Культура

«Земля и Космос — неразделимые понятия»

Они видят чуть больше обычного. Не верят в фантазию — откликаются на зов Вселенной. Он — живописец, она — керамист. Работают бок о бок и вдохновляются творчеством друг друга. Елена и Александр Красновы — талантливый тандем из Красноярска — рассказали о своем мире. Мире, где есть место непознанному, иррациональному, фантастическому.
Интервью с художниками тоже вышло за рамки жанра. Вопросы задавали горожане, которые пришли в Новокузнецкий художественный музей на встречу с авторами. Публикуем самые любопытные из них:
Экспозиция носит название «Две фигуры». Как часто перед зрителями вы предстаете как творческий тандем? Или обычно выставляетесь по отдельности?
Елена: Эта — девятая. Бывает больше Саниных работ, а я выступаю как соавтор. Например, работа «Тени прошлого» — это его идея, его пластика, а я просто исполнитель. Были два эскиза, которые он никогда не делал в живописи, я их слепила. Некоторые знакомые неправильно поняли: «Ты для чего училась? Чтобы его работы делать?» А я просто вижу его потенциал, у него много эскизов: красивая ювелирка нарисована, можно и кулонами сделать. Человек не может всё один сделать, и я выступила как помощник. Мне показалось интересно воплотить в объем то, что он делает в живописи. А моих персоналок всего три было, они небольшие. Много времени уходит на преподавание, на подготовку, статьи.
— Ваши миры очень разные. Есть ощущение, что Елена — Земля, Александр — Космос. Где нашли эту точку пересечения? И как эти различия договариваются друг с другом?
Александр: А как Земля в Космосе существует? Земля и Космос — неразделимые понятия.
Елена: В сентябре будет 30 лет, как мы вместе. Он меня привлек своими работами, пригласил в гости, в комнате мольберт стоял с работой «Начало сна». Там чувствовалось влияние Дали, но у нас в училище никто так не писал. Обычно делали натюрморты, постановки, а тут — просто взрыв мозга! И потом он показал журнал «Енисей», где напечатали его графику. Я думала, он прикалывается. Открываю — работы такие классные, и написано: «Александр Краснов Питерский». И я говорю: «Это же не ты? Ты не Питерский!» Они нас всё время разыгрывали, мы были готовы к розыгрышам. А оказывается, это его работы. Это были 89 — 90-й годы. Некоторые говорят, он срисовал с «Пятого элемента». Ну давайте годы посмотрим — кто у кого срисовал?
Александр: Это был 1989 год. Просто в голову стали приходить картинки, сущности. Когда я рисую, начинается какое-то погружение в космос, оттуда и черпаешь информацию. В голове ничто не рождается — это общеизвестный факт. Возникает картинка, ее надо срочно зарисовать. Потом она исчезает, но эта память остается. Рисую по наитию, либо лежу перед сном, думаю, и картинка приходит. Когда делаю картинку, что-то другое уже не рисую, чтобы закончить ее. Иначе предыдущая работа под угрозой. Даже в эскизы боюсь заглядывать. Там много всего интересного. Интерес — двигатель моего творчества. Важно понять, как оно будет выглядеть, когда закончу.


— Откуда черпаете вдохновение?
Елена: Знаете, есть такие стихи: «Ах, если б знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда». Вот я смотрю вокруг — и вижу. Например, работы «Листопад» или «Утренняя гимнастика». Картинка настигла меня по дороге на работу. Два дворника сметают листву, а рядом вся листва опала. Думаю: «А как это можно сделать композицию?» Просто картинка из жизни может стать темой. Есть спонтанные картинки и те, над которыми долго думаешь. «Сумерки. Байкал» — работа, выполненная под впечатлением поездки на Байкал. Байкальский лёд — он всегда разный, это такая импровизация.
Из ничего, бывает, работы возникают. «Весна-2020» — сквозь маску прорастают цветы. Тарелочка прошлой весны, когда мы не знали, сколько карантин продлится. Весна была очень ранняя. Я подумала, что цветы прорастут даже сквозь маску, и мы победим пандемию.
Что я чувствую, что вижу — это приводит к созданию работ. Это мой способ общаться со зрителем, я думаю о зрителях, какое впечатление вы получите, что я смогу передать для потомков.
Александр: Мне хочется показать, что проблемы человека такие же, как у всех во Вселенной. Мы мало чем отличаемся от братьев по разуму. Космос гораздо ближе, чем мы представляем. Космос везде, мы просто его частица. Кто мы во Вселенной? Это загадка, которая меня не оставляет в покое. Я не делаю различий в средствах изображения, будь то компьютер, краски, музыкальные инструменты?
Елена: Я его называю художник-транслятор. Я когда создаю — много анализирую, изучаю литературу, делаю зарисовки. А к нему приходит мысль — он берет лист, карандаш, резинку, уединяется, и на бумаге рождаются сюжеты, орнаменты. Я это называю «из банка данных Земли, из Ноосферы». Может быть, память предков. У него есть к этому доступ. Почему не могут искусствоведы найти название этому направлению? Оно новое. Может, предтеча чего-то.
— Елена, почему из всех жанров выбрали керамику?
— Мне кажется, керамика — это космос: это и графика, и живопись, и скульптура. Иногда меня захватывает одно направление, иногда другое. Я преподаю надглазурную роспись — это выражение моих мыслей, эмоций, как страница в блокноте, где-то — импровизация. Я всегда продумываю композицию: работаю и сериями, и диптихами, и триптихами. Зачастую в одной тарелке невозможно всё выразить. На выставке представлено несколько работ, выполненных в январе на базе императорского фарфорового завода. Они новые: их даже в Красноярске не видели.
— Какой совет вы бы дали самому себе в начале вашего творческого пути?
Александр: Изучите классическую школу изобразительного искусства: рисунок, живопись. Только на этой базе можно выстроить что-то свое. Своя стилистика вытекает из накопленного опыта. Делайте много набросков. Выставил ботинок — и тут же нарисуй. Это так поможет.
Елена: Сразу рисовать, как Саня — невозможно, это надо быть гением. Этому предшествовал путь классического рисования, набросков. Чем больше рисуешь — тем больше понимаешь, что ты становишься свободней в самовыражении.
— За что любите свою профессию?
Елена: Я думаю, у нас очень интересная профессия, мы чувствуем себя счастливыми людьми, потому что имеем возможность творить. Из керамики можно сделать все что угодно, имея бесформенный ком, и в этом есть какие-то чудеса. Ты можешь сделать что-то реалистичное, что-то запредельное или абстрактное. Вылепить можно всё. Так и Александр может нарисовать всё.
Александр: Можно нарисовать вообще всё, что хочешь. Но хотелось бы не просто так, а для чего-то. Какую-то мысль вложить…

Анна Захарова. Фото из личного архива Красновых. Культура 04 Июн 2021 года 132 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *