Общество

«Невыдуманная история»

Недавно на мой электронный адрес пришли два письма — из редакции газеты «Кузнецкий рабочий» и Центральной городской библиотеки имени Н.В. Гоголя — с одинаковым содержанием: «Через социальные сети к нам обратилась читательница с просьбой помочь разыскать человека или информацию о нем». Привожу текст ее сообщения:

Здравствуйте! Пишу вам из Санкт-Петербурга с просьбой о помощи. Я разыскиваю контакты двух людей: Крюкова Евгения Николаевича, который написал статью в газете «Кузнецкий рабочий» «Невыдуманная история» («КР» № 14 за 22 февраля 2022 года. — Ред.) о Мосолове И.А., и сотрудницы вашей библиотеки, родственницы Мосолова И.А. О ней Евгений Николаевич упоминает в своей статье, не называя её имени. Дело в том, что И.А. Мосолов — мой родственник (он приходится дядей и крёстным моему дедушке, хотя старше его всего на 14 лет; мне И.А. Мосолов приходится прадедушкой), и я ищу о нём информацию. С большим волнением прочитала статью. Это была для меня большая неожиданность. К сожалению, все связи с роднёй, Мосоловыми, на сегодня утеряны. И для меня очень важно восстановить связь и узнать больше и о Мосолове И.А., и об остальной моей родне. Прошу вас, если это удобно, связать меня с Крюковым Евгением Николаевичем. И, может быть, кто-то из ваших сотрудников знает ту женщину, родственницу Мосолова И.А., о которой говорится в статье. Вот выдержка из статьи: «В 1980-е годы в читальном зале Центральной городской библиотеки имени Н.В. Гоголя работала сотрудница, которая принесла морской офицерский мундир царского времени местному коллекционеру Вильгельму Дмитриевичу Гнездичу (1929 — 1998)». Возможно, у вас есть контакты или этой сотрудницы, или её родственников. Буду признательна за любую информацию. С нетерпением жду ответа.
С уважением, Татьяна Карелина.
Это письмо напомнило мне передачу «Жди меня», и я с удовольствием связался с Татьяной. Сообщил ей всё, что мне известно об этих людях, но, к сожалению, Вильгельм Дмитриевич Гнездич не оставил данных о сотруднице библиотеки. После некоторой переписки с Татьяной мне удалось выяснить некоторые дополнительные данные о Мосолове И.А., которые попытаюсь изложить ниже.
Сведения о нём были опубликованы в пятом томе словаря «Русские ботаники» (там приводится точная дата его рождения). Книга вышла в свет в Москве в 1952 году.
Подтверждаются сведения о его морском прошлом (указано, что он учился в Военно-морской академии). О том, что он стал академиком Академии наук Туркменской ССР, пока не подтверждено, поскольку сведения об академиках — даже Туркменской ССР — так или иначе встречаются в Интернете. В данном случае этого нет. Скорее, прав автор сайта о создании музея в селе Ижевском, который, говоря о памятной встрече в 1966 году, когда было принято решение о создании музея, называет И.А. Мосолова заслуженным деятелем науки Туркменской ССР.
Однако есть любопытный момент, что И.А. Мосолов в Туркмении активно сотрудничал с Ниной Трофимовной Нечаевой, с которой на протяжении многих лет выходили совместные статьи о проблемах пустынных пастбищ, овцеводства в Туркмении и др. Нечаева вскоре стала членом-корреспондентом, спустя десять лет — академиком Академии наук Туркменской ССР, а затем Героем Социалистического Труда. Она была младше Мосолова на 27 лет (по данным родственников И.А. Мосолова, годы его жизни — 1882 — 1962). Разумно было бы предположить, что более старший коллега по научным изысканиям тоже был удостоен академического звания. Но Татьяна Карелина, так же как и я, не нашла в Интернете упоминания об этом.
Однако о своем звании «академик» упоминает сам Мосолов. По словам родственников, И.А. Мосолов активно им помогал, в том числе деду Татьяны (он — крёстный и племянник Мосолова Ивана Александровича) и ее отцу, когда тот учился в институте. Так вот, позже, когда ее отец в благодарность послал ему деньги с первой своей зарплаты, то получил ответ: «Толя, помогай не мне, академику, а своим бедным Гераськиным братьям и сёстрам», что в некоторой степени подтверждает его научную степень.
По сведениям Татьяны Карелиной, обнаруженным в семейном архиве, Мосолов также был ревизором Балтийского флота (вероятнее всего, до революции) и ему было присвоено звание капитана 3-го ранга. (Эту информацию нужно уточнять, так как данное воинское звание в русском флоте существовало в 1713 — 1732 и 20 — 30х годах XIX века и было введено в ВМФ России только в 1935 году.)
В части советского периода жизни Мосолова И.А. у родственников большой пробел, так как, уехав в Туркмению, он много лет с родными не общался. Только после смерти Сталина связь возобновилась.


Интересным материалом делится в своем посте краевед и экскурсовод села Ижевское Рязанской области Андрей Меркунов, из которого следует, что в этом селе проживал крепостной крестьянин Кондрат Антонович Мосолов (д. р. неизвестна — д. с. 1870). Он был одним из самых богатых крестьян села Ижевское в XIX веке. На чем именно строились его доходы и прибыли, неизвестно. Но можно предположить, что это была торговля берёзовым лесом (дрова) в южные губернии Российской империи. Об уровне дохода крестьянина Мосолова говорят документально подтвержденные его траты на общественные проекты в Ижевской волости.
Так, к примеру, точно известно, что после пожара 1836 года полностью сгорела деревянная церковь Покрова Богородицы в Хилковском конце села Ижевского. Новая каменная церковь была воздвигнута на деньги крестьянина Мосолова, на тот момент уже состоящего в разряде вольных хлебопашцев. «За сей почин Кондрат Антонович в последующем удостоился чести быть похороненным с женой в фамильном склепе на территории Покровской церкви». Помимо строительства церкви и выдачи значительной суммы на строительство Покровской школы, Мосолов запомнился односельчанам как щедрый и деятельный человек. В частности, он был одним из инициаторов и полностью поддержал идею приказчика Воронкова о самовыкупе крестьян в 1832 году.
Изначально Мосолов с семьёй жили в Хилковском конце этого села. Затем в середине XIX века Кондрат Антонович покупает землю на улице Красной и строит там большой, просторный деревянный дом. По сохранившемуся семейному преданию, через несколько лет после смерти Кондрата Мосолова деревянный дом сгорел, а его внук Александр, не имея средств на строительство, стал подыскивать покупателей на ценную землю (центр села, как-никак). Однако односельчане, памятуя о щедротах Кондрата Антоновича, организовали сбор средств, «пустили мошну по сельской общине» и собрали целых 2000 рублей серебром. На современные деньги — примерно 6 миллионов рублей. В результате получился такой вот красивый добротный дом, который сегодня находится на улице Красной.
В 1882 году в этом доме родился Иван Александрович Мосолов. Когда ему исполнилось двадцать лет, он уехал в Петербург и пошел служить юнгой на один из военных крейсеров. Началась Русско-японская война, и военный флот из Кронштадта отправили на поддержку Порт-Артура. Юнга Мосолов был списан на берег, так как не успел принять военную присягу, что и спасало молодому человеку жизнь: крейсер со всем экипажем погиб в Цусимском сражении.
«Матрос» (до революции он был морским офицером) Мосолов активно включился в политическую деятельность, вступил в партию большевиков и в октябре 1917 года штурмовал Зимний дворец, руководя подчинённой ему сводной ротой моряков. После окончания Гражданской войны Иван Александрович вернулся в Ижевское и занялся с присущей ему активностью и энергичностью за строительство социалистического общества. Однако объявленная в конце 20-х годов ХХ века новая экономическая политика (НЭП) была им абсолютно не принята, как и многими революционерами и сторонниками социалистических идей. Поэтому, когда из Туркестана в Рязанскую область пришел запрос прислать им активного и деятельного человека, да такого, чтобы ещё и в овцеводстве разбирался, руководство Спасского района быстро откликнулось и направило активного и энергичного Ивана Мосолова покорять пустыню Каракумы. А там в то время для типичного активиста Мосолова был целый набор: басмачи, холера и полное непонимание местного населения, живущего устоями Средневековья, чего от них хочет новая советская власть.
Деятельность Мосолова в Средней Азии — это отдельная история, о которой я отчасти сообщал в предыдущем материале и которая требует дополнительного изучения.
Татьяна Карелина сообщает: «По записям моего папы, мой дедушка (Карелин Алексей Дмитриевич, он был племянником Мосолова И.А.) встречался с Калининым, когда в 1936 году ездил в Москву в Институт Склифосовского на повышение квалификации. (Его наставником был знаменитый С.С. Юдин.) К большому сожалению, не знаю фамилии этой Натальи Васильевны, работницы Калинина и тёти моего деда».
