же — главный специалист. Он говорил (и мы приводили его мнение в газете), что лор-служба в городе практически уничтожена. Также, не объясняя, не приводя убедительных доводов в проведении подобных мероприятий, “сливали” учреждения культуры. Создается впечатление, что главная задача чиновников - найти выход из тяжелого экономического положения путем сокращения бесплатной помощи, увеличения объема платных услуг. При этом пытаются это сделать тихо, незаметно — так, чтобы не было утечки информации. Потом скажут, что все это было сделано на благо людей.

Валентин Волченков (фото)

Татьяна Тюрина Общество 27 Мар 2016 года 2978 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.