Общество

Молви слово русское!

Не раз приходилось слышать от читателей (чаще старшего возраста): «Сколько же в нашей речи стало непонятных слов! Неужели нельзя найти для них соответствующее по значению слово на русском языке?» Например, «эквайринг» — из тех слов, что режут ухо несведущему человеку. Из профессиональной банковской и финансовой сферы это понятие уже переместилось в обывательскую среду, и вряд ли кому-то требуется перевод — «прием банковских карт для оплаты товаров и услуг». Но с каждым годом в нашей речи появляется все больше и больше новых, не очень понятных и попросту непривычных слов.
Любой язык имеет свойство развиваться. И наши предки когда-то не знали, что такое «вертолет». Однако узнав, они же не стали говорить «геликоптер». Вертолет так и остался вертолетом, но мы уже не приспосабливаем к родной речи «квадрокоптер»… Зачем — и так понятно! Чего только нового не встречалось за последние годы: были «ваучеры», «дилеры», «брокеры» и «бартеры», «дивиденды» и «дефолты». Привыкли же.
Но иногда и правда удивляешься: а какая необходимость использования в речи новых слов? Доходит до смешного. Есть в Кузбассе «Центр ситуационного мониторинга по развитию эпидемиологической ситуации по COVID-19». Там собирают и обрабатывают данные, говорящие о распространении коронавирусной инфекции в регионе. Но если к слову «мониторинг» мы уже давно относимся как к обычному (читай: русскому), то когда его употребляют в форме глагола, звучит это несколько нелепо: «Мы мониторим цены…» Правда, обычно такой глагол используют в разговорной речи, но кто мешает распространить его и на литературную, и на официальную?
Словечки, которые проскакивают в речи официальных лиц, — это отдельная тема. Например, мэр Новокузнецка время от времени использует слова «парадигма» или «коннотация». Слова, скажем прямо, редко употребляемые, не все знают их значение, а потому пытаются понять, по какому принципу градоначальник подбирает эти термины, говоря о городских делах, и встраивает их в свой «спич» (уж простите за очередную «иностранщину» — это заразно, оказывается!).
Время от времени нам приходят приглашения на какие-то мероприятия — например, воркшопы, митапы, презентейшны, где рассматриваются разные кейсы и тренды: от нейминга до диджитализации. Предлагают послушать коуча, придумать стартап, прокачать скилы, набраться экспириенс, повысить юзабилити… Честно говоря, временами голова кругом от этой тарабарщины. Человеку, владеющему английским, не составит труда перевести все эти слова на родной. А что делать всем остальным?
Другая крайность — в борьбе с «иностранщиной» издавать разговорники. Искать «исконно русские» определения для слов, заимствованных в незапамятные времена, да еще принуждать других изъясняться «по-нашему». Бесполезное занятие — от заимствований никуда не денешься! Эти слова давно на своем месте, затесались в русский язык и притерлись к другим таким же «приобретениям». К примеру, слово «фейк» — его используют все, от мала до велика, не особо вдумываясь в его смысл. Лет сто назад сказали бы «ложь», лет пятьдесят — «подделка», а двадцать — «лажа». Теперь вот нашли замену жаргонизму — иностранную. Употребляют на всех уровнях, включая официальный. А если серьезно, скоро будет даже опасно переходить на язык, лишенный всяких «скриншотов», «абьюзов» и «хайпов», — наши же дети могут нас просто не понять…

Ольга Осипова Общество 05 Авг 2022 года 9 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.