Общество

Не оскудеет доброта души

Побывав на нынешнем рабочем месте Любови Васильевны Гутневой, я узнала много нового о работе соцслужбы, услышала сотни ответов на столько же вопросов, с которыми люди шли в соцзащиту Центрального района. В два раза больше было услышано слов благодарности в ее адрес, как дежурного коменданта, а одна бабуля протянула в окошко дежурки две головки чеснока: “Спасибо, девушка, ты очень мне помогла. Дай бог тебе, дочка, здоровья и благополучия”. Если бы можно было на входе в каждое учреждение посадить такого грамотного, внимательного, участливого и доброго человека…

Не ошибусь, если скажу, что Гутневу знает пол-Новокузнецка. Активная, энергичная женщина, готовая дойти хоть до Москвы, чтобы помочь человеку. И когда у нее это получается (мало кто может устоять перед ее доводами и умением убеждать), от души радуется: “Я самая счастливая!” И еще она благодарна за все удары и подарки судьбы, за верность друзей и поддержку людей, которые были рядом в минуты горести и радости. Представляю, сколько поздравлений она получит 13 сентября, в день своего 70-летия.

Родилась Люба в чеченской станице Старогладковская. Кто ее отец — никогда не знала, мать от нее фактически отказалась. С трехмесячного возраста до семи лет девочка росла в каком-то частном доме среди малышей-сирот, детских домов в Чечне никогда не было. Матери ее отдали, когда Любе пришло время идти в школу. “Я и мамой-то ее никогда не называла, — вспоминает Любовь Васильевна. — Забрала она меня только для того, чтобы я нянчила двоих ее сыновей, которые у нее родились. Потом случилась трагедия: я случайно уронила одного из братьев, и отчим жестоко избил меня. Об этом узнала бабушка, и меня чуть живую увезли к ней в деревню. С бабушкой мне было хорошо, если бы она не ослепла, я так бы и жила с ней. Пусть в бедности, но в любви”.

Мать Любови Васильевны вслед за мужем, который был осужден, уехала в Новокузнецк. Пришлось ехать туда и несовершеннолетней Любе. Девочка она была способная, успешно училась, солировала в школьной самодеятельности, участвовала в работе агитбригады, но мать никуда ее не пускала: “Сиди дома, нянчись с братьями”. “Я мечтала уехать на Кавказ, где меня любили, — рассказывает Любовь Васильевна. — Подружки даже собирали мне деньги на билет, кто по 5, кто по 10 копеек. В каникулы мне удавалось подрабатывать на овощебазе: перебирала яблоки, грузила капусту, картошку. Получала 1 рубль 20 копеек за неделю.

В 1966-м выпал случай вырваться из голодного, холодного дома. Ташкентский текстильный комбинат после землетрясения набирал работниц, но у меня еще не было паспорта. Похлопотала мама моей подружки, и меня взяли. Потом она мне выслала документы”.

Отработав в Ташкенте два года, Люба вернулась в Новокузнецк. За это время она окончила вечернюю школу, поступила в текстильный институт, но надо было где-то жить. Мать учиться не дала, велела искать работу. Так, в 18 лет Люба стала тачковщицей — приемщицей круглого леса на станции Северная. “Первая моя настоящая профессия, — говорит она. — Стартовая. До чего же мне нравилось ходить в валенках, бушлате и знать, что мне доверяют ответственную работу”. Именно здесь она приглянулась двум друзьям, работавшим такелажниками. Оба они ей сделали предложение руки и сердца. “Пошла советоваться с директором базы, — смеется Любовь Васильевна, — кого выбирать. Порекомендовали Леню. Сказали: “Ты поешь, он — на баяне играет. Споетесь”.

Вроде спелись, и любовь пришла. Парень оказался работящим, ухватистым, из раскулаченной семьи. Все — в дом. Хозяйство большое: коровы, кролики, нутрии, огромный огород. Люба “пахала” с утра до вечера. “Хоть и строго семья жила, но зато я первый раз в жизни ела досыта, — объясняет она. — Потом с мужем свой дом поставили, баню. Родились две дочери. Учиться я заочно начала в Кемеровском политехническом институте, и мужа за собой потянула. Он вскоре из такелажников до директора базы “вырос”, я не отставала — меня назначили завскладом.

На одиннадцатом году замужней жизни вдруг узнала, что у супруга появилась другая. Вечером все высказала ему, а в пять часов утра следующего дня ушла с дочками из дому. В никуда. Десять лет девчонок одна поднимала. Всякое было. Работала без отпусков, ни от одного дежурства не отказывалась. Телеграммы по праздникам разносила, все лишняя пятерка, подъезды мыла. И училась, училась… И росла, конечно, в профессии. Надо было шахтовое оборудование знать — поехала учиться в Осинниковский горно-транспортный техникум. Понадобилось разбираться в стройматериалах — пошла в строительный техникум, не пропускала курсы повышения квалификации. Училась до 41-го года. И не зря, все в жизни пригодилось.

За все время сменила три предприятия: тресты “Гидроуголь”, “Кузбассшахтострой” и “Новокузнецкгражданстрой”. Ни с одного не увольнялась, меняла по причине ликвидации. Таковы были реалии 80-х годов”.

В “Новокузнецкгражданстрое” Любовь Васильевна уже руководила отделом, выбивала и распоряжалась фондами. Город много строил, ремонтировал. Гутневу ценили за знание дела, профессионализм, честность в работе и прочили в управляющие треста. Но наступили 90-е. Государственные предприятия закрывались одно за другим. Оставшись без работы, она попробовала себя, как и многие тогда, в торговле. Моталась в Эмираты, Турцию за товаром, открыла магазины детской одежды. По доброте душевной, видя, как живут семьи в это время, отдавала вещи за бесценок, раздавала подругам. “Когда меня раз да два матерые продавцы обманули, поняла, что торговля не мое, — вздыхает Любовь Васильевна. — От всех переживаний еще проблемы со здоровьем начались. Невостребованность угнетала. На полгода практически закрылась дома”.

Но однажды ей предложили необычную должность — стать председателем СТОСа. Что это такое и чем занимается совет территориального общественного самоуправления, она не знала. Но у нее оказалось в подчинении 100 домов Центрального района с 12 тысячами населения. А это жизнедеятельность района, контроль за работой ЖКХ, торговлей, координация деятельности уличных и домовых комитетов, оказание социальной защиты нуждающимся, помощь ветеранам и многодетным семьям, организация конференций, праздников… Проще сказать, чем не занимались СТОСы. Гутнева начала по крупицам собирать документы о деятельности совета, знакомиться с жителями, встречаться с ними, решать их проблемы. “Официально председатели работали два раза в неделю, принимая население по 3 часа, — рассказывает она. — Ну где там… Я приходила в 8 утра и заканчивала поздно вечером, а дома еще оформляла документы. А когда еще началось внедрение в жизнь города “УКашек”, времени не оставалось и по выходным. Работа затянула. Моё! Люди кругом, одним надо копейку выбить — бегу к депутатам, других на экскурсию вывезти — кланяюсь спонсорам, третьим организовать походы в цирк или в кино…

Я все делала, отдавала от души, не жалея, и мне возвращалось сторицей.

У меня в помощниках был крепкий актив неравнодушных людей, учащиеся двух школ — № 12 и № 38, воспитанники детского дома № 74 “Ровесник”, подросткового клуба “Темп”, находящихся на моей территории, готовых участвовать и в благоустройстве дворов, и в организации праздников, и в акциях, например, “Протяни руку помощи”. Мы убирались в квартирах стариков, мыли и стирали… Ребятня даже ждала субботников: “Тетя Люба, когда пойдем?” Накупим сладостей, газировки — и за работу”.

А какие праздники устраивал актив СТОСа № 5! Ежегодно шумела и плясала Масленица, на которой съедалось до 300 блинов и выпивалось два ведерных самовара чая, в Новый год во дворах стояли елки и к ним приходили Деды Морозы с подарками, ветераны угольщики и шахтеры с благодарностью вспоминают мероприятия в их честь, поездки в Томскую Писаницу, на Салаирский источник, туры по церквям Кузбасса… “Чтобы вывезти даже небольшую группу, кроме денег, нужен был транспорт, сопровождающие медики и прочее, прочее, — говорит Любовь Васильевна. — Однажды из-за транспорта сорвалась экскурсия в музей-заповедник “Кузнецкая крепость”. Решила, что буду возить сама, машина была. В 58 лет пришла получать права. Теорию сдала досрочно, а вот вождение — никак. Подруга смеется, говорит: “Давай, договорюсь с гаишниками”. Я: “Нет, только сама. Внучки скажут, что бабушка купила права”. На шестой раз сдала, села за руль и стала более независимой.

В цирке мне руководство в упрек ставит, что я уже полгорода бесплатно к ним переводила. Я: “Не правда. Тогда были инвалиды, потом — ветераны, сейчас — дети из малообеспеченных семей”. И так 12 лет. Я уж молчу, что СТОСы были надежной “подушкой безопасности” между администрацией и населением. Многие проблемы решались на нашем уровне. А потом нас сократили и клуб “Темп”, где только девочек-кружевниц было 300 человек”.

Сегодня Любовь Васильевна опять на своем месте. Если попросту, она — дежурная на входе к специалистам соцзащиты Центрального района на Металлургов, 44: помогает, консультирует, вникает в суть вопросов, направляет в нужные инстанции, в аптеки, где можно купить лекарство подешевле… И все это с искренней улыбкой неравнодушного человека. Люди к ней тянутся, и она к ним.

Пусть еще долго не иссякнет ее добрая энергия!

Ольга Волкова. Александр Бокин (фото) Общество 11 Сен 2020 года 63 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *