Культура

Юбилей как форма воспитания “памяти сердца”

066_54_2014.jpg2014 год объявлен Годом культуры, и это позволяет нам, кроме прочего, вспомнить добрым словом тех, кто много сделал для этой самой Культуры. Тем более, когда такие деятели жили или живут рядом с нами.

Наша культура не только полицентрична, но и многонациональна, что всегда составляло основу ее богатства, силы и всемирности. Приведу пример, который у всех (сколько-нибудь читающих!) на слуху: знаменитый Чингиз Айтматов — киргиз по национальности — активно использовал казахский фольклор в своих романах, которые писал на русском языке. И несомненно, сочетание этих разных культурных источников породило особый мощный эстетический эффект, создавший мировую славу писателю, который был в свое время номинирован на Нобелевскую премию.

Можно вспомнить историю прекрасного стихотворения Расула Гамзатова о “джигитах”, не вернувшихся с “кровавых полей”. Долгое время эти стихи были известны в Дагестане, может быть, на Кавказе. Но вот сделан русский перевод, где специфическое слово “джигит” заменено на более общее “солдат” (“Мне кажется порою, что солдаты, с кровавых не пришедшие полей…”), и стихи становятся общечеловеческими, всесветно известными, особенно после песни, талантливо исполненной Марком Бернесом.

Взаимодействие культур всегда придавало особую эстетическую энергию художественному произведению, быть может, и потому, что здесь соединялись знания о мире и человеке, хранимые разными народами, разный культурный опыт…

Это несколько пространное вступление имеет прямое отношение к теме моего повествования.

Ежегодные “Торбоковские чтения”, ставшие уже традиционными, которые проводят администрация и Центральная библиотека города Осинники, в этом году были посвящены памяти профессора Андрея Ильича Чудоякова, выдающегося ученого, тюрколога-фольклориста, известного собирателя и исследователя шорского фольклора. И это совершенно справедливо: сами эти “чтения” стали возможными в большой степени в результате научной и просветительской деятельности этого человека, этого ученого.

Он долгое время работал на кафедре Новокузнецкого государственного педагогического института, был заведующим этой кафедрой; позже он создал кафедру шорской филологии, шорское отделение на факультете, шорскую студенческую группу, возглавлял эту работу, сделал первый выпуск студентов, подготовленных для преподавания в сельской местности родного языка. Педагогическую деятельность он успешно сочетал с научной. С большим уважением к нему как к ученому относились такие известные люди, как Кер-Оглы, Ч. Айтматов, Е. Мелетинский, В. Бутанаев и многие другие.

В личности А.И. Чудоякова понятия “ученый” и “человек” соединены органично: наука никогда для него не была самоцелью, она была частью его жизни, главным смыслом его жизни. И в науку он пришел не тем путем, каким шли многие в его время и почти все в теперешнее, в наше — не за учеными званиями, не за карьерой. Он пришел в нее из жизненной, человеческой, личной потребности: спасти от забвения народную духовную культуру, собрать и сохранить шорский фольклор, возродить интерес к родному языку, сделать это достоянием жизни своего народа, достоянием науки, достоянием мировой культуры. И в ХХ веке (во второй половине) он был одним из первых (если не единственным!), кто достиг больших успехов, реальных результатов.

“Успехом”, “результатом” для Чудоякова были не его профессорское звание, не известность в научных кругах, не карьера. “Успехом” и “результатом” для него было создание кафедры шорского языка и фольклора, шорского отделения на филологическом факультете НГПИ, шорской студенческой группы, где готовили будущих учителей, готовых вернуться в сельские школы и приобщать детей к изучению родного языка. Он воспитал и привел в большую науку целый ряд молодых ученых, продолживших собирать и изучать шорский фольклор, шорский язык.

Некоторые из них обратились и к творческой деятельности, к созданию художественных произведений на шорском и русском языках. Особенно в поэзии. Но главным результатом деятельности ученого стали записанные и сохраненные от забвения десятки поэм шорского героического эпоса; его известные в тюркологии научные труды - статьи, монографии, доклады на научных конференциях. И самый известный труд — 22-й том в серии “Памятники фольклора” разных народов СССР “Шорские героические сказания”, изданный АН СССР в 1998 году. Это уникальный труд, где тексты произведений сохранены и приведены на шорском и русском языках (без искажений, без литературного вмешательства), где записаны не только тексты, но и их музыкальное звучание. Труд этот был закуплен более чем 20 странами, когда был еще в наборе.

Думаем, что результатом (хоть и косвенным!) было появление на шорском языке переводов “Нового Завета”, и шорский язык вошел в мировую семью языков, на котором существует “Евангелие” - главная священная книга христиан. Сделано это было Г.В. Косточаковым, ученым, продолжившим дело своего духовного и нравственного учителя.

Андрей Ильич понимал, что сохранить духовное наследие народа, родной язык возможно при условии научного изучения, что только через науку духовный опыт народа, запечатленный, прежде всего, в фольклоре, языке, традициях, возможно сделать достоянием мировой культуры. И потому так настойчиво и упорно он всю жизнь учился сам. А это было очень непросто!

Шорская семья сельских тружеников, где были добрые, мудрые люди, но не было ученых, деревенская школа, жизнь, наполненная трудом, армия, наконец, война… Но ничто не стало преградой для него на пути к науке. Не могу не вспомнить (особенно для молодого поколения) замечательный факт биографии ученого. В его архиве хранится удивительный документ. Привожу его полностью:

Справка

Дана ст. сержанту Чудоякову Андрею Ильичу в том, что командование в/ч полевая почта № 33665 не возражает учиться в общеобразовательной вечерней школе при ДОС г. Цзинь-Чжоу.

Зам. по политчасти гвардии майор Дорожкин. Нач. штаба гвардии майор Семенов.

1 марта 1949 г.


Этот бесценный для “гвардии сержанта” А. Чудоякова документ был дан в обмен на “отпуск домой”, предоставленный ему за мужество и храбрость, что позволило будущему профессору без отрыва от службы окончить среднюю школу и получить аттестат зрелости.

Позже он прошел прекрасную филологическую школу в стенах КазГУ в г. Алма- Ате, где выполнил свои первые научные труды в виде курсовых работ, дипломного исследования под руководством М. Ауэзова, известного тюрколога, выдающегося казахского писателя и просветителя. Именно М. Ауэзов распознал талант молодого ученого и поддержал его на этом пути. Дальше будет аспирантура в ИМЛИ АН СССР, где Чудояков работает под руководством Е.М. Мелетинского — фольклориста мирового масштаба.

Вот так! От деревенской школы до Академии Наук СССР. И как тут не вспомнить великого М. Ломоносова?! “Это многих славный путь!” — когда-то пророчески заметил Н. Некрасов. И дело здесь не в масштабе личностей! Дело в общности устремлений, жизненных и научных позициях: в желании отстоять самобытность, самоценность родного языка, родного слова, в преданном служении науке, в чувстве гордости и любви к народным традициям, в стремлении воспитать поколение “ученых юношей”, в просветительской деятельности.

И отметим еще одно важное сходство: будучи истинными и активными патриотами своей национальной культуры, они никогда не замыкались в узконациональных интересах, не отделяли себя от общечеловеческого духовного опыта, были открыты другим народным культурам и традициям. Вплоть до быта. Известно, что М.В. Ломоносов был женат на немке. А.И. Чудояков в согласии и любви прожил всю жизнь с русской женой Галиной Ивановной, а язык русский был для Чудоякова вторым родным языком: на русском он писал свои научные труды, которые позволили шорской национальной культуре стать явлением мировой науки. Ученые Канады, Швеции, США, Турции и других стран проявляют большой интерес к трудам А.И. Чудоякова, к шорскому фольклору и народным обычаям. Не однажды они бывали гостями кафедры шорского языка и фольклора.

Таких реальных больших результетов достиг А.И. Чудояков. А это было действительно не просто!

В те времена, когда профессор Чудояков начинал свой поистине подвижнический труд, не было современных возможностей, ни материальных, ни технических, не было даже поддержки общества, тем более властей.

Андрей Ильич исходил свою любимую Шорию, отдельные ее места вдоль и поперек с тетрадкой и карандашом. Позже появились примитивные по сегодняшним меркам диктофон и магнитофон. Таким вот “ручным” способом собрал он и сохранил от забвения десятки поэм шорского героического эпоса. И все это он делал во время своего очередного отпуска на свои скромные средства. Лишь почти через четверть века труды профессора Чудоякова получили поддержку общества и власти. Это ли не высокий пример бескорыстного и преданного служения науке!

И вполне естественна и значима и плодотворна связь профессора Чудоякова со Степаном Торбоковым, к изучению творчества которого Чудояков обращался не единожды. И не только потому, что они были в определенный период современниками: их объединяла безмерная любовь к родному языку, фольклору, прежде всего — к героическим сказаниям. Они как бы дополняли друг друга: Степан Торбоков собирал и исполнял эпические поэмы, А.И. Чудояков собирал и исследовал этот материал.

А.И. Чудояков высоко ценил живое участие С. Торбокова в сохранении фольк-лора, его исполнительскую практику. Он отмечал глубокое понимание Торбоковым звучания и обрядового значения кая, магического воздействия кая на людей и окружающую природу, знание поэтом традиционных шорских обрядов и такой особой формы кая, которую называют “кай ээзи”. (Этюды, стр. 29,89,90).

В 22 томе он также обращается к исполнительскому творчеству С. Торбокова. Описывая разные “сказительские школы”, исследователь называет С. Торбокова своеобразным звеном, связующим поколения сказителей: “Учеником Н. Тельбезекова был С. Торбоков, учеником С. Торбокова является Т. Комзычаков. Таким образом, “известны три поколения кайчи. Все они проживали в низовье реки Кондомы” (“Памятники фольклора”, т. 22, с. 16).

Так что посвящение “Торбоковских чтений” памяти профессора Андрея Ильича Чудоякова правомерно, тем более, что таким образом отмечен и юбилей самого профессора, которому в этом году исполнилось бы 85 лет.

За эти заслуги в области педагогики и тюркологии в честь Андрея Ильича Чудоякова была установлена памятная доска на фасаде главного корпуса НГПИ, переименованного позже в КузГПА.

К сожалению, руководство факультета и ректорат педагогической академии не сохранили кафедру шорского языка и фольклора, даже памятная доска, установленная в свое время над входом в главный корпус академии, почему-то была упразднена. Энтузиасты во вновь организованном методическом Центре языков и культур народов Сибири - Г.В. Косточаков, Е.Н. Чайковская, Л.И. Попова, В.М. Телякова, студенты, любящие свой язык и культуру, продолжают дело А.И. Чудоякова по сохранению и изучению духовного наследия шорского народа.

Профессор Андрей Ильич Чудояков не уставал повторять, что “без языка, истории, традиций, фольклора нет народа”. И делал все, чтобы сохранить духовную культуру и приобщить к этому благородному делу как можно больше людей.

И к чести “Торбоковских чтений”, к чести устроителей этого мероприятия и многочисленных его участников следует заметить, что, посвящая свою деятельность светлой памяти профессора А.И.Чудоякова, они способствуют воплощению его светлых надежд.

И как справедливо бы было, если бы и вуз, где ученый работал долгие годы, приобщился бы к славной традиции чтить своих выдающихся ученых хотя бы в Год культуры!

Тамилла Афузова, доцент кафедры русского языка и литературы КузГПА, к.ф.н. Культура 13.06.2014 655

Добавить комментарий