Общество

О мужестве пограничников 105-го погранотряда в далёком 1941 году

О начале самой кровопролитной войны в истории человечества много написано, снято фильмов, но многие страницы её истории остаются неизведанными, и для того, чтобы понять, как всё происходило, приходится собирать информацию по крохам, а полученное анализировать, сопоставлять, и только тогда начинает вырисовываться примерная картина происходящего в том далёком и трагическом сорок первом.

Также ещё хочу отметить тот факт, что пограничные войска, как и Военно-морской флот, были приведены в полную боевую готовность 21 июня. Они отличались высокой боеспособностью в силу своей службы — опасность могла грозить каждый день, фактически были элитной частью Вооруженных сил СССР.

“…в лице пограничников… я получил ценное пополнение. Дрались они геройски. Подпускали танки противника прямо к окопам и били по ним из противотанковых ружей. За два дня пограничники подожгли 25 танков”. (Из воспоминаний генерал-лейтенанта К.Ф. Телегина.)

В первые часы Великой Отечественной войны советские пограничники вступили в бой с передовыми отрядами и разведывательными подразделениями врага, усиленными артиллерией и танками, которые должны были ликвидировать пограничные заставы, проделать проходы в проволочных заграждениях, захватить переправы через пограничные реки.

Пограничникам пришлось вести бой с многократно превосходящим в силах противником, владеющим абсолютным превосходством в боевой технике и живой силе, об опыте ведения боевых действий говорить уже нет смысла.

Три пограничных отряда Белорусского округа — 105-й Кретингский, 106-й Таурагенский и 107-й Мариямпольский вместе с частями прикрытия границы приняли на себя первый удар фашистских полчищ из группы “Север”. Враг наступал при поддержке танков, артиллерии, минометов, в ряде мест и авиации.

В первые же часы войны тяжелые бои разгорелись на участке 105-го Кретингского погранотряда (начальник майор П.Н. Бочаров, зам. по политчасти батальонный комиссар И.Е. Лесняков). Положение осложнялось тем, что части и подразделения 10-й стрелковой дивизии, предназначавшейся для действий в составе войск прикрытия на кретингском направлении, к началу вторжения противника не успели занять установленные для обороны районы.

В 5 часов противник перешел в наступление на всем участке отряда. Части и подразделения 10-й стрелковой дивизии, которая должна была действовать в составе войск прикрытия на Кретингском направлении, к началу вторжения еще не успели занять свои районы обороны, так как большинство из них находились на марше.

В 5 часов 22 июня на участке 1-я, 2-я и соседняя 25-я заставы 12-го Лиепальского отряда Прибалтийского пограничного округа вели ожесточённые бои с превосходящими силами немецко-фашистских войск. Несмотря на упорство противника, который неоднократно пытался сломить сопротивление обороняющихся пограничников, достигнуть желаемого результата не удалось, несмотря на применение авиации и артиллерии. Пограничники стойко обороняли свои рубежи, переходя из обороны в контратаки. После ожесточённых боёв на участках границы несломленные и несгибаемые воины границы пошли в очередное наступление и заставили два батальона противника временно остановиться. Углубившись на советскую территорию метров на 300, они были остановлены организованным огнем пограничников и красноармейцев. Перегруппировавшись, немцы обошли заставу и двинулись в направлении аэродрома Паланга. В 8.45 противник занял Палангу и достиг 25-й заставы 12-го отряда, застава вступила в бой.

Нанеся ощутимые потери противнику, личный состав 1-й и 2-й застав 105-го отряда по сигналу красной ракеты был вынужден отступить, и вместе с начальником штаба 12-го пограничного отряда майор В.А. Черников вместе с инструктором отдела агитации и пропаганды М.Н. Стрельниковым присоединились в Руцаве к пограничникам 24-й и 25-й застав 12-го отряда (всего 148 человек). Этот сводный отряд, в состав которого были включены также около 300 человек из армейских строительных подразделений, занял оборону на южной окраине Руцавы. В короткое время были отрыты окопы и ходы сообщений, оборудованы пулеметные гнезда. Бой начался с уничтожения мелких групп противника, а к 17 часам на этот район обороны начал наступление батальон пехоты противника, поддержанный танками. Не имея противотанковых средств, пограничники после полуночи отошли к населённому пункту Папе.

Участок 3-й заставы (начальник заставы лейтенант Г.И. Петрашин, заместитель по политчасти младший политрук Н.Н. Леонтьев), который располагался около Кретинги и по которому проходили железная и шоссейная дороги из Германии на Кретингу, немцы начали обстреливать в 4.00, после артиллерийской подготовки немцы перешли государственную границу и двинулись вперед. Стоял сильный туман, но разведка обнаружила около батальона вражеских войск, двигавшихся по шоссейной дороге. Около роты гитлеровцев вошли в Кретингу, пытаясь окружить заставу, при этом соблюдая деловитое спокойствие, осознание того, что и как надо делать в первую очередь, в надежде на то, что защитники заставы выйдут с поднятыми руками и сдадутся без боя.

Бой начался в 4 часа 30 минут. Действия пограничников в те первые драматические утренние часы первого дня войны поразили завоевателей Европы своей выдержкой, смелостью и слаженностью действий, а самое главное — бесстрашием. Защитники границы, молодые парни в зелёных фуражках, открыли ураганный пулемётный и оружейный огонь по врагу, безжалостно выкашивая его на ближних подступах к заставе. Все три попытки окружить и взять в кольцо заставу и их защитников срывались одна за другой. Вызвав поддержку, гитлеровцы стали утюжить артиллерийским огнём территорию заставы. Коновод красноармеец Шахов, несмотря на сильный артиллерийский обстрел, сумел вывезти боезапас со склада, часть его уничтожить. Повар Иванов и командир пулеметного отделения сержант Платонов метким огнём уничтожили более 40 солдат противника каждый. Несмотря на численное превосходство, противник временно отступил.

Через некоторое время затем застава подверглась атаке противника численностью около батальона. Связист сержант Платонов до последней минуты держал связь с отрядом, передавал указания начальника заставы, пока один из снарядов не угодил в блиндаж, где находился он и раненые пограничники. Примерно два часа длился бой. Когда застава оказалась в полном окружении, пограничники, разделившись на группы, стали прорываться. Прикрывал прорыв сержант Платонов, огнем своего пулемета он уничтожил более сотни фашистов, грамотно менял позиции, а убедившись, что товарищи благополучно вышли из кольца окружения, через некоторое время сам присоединился к ним.

Четвертая застава под командованием младшего лейтенанта Василия Павловича Растрепина располагалась на окраине города Кретинга. 21 июня в 23.00 наряд в составе старшего красноармейца Волика, красноармейца Павла Алющинского и еще одного пограничника был выслан в секрет на четвертый обход участка заставы. С 3.00 на сопредельной стороне стал слышен шум моторов. Пограничники усилили наблюдение в сторону границы, но опустившийся туман затруднял просмотр местности. В 4.00 пограничники должны были сняться с участка и следовать на заставу, но в это время начался артиллерийский обстрел города и станции. Пограничники заняли оборону в 200 метрах от границы и вскоре услышали треск кольев проволочного заграждения и линии связи, а потом из тумана показались фигуры немецких солдат. Преодолев заграждения, они стали цепью и двинулись в сторону Кретинги. Пограничники, подпустив их поближе, открыли огонь из пулеметов. Отбив несколько атак противника и израсходовав все патроны, наряд прибыл на заставу, где продолжил бой с захватчиками.

Пограничники 4-й заставы 105-го погранотряда

Застава дислоцировалась в деревне Медседжяй под руководством заместителя начальника заставы лейтенанта И.Ф. Гончаренко. Всего на заставе было 63 пограничника, но утром 22 июня на заставе находилось всего 14 пограничников. Остальные были в нарядах на границе. Под утро, под прикрытием тумана, по дороге, идущей мимо заставы, без единого выстрела двинулась колонна немецких войск. Подпустив немцев поближе, по колонне открыл огонь из пулемета рядовой Коростылев. В ответ немцы открыли минометный огонь. Затем артиллерийско-минометные обстрелы и бомбардировки чередовались с атаками пехоты. Пограничники отбивали их пулеметно-винтовочным огнем, забрасывали гранатами. Когда после очередного обстрела пограничники не ответили огнем на атаку пехоты, немцы, поднявшись во весь рост, подошли к самым окопам, но оставшиеся в живых пограничники открыли неожиданный огонь. Воспользовавшись замешательством немцев, лейтенант Гончаренко, старшина Волков, рядовые Ражев и Степанов скрытно ушли с заставы в ближайший лес. Несколько дней они шли в восточном направлении, обходя населенные пункты и отбиваясь от преследовавшего их противника. Раненых и обессиленных пограничников схватили литовские националисты и передали немцам, которые поместили их в концлагеря. Дальнейшая судьба их не известна, но, по свидетельству местных жителей, в боях по защите заставы было уничтожено 49 и ранено 290 немецких солдат и офицеров.

Девятая застава в 4.00 подверглась жестокой бомбардировке, а затем артиллерийскому обстрелу. После него на заставу пошло в наступление до батальона немцев. Восемь часов пограничники под командованием лейтенанта Ф.В. Кухаренко держали оборону, уничтожив более сотни солдат и офицеров противника. Несмотря на то, что пограничники метким пулемётно-оружейным огнём поражали противника, силы самих пограничников иссякали. К полудню в живых осталось 20 пограничников. Когда немцам удалось окружить заставу, а у защитников закончились боеприпасы, пограничники бросились в штыковую атаку. Немцы были поражены смелостью и силой духа молодых защитников, их упорством, в результате чего были вынуждены бежать с поля боя, а пограничники, воспользовавшись этим, прорвали кольцо окружения и, пройдя несколько километров топкими болотами, присоединились к подразделениям РККА. Во время прорыва погибли начальник заставы, политрук и несколько бойцов.

Целый день пограничники 10-й заставы под командованием лейтенанта В.Г. Томельгаса отбивали атаки немцев, которые располагались у деревни Инкакляй. Образец храбрости показала жена начальника заставы Александра, которая наравне с защитниками границы сражалась и поражала врага метким огнём. Перевязывала раненых, собирала патроны у убитых пограничников, в период затишья выползала на передний край, не обращая внимания на запреты мужа, собирала оружие и патроны у убитых немцев и доставляла в окоп. Дважды ей приходилось пробираться через кольцо немцев с донесением в комендатуру, а возвращаясь, она брала оружие погибших пограничников и вела огонь по врагу.

К исходу дня пограничники, прорвав окружение, соединились с подразделениями РККА, отходившими на восток. Затем у местечка Ректавас они почти в течение двенадцати часов держали оборону, прикрывая отход частей РККА.

В течение 23 июня сводный отряд успешно отбил несколько атак, но вынужден был отойти. В боях на подступах к городу Векшняй отличился красноармеец Сухов, который в рукопашном бою сразил четырех немцев и спас жизнь жене начальника 10-й заставы Александре Томельгас.

Она позже добралась до Риги, затем ушла на фронт и воевала до Победы. За храбрость в бою при защите заставы была награждена медалью “За отвагу”.

Одиннадцатая застава под командованием лейтенанта В.Ф. Шунина располагалась в километре от хутора Яуняй. Ранним утром артиллерийским огнем кирпичное здание заставы было разрушено, однако пехоту противника встретил организованный ружейно-пулеметный огонь. После этого застава подверглась непрерывным атакам с воздуха и артиллерийско-миномётному обстрелу. К полудню от напряженной стрельбы вышли из строя три пулемета, погиб помощник начальника штаба комендатуры капитан И.Т. Иванцев, который накануне прибыл на заставу с частью маневренной группы. К исходу дня, когда кончились боеприпасы, встал вопрос: что делать? И было принято единственно правильное решение: пограничники пошли в штыковую атаку на прорыв. Во время этого боя погиб начальник заставы и 16 пограничников. После боя их похоронили местные жители.

Двенадцатая застава, которой командовал лейтенант В.К. Лесько, располагалась на краю города Жемайчу-Науместис. В 4.00 утра подверглась массированному артналету. Пограничники заняли круговую оборону и вступили в бой. Когда загорелось деревянное здание заставы, лейтенант Лесько собрал оставшихся в живых бойцов, с которыми сам с ручным пулеметом стал пробиваться к зданию комендатуры. Но город уже заняли немцы, которые стали обходить комендатуру с флангов. Тогда пограничники заставы организовали оборону в одном из городских домов. Несмотря на ожесточённое сопротивление, неоднократно переходившее в рукопашную сватку, где пограничники применяли не только штыки и ножи, но и всё, что попадало под руку, немцам всё же каким-то образом удалось подобраться к деревянному дому и поджечь его.

На их удивление, из горящего здания вышел объятый пламенем боец. Немцы в него не стали стрелять, выжидая, что будет дальше. Он подошел к группе солдат противника и подорвал себя вместе с ними гранатой. Как позже выяснилось из донесений немецкого командования, это оказался начальник 12-й заставы лейтенант В.К. Лесько.

Застава, расположенная у деревни Трумпиникай, ранним утром также подверглась артиллерийскому и минометному обстрелу, по результатам которого загорелись и стали рушиться здания. Затем девять бомбардировщиков сбросили на заставу около 30 фугасных бомб. Начальнику заставы лейтенанту С.В. Степанковскому удалось вывести личный состав заставы из-под огня и укрыться в окопах и блокгаузах. Вскоре застава подверглась атаке. Противник бросил на немногочисленную заставу около 350 солдат и офицеров. Начальник заставы заявил: “Умрём, но отсюда не уйдём!”

Когда до окопов пограничников осталось метров 80 — 100, последние открыли огонь практически в упор из трех станковых и четырех ручных пулеметов и 28 винтовок. Немцы пёрли напористо и нагло, не замечая, что их ряды значительно редеют. Потеряв до ста солдат, немцы как будто опомнились и, спасаясь бегством, сосредоточились в роще, в 100 — 150 метрах южнее заставы.

Пулемётчики

Во время этого боя лейтенант С.В. Степанковский был смертельно ранен, и командование заставой принял прибывший сюда накануне помощник начальника штаба комендатуры старший лейтенант М.В. Цыпленков. Враг готовился в третий раз атаковать заставу. Тогда Цыпленков вспомнил, что на заставе есть 13 служебных собак, и приказал сержанту Гукову приготовить их к атаке.

Когда немцы пошли в третью атаку, сержант В.С. Гуков выпустил на них 13 служебных собак, которые были собраны с других застав для обучения. Немцы в замешательстве остановились, они не ожидали такого поворота событий, собаки, не задумываясь, с лаем бросились на врага, а в это время пограничники открыли огонь по обезумевшим немцам и пошли на прорыв. Раненный в обе ноги сержант Русаков остался их прикрывать, заняв позицию с ручным пулеметом.

Из окружения удалось прорваться только старшему лейтенанту Цыпленкову с тремя пограничниками. Пробившиеся из кольца окружения до позднего вечера защищали Кретингу.

16-я застава под командованием лейтенанта Н.К. Разина, полностью окруженные пограничники сражались до последнего патрона и почти все погибли, а судьба оставшихся в живых так и не известна.

На участках советской границы с Восточной Пруссией вражеские группировки поддерживались не только артиллерией, но и танками, самолетами, превосходя силы наших защитников в 3 — 4 раза, а против отдельных пограничных подразделений превосходство врага было 8 — 10-кратным.

К 6 часам немцы захватили 5, 6, 7, 8, 9 и 13-ю заставы. По состоянию на 7.20 часть застав еще вела бой в окружении. По состоянию на 13.00 подразделения отряда с частями РККА вели бои с противником на рубеже в 6 — 7 километрах от границы.

Немецко-фашистское командование отводило по плану на уничтожение наших пограничных застав полчаса. В полевой сумке вражеского офицера, убитого на участке 10-й заставы Любомльского пограничного отряда, обнаружили карту, в которой было отмечено время захвата этой заставы — 4 часа 30 минут 22 июня.

Немногим пограничникам с застав и комендатур удалось пробиться к штабу отряда. Вместе с подразделениями РККА они защищали Кретингу. Затем, по приказу командования, начали отход и заняли оборону силами своего сводного отряда на южной окраине Салантая. По приказу майора Бочарова 3-я застава под командой младшего политрука Н.Н. Леонтьева устроила засаду: на шоссе Кретинга — Салантай пограничники подбили бронетранспортер, уничтожили автомашину, три мотоцикла и несколько солдат противника, шестерых захватили в плен.

После ожесточенных приграничных боев отряд под командованием майора Бочарова 25 июня вышел к местечку Тришкяй. При пересечении шоссе он был атакован крупной немецкой воинской частью. После боя, оторвавшись от противника, к вечеру пограничники остановились в лесу. Майор Бочаров приказал капитанам К. Седову и О. Богдановичу выводить транспорт, фельдшеру А. Яковцу вывозить на санитарных машинах раненых, а бойцам разбиться на мелкие группы и выходить к месту сбора к городу Жагару.

Ядро отряда численностью около ста человек под командованием майора Бочарова к исходу 25 июня вышло к реке Вента у деревни Шеметайчай Актянского района Литовской ССР. Здесь пограничники остановились на ночлег. Местные жители показали им брод, дали продуктов. Но ночью в деревню вошли немцы, и пограничники оказались в окружении. На рассвете 26 июня немцы пошли в атаку. Когда погиб пулеметчик Платонов, майор Бочаров занял его место. Когда у пограничников оказались наисходе патроны, они пошли врукопашную. В бою погибло 72 человека, в том числе начальник отряда майор П.Н. Бочаров и его заместитель батальонный комиссар И.Е. Лесняков. Литовские крестьяне похоронили пограничников на месте боя, а в 1973 году их останки были перенесены на воинское кладбище города Актяна.

Влившись в ряды Красной армии, вместе с ней пограничники вынесли всю тяжесть борьбы с немецкими захватчиками, их главными задачами стали: борьба с агентурой разведки противника, охрана тыла фронтов и армий от диверсантов, уничтожение прорвавшихся групп, остатков окруженных групп противника. Пограничники повсеместно проявляли героизм, смекалку, стойкость, мужество и беззаветную преданность своей советской Родине. Честь им и слава!

Павел Дороганов, капитан 2-го ранга запаса, ветеран пограничных войск.

editor Общество 05.06.2020 108