Общество

Как хорошо, что они были с нами!

Коллектив “Кузнецкого рабочего” начала 1990-х годов

Практика — великое дело, если иметь в виду журналистику, да и любой другой литературный труд. Формулы здесь нет никакой, алгоритма творчества — тоже, музу, как правило, надо дожидаться еще дольше, чем отмененную электричку (а завтра, например, сдавать в номер, на первую). Остается “набивать руку”, “потеть”, “страдать и мучиться”! И очень повезло тому практиканту, кому достался талантливый учитель. Как хорошо, что они были с нами: Гена Лебедев, Гена Емельянов, Юра Киселев, Валера Бурмакин, Анатолий Никифорович Сосимович, Саша Антонов. Юра Киселев в семидесятых годах прошлого века работал в отделе промышленности “Кузнечика” — крупный, голубоглазый, веселый и очень остроумный. Ему принадлежала особая школа для новичков. Практически каждый практикант проходил ее, ни одному не удалось избежать проверки, и никто не прошел ее на пять. Спотыкались все. Но никто не обижался. Невозможно было сердиться на этого человека: его открытая, радостная улыбка обезоруживала. И ты понимал: на удочку попался сам, как жадная речная рыба.

Итак, с чего начиналось испытание? Утром, после планерки, как правило, раздавался звонок в кабинете, который на время практики стал “твоим”. Предположим, это строительный отдел. Далее — по сценарию. Бодрый мужской голос спрашивает: “Это строительный отдел?” — “Ну, да, — соглашаешься с незнакомцем, — строительный отдел!” — “А где Бурмакин?” — шумит трубка. “Бурмакин на объекте”, — отвечает подопытный практикант. (Валерий Бурмакин был в семидесятых годах заведующим отделом.) “Пишите информацию, — деловито предлагает трубка, — это вам звонят со строительной площадки Запсиба. Тут мы котлован рыли и откопали настоящего мамонта. Значит, записывай его параметры: рост — три метра, бивни — полтора, зовут Гриша. Отправляем его в дар городскому музею. Записала? Ну, бывай!”

Через пять минут на пороге появлялись Юра Киселев, Гена Лебедев, Валерий Бурмакин с вопросом: что нового? Практикант с радостью делится новостью, мол, бригада строителей такого-то управления под руководством товарища Григория Мелехова дружно откопала мамонта и, погрузив его на платформу грузовика, отправила в дар музею. Торжества завтра в 12.00. “Ну, ты молодец, радуются товарищи по перу. — Ну, ты отличилась! Это ж надо — целого мамонта откопала! Это только на первую! Это вообще “забой”! Это сенсация!” И давай руки жать и посмеиваться: “Давай, в машбюро гони! Вот редактор обрадуется!” Через две минуты понимаешь, что из соседнего кабинета звонил Юра, а рядом с ним давились от смеха Гена и Валера. И что мамонт из котлована — розыгрыш. И хорошо, что это “не ушло” в печать.

Так “под руководством” Юры Киселева, Гены Лебедева практиканты обнаруживали “танк времен Отечественной войны в горах Шории”, строили “газохранилище” в пойме реки, “добывали золото в Абе”. Даже на стекольном заводе “выпускали” лампочки с заветным пятиугольником качества.

Конечно, все это был дружеский урок “мастодонтов” нам, желторотым практикантам, окончившим первый курс, пытающимся найти свою сенсацию, свой гвоздь, свою тему, пережить минуты славы. Тогда, в далекие годы, мы только догадывались, что главная сенсация Кузнецкой котловины — люди, пережившие войну, индустриализацию, развитой социализм. Но до первых очерков и зарисовок еще были годы мучительного опыта. И в этом искании наши товарищи по перу были очень добры, гениально педагогичны, мудры и святы. Несмотря ни на что.

Татьяна Негода, член Союза журналистов РФ

Татьяна Негода Общество 11 Авг 2020 года 214 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *