Культура

Жизнь как кино

Все в этой квартире как будто замерло, застыло в далеком прошлом. Отличает ее обилие картин под стеклами, похоже, оформленные обитателями квартиры самостоятельно, в мастерской. Тут и детские рисунки, и репродукции картин знакомых художников. Слева от входа на шкафу блестят штук шесть самоваров. 

На пороге стоят родители новокузнецкого художника, знаменитого намибийского мастера по мебели — Леонида Ступенькова. Этого сибирского самородка отличало все: от выбора техники работы до места, в котором он жил. Уехав в 95-м в Намибию, он создавал уникальную мебель и украшения и работал в сграффито. Это итальянская техника росписи, которая выполняется путем нанесения нескольких слоев разной по цвету штукатурки друг на друга и выцарапывания рисунка специальной иглой. Сграффито Леонид увлекся еще в Новокузнецке. Об этом свидетельствует серия из шести небольших работ, висящих на двери в доме отца — Владимира Ильича. Сюжеты разные, в основном религиозные, и все на темном фоне. Они выполнены уже не на штукатурке, а на плотной бумаге. Владимир Ильич говорит, что на такие работы нельзя накладывать больше двух-трех слоев, потому что тогда краска может отвалиться. Леонид покрывал их специальным раствором, чтобы они не покрылись плесенью. 
За обедом Владимир Ступеньков говорит, что “Леня был добрым и нежным”: его любили все его тетушки и дядюшки. После смерти жены Владимир Ильич познакомился с женщиной, Людмилой Андреевной, которая любит его и оберегает вот уже 15 лет. К ней Леонид относился с такой же любовью, как и к своим тетям, хоть те и не приняли новую жену брата. Это очень расстраивало Леонида, но даже он ничего не мог с этим поделать. 
В детстве он занимался балетом — физически был развит отлично и делал в этом деле определенные успехи. Но сверстники далеко не всегда бывают благосклонны к таким занятиям. Особенно, когда ими занимается мальчик. “Да че ты”, “Это для девчонок”, “Брось ты это, займись спортом”. 
Может, они тогда лишили мир выдающегося танцора, который прославил бы и без того знаменитый русский балет. А может, подарили Международной федерации художников ЮНЕСКО уникального творца. 
И тем не менее он стал не просто членом этой самой федерации, а знаменитым африканским художником, к которому приходили высокопоставленные чиновники разных стран и президент Намибии. 
Все же, откуда взялась идея уехать именно в Намибию? Художники обычно тесно ассоциируются с Италией, Францией ну или хотя бы с Нью-Йорком. Африканская страна никак не вяжется со средневековой итальянской техникой росписи. На этот вопрос Владимир Ильич отвечает так: смерть старшего брата Леонида — Юры — сильно потрясла первого. Он погрузился в глубочайшую депрессию. Друзья посоветовали уехать. Почему-то именно в Африку. К тому времени он развелся с женой, которая, как он сам говорил в одном из интервью, “хотела, чтобы я уехал как можно дальше”. Там обзавелся чем-то вроде ранчо (хутор на наш манер) и стал производить эксклюзивную мебель, которая пользовалась спросом среди богатых людей. 
060_04_2019.jpg
060_05_2019.jpg
Эта фабрика стала делом последних 12 лет жизни художника. Когда он не был занят мебелью, он рисовал. За работы этого периода его называют лучшим художником Намибии. 
После обеда Владимир Ильич кормит голубей. Это, по его собственному выражению, его слабость, которая не терпит осуждения. Перед этим он приносит ящиков шесть домашнего архива. Там и Ленины детские рисунки, и его стихи, и все статьи, написанные про него в разных журналах и газетах. Их Владимир Ильич хранит с особой бережностью. Он верит, что нужно оставлять все: каждую маленькую строчку, каждую закорючку, которую ты когда-то поставил, потому что это то, из чего складывается наша жизнь. Маленькие пазлы большой истории. 
В каталогах один за другим мелькают экзотические кресла из рогов антилоп, которые обрамляют изголовье. Они похожи на троны африканских вождей, наверное, поэтому на них шли заказы из европейских стран, и не только. Подобные диковинки привлекают обеспеченных людей. Один из образцов работы Леонида висит возле двери в доме отца. Это кинжал с причудливой ручкой в виде головы какого-то животного. Владимир Ильич весело вспоминает, как его не пропускали с ним на таможне. 
При том, что Леонид изготавливал мебель из животных, он должен был как частный предприниматель в Намибии обеспечивать различные акции по поддержанию их популяций. Отсюда и личные знакомства с первыми лицами государства. 
Владимир Ильич помнит все это очень отчетливо, потому что жил с Леней в Намибии. Он вспоминает как рабочие на фабрике сына обрабатывали камни, которые порой были размером со спичечную головку. Он до сих пор помнит всю технологию этого процесса. Владимир Ильич вспоминает послов, президентов и их жен, которые без конца приезжали к ним домой. Вспоминает самих рабочих, а самое главное — Леню. 
Леонид Ступеньков погиб летней ночью 2007 года. Он возвращался домой, когда испугавшаяся рева мотора антилопа залетела в салон автомобиля и ударила его копытом в основание черепа. 
Звучит как сюжет из фильма, но так закончилась жизнь русского Гогена в африканской пустыне. 
Его отец говорит, что Леня всегда хотел вернутся в Россию, но приходившие один за другим заказы не давали бросить работу. Владимир Ильич вздыхает и рассказывает, как после смерти своего младшего сына ложился, закрывал глаза и пытался не думать о нем, о Юре. Но мысли все равно каждый раз возвращались к сыновьям и не давали ему продохнуть. Сжимали грудь. У него наворачиваются слезы. Как, видимо, и всегда, когда он думает о том, что случилось, но не позволяет грустным воспоминаниям поглотить себя. 
Спустя 12 лет в Новокузнецке пройдет выставка работ Леонида Ступенькова, человека, открытого новым культурам, опыту и людям. Не все работы художника сохранились: многие просто потерялись в многочисленных выставках. Но, начиная с 7 августа, в Художественном музее можно будет увидеть большую коллекцию картин, выполненных в технике сграффито. Начало в 17 часов.
Вера Кузнецова Культура 06 Авг 2019 года 491 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *