Новости

Точка кипения

В воскресенье к голодовке в Черемзе присоединились ещё двое активистов. Теперь их шестеро.

Алина Морозова и Юрий Недорезов держат голодовку со среды, о начале их акции протеста мы сообщали в материале “Потому что жизнь — борьба” от 26 июня. В пятницу от приема пищи отказались Вячеслав Кречетов и Надежда Широкова. В воскресенье — Светлана Рыжова и Роман Колабухов.

Лагерь “ополченцев”, как иногда называют экоактивистов, борющихся с засильем угольщиков, привлекает внимание, сюда наведываются и депутаты, и рядовые партийцы из оппозиционных частей политического спектра, и представители богемы, и просто любопытствующие. Бывают и провокаторы.

Угольщики и чиновники после жесткого обострения на прошлой и позапрошлой неделе нынче предпочли отступить. Но не уступить, конечно.

В пятницу, 26 июня, представители разреза “Кузнецкий Южный” погрузили и увезли технику с площадки у Черемзы. Одним раздражающим фактором стало меньше. Но акция протеста продолжается. От угольщиков требуют отказа от планов строительства углепогрузки в Черемзе. От властей — поддержки населения, страдающего от засилья угольщиков, а заодно и отставки главы района Андрея Шарнина. Который, по мнению граждан, не только всецело поддерживает разрезы, но и пытается шантажировать мятежные Черемзу и Апанас прекращением финансирования.

Еще одно видеообращение в поддержку черемзинцев распространили жители поселка Тальжино. С непрозрачным намеком: если вместо Черемзы углепогрузку будут строить все-таки “у них под носом” (а такие планы были изначально), то в Тальжино может случиться то же, что и в Черемзе.

Наконец, с “превентивным” видеообращением выступила одна из участниц “движения сопротивления”, журналистка из Новокузнецка. Сообщила, что, по ее информации, против нее и ее коллег планируются провокации с дискредитацией. Якобы некий “пиар-десант” из Москвы высадился в Кузбассе и продумывает варианты очернения защитников Черемзы и обеления угольного бизнеса и всего местного чиновничества. Заявление любопытное, официального подтверждения оному пока нет и вряд ли будет. Но по ближайшим действиям можно будет понять, есть ли под ним основания.

В воскресенье к протестующим активистам прибыл первый заместитель губернатора Кузбасса Вячеслав Телегин в сопровождении главы района Андрея Шарнина и исполнительного директора “Кузнецкого Южного” Петра Фролова. Телегин признал наличие нарушений в документации разреза и обоснованность претензий в этой части. Предложение — закрыть предприятие, чтобы вопрос ни о погрузке, ни о разрезе больше не стоял, — вице-губернатор с ходу отмел: “Я такого решения принять не могу. Если прокуратура вынесет решение, суд примет, тогда…”

Люди же говорили о колоссальном уроне региону от безудержного роста добычи в угольной отрасли — при снижении мирового спроса на уголь, сокращении рынков сбыта и бесперспективности движения по тому же курсу. Вячеслав Николаевич вяло соглашался с доводами, но пытался добиться главного — отказа людей от протеста и переноса конфликта “в правовую плоскость”. С его слов, пока ситуация “замораживается”, готовится более тщательным образом документация, осуществляется перевод земель и прочие процедуры, согласования. При этом граждане получают всю информацию.

Подразумевается, что после документального оформления, “подчистки огрехов”, угольщики все-таки приступят к возведению углепогрузочной станции и технологической дороги.

С этим защитники Черемзы не согласны в принципе. По их мнению, углепогрузки рядом с поселком быть не должно, право на проживание в благоприятной природной среде у них никто отнять не вправе — ни без документов, ни с документальным оформлением, подписями и печатями. “Кто-то там наверху решил, что мы здесь должны только добывать уголь, вы у людей местных спросили?.. Вот мы тут местные. Вам говорим: перестаньте добывать уголь!!! В Киселевске шахты позакрывали, вытащили наружу. Я там один час постояла, меня всю обсыпало”, — апеллировала активистка к вице-губернатору. Тот соглашался с тем, что проблема есть, но стоял на своем…

Уголь — и богатство, и беда Кузбасса. Но почему-то богатство, принадлежащее всему народу, конвертируясь в валютный эквивалент, уплывает в чьи-то карманы, особо даже не оседая в местных бюджетах, а беда остается с простыми людьми в простых кузбасских городах и селах. Более того, часть предприятий, роющих наш уголь, являются банкротами. Но это никак не снижает аппетиты их владельцев-“небожителей”.

“Социализм — это равное распределение убожества, а капитализм — это неравное распределение блаженства”, — сообщил в свое время остроумное наблюдение Уинстон Черчилль. Полагаю, нынешнее положение в Кузбассе не подходит ни под одно из этих определений. У нас блаженство в предельной концентрации для единиц (совсем не обязательно проживающих в нашем регионе) сочетается с убожеством для большинства. И сие положение поддерживается чиновничьим аппаратом и силовиками. При том что по Конституции, которую в настоящее время подвергают метаморфозам, единственным источником государственной власти в стране провозглашен многонациональный народ Российской Федерации (ч. 1 ст. 3). Тот самый народ, которому вместо блаженства, по моим наблюдениям, почему-то достается одно убожество.

В Черемзе сошлась вся обида местных жителей за варварское отношение “денежных мешков” к природе Кузбасса, за нахрапистое стремление рыть и обогащаться, невзирая ни на что, за порушенные леса, поля и дороги, за отсутствие рекультивации, за беззубость и соглашательство властных и контролирующих структур.

Не думаю, что проблема может иметь силовое решение, даже если всех активных попересажают, а пассивных обнесут колючей проволокой.

Нужно менять отношение к земле и к людям. Это непросто. Но уже давно пора.

Сергей Бабиков Новости 30.06.2020 21