Новости

“Вызывает антирес и такой ишо разрез”

В Кузбассе родилась новая жизнеутверждающая концепция — превратить вычерпанные угольные карьеры в места массового отдыха.

На прошлой неделе в редакцию пришло гневное письмо из пресс-службы администрации Новокузнецкого района: “Здравствуйте, Сергей. На прошлой неделе в вашей публикации прозвучало, что в Новокузнецком районе 30 лет не было рекультивации. За 30 лет не могу предоставить статистику, но доказательства того, что работы в этом плане ведутся, имеются. Давайте не будем вводить в заблуждение читателей. Прикреплю файл с фактами и фотографиями в качестве подтверждения. К сведению. На будущее”.

Ну-ка, ну-ка… Что там приложено к письму, написанному назидательным тоном? Ага, текст с картинками, для убедительности. На картинках — то ёлочки, то травка, то осыпающиеся склоны, где следы рекультивационных работ угадываются с трудом. Фото участков “до” и “после” рекультивации даны почему-то с разных точек, что не позволяет оценить разницу. “До” снято тоскливой бесцветной осенью, зато “после” — радостным летом. Разница есть, но она — на наивного обывателя. Это, видимо, самое убедительное, что может предъявить администрация Новокузнецкого района. Плюс цифры. “С 2012 года на территории Новокузнецкого района принят 131 га рекультивированных земель. Так, например, в 2015 — 2016 принят участок открытых горных работ “Западный” АО “Кузнецкинвестстрой” площадью 44,34 га… В 2016 году на основании государственного контракта выполнены работы по лесной рекультивации нарушенных земель площадью 24,1 га, ликвидированного в 90-е годы ОАО “Шахта “Шушталепская” в районе п. Николаевка. В 2020 году приняты земли, на которых ранее располагался внешний отвал горных пород, площадью 10,2 га. На участке проведена лесная рекультивация, земли не эксплуатируются более 20 лет”, — свидетельствует присланное письмо.

Спасибо за информацию. Но она только подтверждает ранее сказанное автором. Ни на одном(!) из разрезов в Новокузнецком районе не проведена полноценная стопроцентная предусмотренная проектом рекультивация. В течение даже не тридцати, а сорока двух последних лет. Рекультивационные работы на отдельных участках, высаживание под видеокамеру елочек с кустарником, фото на память — не в счет.

Это, я полагаю, эпизодические мероприятия, имеющие мало общего с полноценной всеобъемлющей рекультивацией, предусматривающей “комплекс мер по экологическому и экономическому восстановлению земель и водных ресурсов”. И включающей два основных этапа — технический (засыпку пустот, выполаживание склонов) и биологический (восстановление плодородия почв, высадку зеленых насаждений).

По-простому говоря, после того как угольщики уйдут с выделенных им местными властями земель, эти земли должны быть столь же плодородными и живописными, как и до их пришествия. А что мы видим? Штопанье мелких дырок в изъеденном молью носке…

О том, что последняя полноценная рекультивация в Новокузнецком районе была проведена в далеком 1978 году и с тех пор не проводилась ни на одном из объектов, честно рассказал в январе 2018 года первый заместитель главы района Сергей Криулькин (аудиозапись сохранилась. — Прим. авт.). Насколько знаю, это была последняя пресс-конференция по угольной тематике, более свежую информацию первые лица райадминистрации предоставлять не спешат. Или опасаются. Но если бы в последние скандальные годы кто-то из угольщиков провел такую рекультивацию, об этом, безусловно, стало бы известно. И пресс-служба не забыла бы об этом упомянуть.

К слову, тогда Криулькин сообщил и еще немало интересного. Например, что все 24 (двадцать четыре!!!) действовавших на тот момент в Новокузнецком районе угледобывающих предприятий отдавали по договорам социально-экономического сотрудничества в общей сложности 39,4 миллиона рублей в год — по полтора миллиона на разрез. Для сравнения: объем помощи РУСАЛа с ЕВРАЗом по аналогичным договорам в то время составлял порядка трехсот миллионов рублей. Почувствуйте разницу. Суммы налоговых отчислений по НДФЛ и земельному налогу также не сильно впечатляющи (от 7 до 10 миллионов по территориям, сообщил Сергей Криулькин). Это к вопросу о пользе и вреде району от деятельности угольных разрезов.

Почему угольщики не хотят проводить рекультивацию? Потому что дураков среди тех, кто ворочает миллиардами, нет. По распространенной областной администрацией информации, ориентировочная стоимость рекультивации одного гектара нарушенной земли составляет порядка двухсот тысяч рублей. Полагаю, эти данные сильно занижены. Но, даже исходя из них, для рекультивации ста тысяч гектаров нарушенных в Кузбассе земель потребуется 20 миллиардов рублей.

При этом рекультивация приходится на последний, завершающий этап деятельности предприятия, когда добычи и доходов у него и его бенефициаров уже нет. Механизмы стимулирования в виде фондов восстановления нарушенных земель у нас отсутствуют — мы же не загнивающая Европа, а процветающий и готовящийся к своему 300-летию Кузбасс!

В среду появилось любопытное заявление замгубернатора Кузбасса по промышленности Андрея Панова о том, что на месте бывшей выработки разреза “Березовский” под Новокузнецком будет создана зона отдыха с озером — по аналогии с “Салаирскими Плесами”. “В 2015 году угольная компания провела единственную в Кузбассе рекультивацию иловых отвалов в поселке Гавриловка Гурьевского района, образованных еще во времена Екатерины II. На этом месте “Стройсервис” построил зону отдыха “Салаирские Плесы”, оборудованную пляжем для людей с ограниченными возможностями здоровья, — написал Панов на своей инстаграм-страничке. — Отработка лицензионного участка “Березовский Южный” закончится в 2020 году. Основную часть выработки планируется засыпать породой с нового участка “Березовский Центральный”, удаленного от ближайшего населенного пункта на 1,5 км. Это позволит минимизировать объемы площадей под внешние отвалы. После того как на “Березовском Южном” будет создан необходимый ландшафт и проведен биологический этап рекультивации, проектировщики “Салаирских Плесов” приступят к реализации проекта зоны отдыха. На месте бывшего разреза появятся озеро, где можно будет рыбачить и купаться, инфраструктура для активного отдыха и развития малого бизнеса. Считаю такой подход к рекультивации самым лучшим. Конечно, высаживать растения на местах угледобычи тоже хорошо, но создавать новые, комфортные и современные места отдыха — это уже совсем другой подход к восстановлению нарушенных земель”, — подчеркнул Андрей Панов.

Не знаю даже, плакать или смеяться. Идея, смахивающая на “отмазывание” одного из крупнейших угольных предприятий от полноценной, предусмотренной проектом, рекультивации, должна быть как минимум критически оценена экспертами-экологами.

Позволю себе также напомнить Андрею Анатольевичу, что времена Екатерины II — это восемнадцатый век нашей эры. За триста последних лет природа мало-помалу оправилась от нанесенного тогдашними обитателями нашего края ущерба в тогдашних масштабах. Сколько веков должно пройти, чтобы затянулись раны, нанесенные Земле нынешней горнодобывающей техникой? И затянутся ли вообще?

Сергей Бабиков Новости 31.07.2020 78