Новости

Шахты преткновения

В первые дни наступившего года стало известно об утверждении Президентом России Владимиром Путиным перечня поручений
по итогам совещания о ситуации в угольной отрасли Кузбасса
Совещание, напомним, состоялось 2 декабря 2021 года в дистанционном режиме. Поводом послужила трагедия на шахте «Листвяжная» 25 ноября, когда в результате взрыва и подземного пожара погибли 46 шахтеров и 5 горноспасателей, число пострадавших перевалило за сотню.
Как выяснилось уже после трагедии, предпосылок к ней было более чем достаточно, причем контролирующие структуры прекрасно знали о прегрешениях. Генпрокурор Игорь Краснов в докладе главе государства, в частности, сообщил, что «фактически неисправными были источники питания, средства индивидуальной защиты, датчики измерения, определения местоположения персонала в горных выработках… При этом ответственные должностные лица предприятия не приостановили проведение горных работ… Повсеместно нарушаются требования законодательства о промышленной безопасности, об охране и оплате труда, эксплуатируются неисправные системы пылеулавливания, газового контроля, не выполняются замеры уровня метана…»
Кузбасс на том совещании представляли губернатор Сергей Цивилев и сидевшие справа и слева от него председатель Совета директоров и основной собственник компании «СДС-Уголь» Михаил Федяев и гендиректор компании Геннадий Алексеев. В отношении последних Владимир Путин отпустил несколько жестких реплик.
Вскоре за Федяевым и Алексеевым пришли. Арест одного из богатейших людей Кузбасса, гендиректора и нескольких топ-менеджеров «СДС-Угля» последовал в ночь с 14 на 15 декабря, им предъявлено обвинение в злоупотреблении полномочиями в коммерческой организации, повлекшем тяжкие последствия (ч. 2 ст. 201 УК РФ) и нарушении требований промышленной безопасности опасных производственных объектов, повлекшем по неосторожности смерть двух и более лиц (ч. 3 ст. 217 УК РФ). В настоящее время все они находятся под стражей.
Из двух извечных российских вопросов — «Кто виноват» и «Что делать» — второй сейчас куда актуальнее (первый как бы «оконтурен», дело за следствием и судом). И Владимир Путин своими поручениями определяет приоритеты.
Поручений немало и изложены они пространно; формат газетной полосы не позволяет процитировать опубликованный сайтом Кремля документ целиком. Но основные моменты постараемся донести.
Так, в блоке, адресованном Правительству РФ и Госдуме, президент поручает дополнить КоАП такими мерами, как административное приостановление деятельности шахт за ненадлежащее проведение дегазации; дисквалификация представителей надзорных органов за попустительство нарушениям… Также надлежит создать систему аудита организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты, в целях обеспечения соблюдения такими организациями требований промышленной безопасности.
В отношении контролирующих лиц организаций, эксплуатирующих угольные шахты, как указывает президент, следует предусмотреть «меры административной ответственности в случаях возникновения на шахтах аварий или инцидентов, повлекших за собой смерть или причинение вреда здоровью двух и более лиц, в том числе наложение на контролирующих лиц административного штрафа в размере, кратном сумме выручки от осуществления такими организациями деятельности по добыче угля». Эти законодательные инициативы должны быть реализованы к 1 января 2023-го. То есть года должно хватить на проработку и принятие.
Надо полагать, к контролирующим лицам относятся не только должностные лица, топ-менеджеры угольных компаний, но и собственники (бенефициары). Однако во что выльется данная инициатива, можно будет судить после принятия закона. Не стоит забывать как про правовые аспекты, так и про мощное лобби интересантов в российском парламенте.
Правительству Российской Федерации поручена корректировка Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности — «с сохранением доли условно-постоянной части в структуре заработной платы шахтёров не менее 70 процентов». Также надлежит «обеспечить создание финансовых механизмов, гарантирующих выполнение пользователями недр работ по ликвидации, консервации горных выработок, буровых скважин и иных сооружений, связанных с пользованием недрами». Говоря проще, горняки не должны быть уж слишком материально зависимы от объемов добычи угля и терять в случае простоя значительную часть зарплаты (чтобы люди не закрывали глаза на нарушение норм ТБ, как то было на «Листвяжной»). А руководство предприятий, напротив, должно быть материально заинтересовано в проведении затратных, но необходимых консервационных и ликвидационных мероприятий.
Не забыл президент и о мотивации сотрудников Ростехнадзора: размер оплаты их труда надлежит поднять «до уровня не ниже среднего размера оплаты труда руководящих и (или) инженерно-технических работников предприятий соответствующей отрасли». А для контроля над контролерами непременно нужно «обеспечить использование средств видеофиксации (видеорегистраторов)».
Профсоюзам, согласно поручениям главы государства, должна быть обеспечена возможность осуществлять контроль за соблюдением работодателями трудового законодательства, коллективных договоров, соглашений; работодатели же за воспрепятствование осуществлению профсоюзного контроля должны привлекаться к ответственности.
Самое принципиальное (пусть и с оговорками) — возможность введения запрета на пуск новых шахт и «последовательный вывод из эксплуатации угольных шахт с высоким риском аварийности (с учётом анализа последствий такого вывода для экономики и социальной сферы)». Плюс разработка и внедрение технологий угледобычи с ограничением или запретом использовать труд человека на глубине, улучшение условий труда, повышение надежности коллективных и индивидуальных средств спасения и проч.
Правительству и Генпрокуратуре поручено «рассмотреть вопрос о целесообразности увеличения за счёт эксплуатирующей организации или иного владельца опасного производственного объекта размера компенсационных выплат в случае причинения вреда жизни или здоровью граждан в результате аварии или инцидента на опасном производственном объекте».
А Правительству РФ совместно с правительством Кузбасса следует «обеспечить не позднее 2024 года завершение строительства национального аэромобильного центра подготовки шахтёров и горноспасателей в г. Новокузнецке, предусмотрев необходимое софинансирование за счёт средств федерального бюджета». Того самого комплекса объектов в Новоильинском районе Новокузнецка, главный корпус которого был с помпой открыт в 2016 году, но прочие объекты к настоящему моменту так и не сданы в эксплуатацию.
Шаги по повышению безопасности в шахтах, безусловно, нужные. Но очевидно, что на фоне нынешней благоприятной конъюнктуры на твердое топливо «закручивание гаек» по отношению к подземной добыче приведёт к дальнейшему расширению открытой угледобычи, которая и без того сейчас составляет три четверти от общего объёма.
Между тем именно деятельность разрезов — основной фактор пагубного влияния добычи угля на окружающую среду, ущемления прав проживающих на своей земле граждан, превращения живых уголков нашей малой родины в безжизненные карьеры с отвалами.
Об этом тоже подумать не мешало бы.

Сергей Бабиков Новости 06 Янв 2022 года 56 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *