Общество

“Два года мы жили в страхе”

В феврале этого года мне исполнилось 87 лет, а когда началась война, было семь лет. Моя семья жила в Орловской области, Коняхинском районе, в совхозе “Спасский”.

Почти с самого начала войны через наше село шли обозы с беженцами, потом гнали скот — коров, лошадей. Люди уходили в глубь страны. Скоро и наши жители стали уходить, мужчин провожали на фронт. Совхоз обезлюдел, наступила тишина.

Однажды ночью начался пожар. Кто-то поджег сельсовет, совхозные амбары, элеватор с зерном, слил спирт и вино на винзаводе. Потом губители колхозного добра перекинулись на деревню, стали поджигать дома. Жгли и даже не будили людей. Тушить пожар было некому, мы задыхались в дыму. Мама отвела нас с сестрой на пруд, на котором от жара пламени трещал лёд. Как мы с сестрой от страха орали…

Вечером мы вернулись в деревню. Соседи наш дом отстояли, теперь в нем стало жить 10 человек.

Через несколько дней после пожара пришли немцы. Прибежал соседский мальчик и рассказал, что фашисты стреляют в портрет Сталина. Потом по деревне понеслись дикие крики, оказалось, что оккупанты начали зверствовать: троих мужчин повесили, еще троих закопали живьем. На другой день начали наводить свои порядки. Открыли комендатуру, избрали старосту, назначили полицаев. Жителям выдали жетоны с номерами, теперь это были наши документы.

Потом начались бомбежки. Налетали и наши самолеты. Деревенские боялись ночевать дома. Я дважды попадала под бомбежку, один раз под обстрел. Летали пули разных цветов (трассирующие), а я думала, что у меня что-то с глазами.

Два года мы жили в страхе: немцы поймают партизана или сбитого летчика и расстреливают на краю могил, обязательно собирая толпу людей, чтобы они смотрели на это зрелище. Однажды выгнали всё население на чистку дороги, оказывается — уходили, но при этом веселились и обещали вернуться.

Однажды мы с ребятишками были за деревней, катались с горки, и вдруг увидели ползущих людей. Ветер сдул с их голов белые капюшоны, и мы разглядели на их шапках звезды. Наши! Мальчишки сразу побежали к ним, сказали, что немцы ушли. Вечером в деревню пришли наши войска с машинами, орудиями. Солдаты, заходя в избы, буквально падали на пол и засыпали. Они были очень усталыми.

То и дело деревню бомбили немцы. Вскоре, видимо, началось наступление. Такого количества самолетов в небе я больше никогда не видела!

В августе 1943 года были освобождены город Орел и Орловская область. Мы постепенно начали входить в обычную жизнь. Дети переростками пошли в школу.

Как-то прочла упрек правительству в трате денег на оборону. Возмущению моему не было предела. Если бы автор видел и пережил то, что пережили и видели мы детьми!

Зинаида Брежнева Общество 27.03.2020 39