В семейном архиве есть и такая информация: «?В годы подполья Михаилу Ивановичу Калинину довелось сидеть в одной тюремной камере с балтийским матросом родом с рязанщины. Передачи ему носила жена, оказавшаяся тётей Алексея Карелина. Однажды она увидела перед входом плачущую женщину: её мужу, Мише Калинину, передачи запрещены, упрямился на допросах? Матросская жинка взяла на себя заботу о двоих арестантах. После революции Калинин разыскал ту самую женщину и пригласил к себе на работу по дому, там её и нашёл племянник. Наталья Васильевна рассказала Калинину о судьбе родственника, врачевавшего в ставропольской глубинке. Михаил Иванович пригласил его к себе и предложил работать в кремлёвской лечебнице. А.Д. Карелин поблагодарил и пообещал подумать. В Москве гремел первый так называемый «открытый судебный процесс над «врагами народа», по стране разливалась порождённая им истерика. Поясняя тёте причину своего отказа, Алексей Дмитриевич заметил: «Здесь все пожирают друг друга, как пауки в банке. Мне у себя спокойнее. Я там нужнее?» И хирург вернулся в степное захолустье?»
Так же, по рассказам родственников, известно, что дочь Ивана Александровича, Лидия Ивановна, «была первая красавица села и из-за неё пацаны ходили драться улица на улицу». И, естественно, в её судьбе есть одна романтическая и весьма необычная любовная история? Но тут можно сказать словами Леонида Каневского из передачи «Следствие вели?»: «Впрочем, это уже другая история?»
Удивительны всё-таки повороты судьбы — рассказ про эполеты обернулся целым расследованием и открылась ещё одна жизненная история офицера царской армии!
Жаль, что мне досталось всего несколько предметов, в том числе и эти эполеты из коллекции В.Д. Гнездича. Хотя эта фамилия в нашем городе связана с криминалом из-за уголовных дел его сыновей, я благодарен судьбе, что встретился с Вильгельмом Дмитриевичем, увлечённым и знающим коллекционером. Плохо, что его сыновья еще в 1990-е годы сказали: «Папа, нам не нужна твоя коллекция» и заставили его всё продать? И, кстати, эти эполеты были приобретены у его старшего сына, Александра Гнездича. Когда-то Вильгельм Дмитриевич показывал мне этот морской мундир в полном комплекте, включая царские награды. Жаль, что сыновья «раздербанили» этот замечательный экспонат, разрезали великолепное английское сукно, оторвали эполеты, пустили в розницу ордена?
Помню, у Вильгельма Гнездича был ещё гестаповский мундир, и, по рассказам очевидцев, ходила история, что старший сын, Александр, в нем сфотографировался, и за это фото его вызывали в КГБ? Откуда взялся этот мундир у Гнездича? Можно только предположить, что после войны в нашем городе было много военнопленных, возможно, у кого-то из них он и был выменян, например, на продукты.
Из тех же рассказов Вильгельма Гнездича в клубе коллекционеров (в 1970-е он находился в шахматно-шашечном клубе в доме пивбара «Огонёк» на улице Циолковского, а в 1980-е клуб «перебрался» в ДКиТ КМК) мы знали, что некоторые предметы, в том числе и холодное оружие, попадали к Вильгельму Дмитриевичу после «изъятий» у населения. Будучи сотрудником милиции, он не боялся коллекционировать холодное оружие, а вот «простым» гражданам СССР это было не безопасно согласно статье УК об уголовной ответственности не только за ношение, но и за хранение холодного оружия. По коллекционированию «холодняка» «ударили» ещё в 1935 году, когда появилась статья 182 УК: «Запретить изготовление, хранение, сбыт и ношение кинжалов, финских ножей и тому подобного холодного оружия без разрешения НКВД в установленном порядке». В 1930-е годы в печати как раз и вышла статья о хорошо известном мне из пионерского детства убийстве дедом-кулаком пионера Павлика Морозова и его младшего брата. Сообщалось, что родственники убили мальчика финским ножом? Хотя в том, что это была именно классическая финка, есть большие сомнения. Впрочем, сегодня есть и документальный фильм о том, что образ Павлика Морозова был вообще собирательным, вымышленным? Такая была советская пропаганда, и она давала свои плоды.
Другой источник пополнения своей коллекции Вильгельм Дмитриевич нашёл в магазине-ломбарде «Сапфир» на проспекте Металлургов. У него была договорённость с директором магазина, что если принесут какой-то старинный предмет из драгоценного металла, то его об этом оповестят. Он в том же клубе коллекционеров покупал простые и недорогие предметы из серебра или золота и мог по договорённости их обменять на более ценные в этой «скупке». Главное, чтобы вес соответствовал замене?
Каким образом к Вильгельму Дмитриевичу попала информация об этой женщине с царским морским мундиром, можно только догадываться, так как о своих «секретах» поиска старинных предметов никто не распространялся, чтобы не создать себе «конкурента»? Может быть, и через эту скупку (раз эти эполеты шиты из серебряной нити), а может, зная об увлечении Гнездича коллекционированием, его кто-то познакомил с этой женщиной или она сама познакомилась с ним на одной из встреч, когда Гнездич выступал в милицейской форме со своими лекциями и плакатами?
Впрочем, у семьи Гнездич был налажен плотный контакт и с ювелирами города, в том же Доме быта, которым они поставляли различные украшения из золота, скажем, не совсем законного происхождения. В свою очередь, тому же Вильгельму «перепадали» обменом или за деньги различные старинные предметы из золота и серебра, которые разными путями оказывались в ювелирных мастерских. Именно эти «ювелирные навыки» пригодились в будущем его сыновьям, когда Александр Вильгельмович во времена развала СССР организовал в магазине «Изумруд» на Кирова сбыт ювелирных изделий, возможно криминального происхождения. Где-то в 1990 году он также организовал комиссионный магазин на первом этаже в гостинице «Новокузнецкая», где торговал всем: и видеоаппаратурой, и различным «шмутьём». Помню, на прилавке лежали в продаже и несколько старинных икон. В общем, ничем, что в результате давало хоть какую-то прибыль, не брезговал. Кстати, из всех сыновей только Александр интересовался антиквариатом и имел какие-то знания в этой области. Думаю, в его комиссионный магазин приносили и какие-то достойные старинные предметы. Когда Александр был уже при смерти, то, по информации Виктора Гуменика (был такой легендарный антикварщик в нашем городе, и к нему часто захаживали старшие Гнездичи), завещал своей «братве» сжечь его, а потом урну вывезти на катере далеко в Чёрное море и развеять его прах над бушующими водами в сильный ветер? Возможно, что за основу Александр Гнездич взял легенду, когда один человек очень боялся наказания Аллаха и завещал развеять собственный прах над морем в надежде на то, что Аллах не сможет собрать воедино его тело и наказать его. Но Аллах собрал его (воедино) и спросил его: «Зачем ты сделал это?» Он ответил: «Из страха перед Тобой». И Он простил его. Этот человек заслужил прощение за то, что боялся Аллаха должным образом. Может, Александр тоже многое осознал в конце жизни, и в его поступке был тот же мотив?
Сегодня осталось немало интересных предметов из коллекции Гнездича и в нашем городе, и в стране, но их истории уже вряд будут изучены и описаны как эта. Мало сохранить предмет, нужно, чтобы он ещё попал в руки увлечённого человека!

На фото: И.А. Мосолов с супругой (из семейного альбома дореволюционного периода);
Братья Мосоловы: Дмитрий Александрович (слева) и Иван Александрович. Мальчик — сын Ивана Александровича Александр. 1957 год

Евгений Крюков Общество 14 Июн 2022 года 98 2 комментария

2 комментария на «“«Невыдуманная история»”»

  1. Татьяна:

    Евгений, огромное спасибо за статью!
    Душа радуется, кода встречаю таких, как Вы — неравнодушных и увлечённых своим делом людей. Очень надеюсь, что её прочитают родственники Мосолова И.А. и откликнутся. Буду очень рада! Мои контакты: почта [email protected] и телефон +79214402681 (есть в воцап и вайбер).
    С уважением, Татьяна Карелина.

  2. Татьяна:

    Потрясающая история, замечательная, интересная. Вот так сплетаются судьбы людей. Можно снимать сериал! Благодарность Евгению Николаевичу за умение понять историческую ценность вещей которые попадают в его руки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.