Культура

“Я просто хотел играть”

Каждый раз, когда на каникулы приезжает в родной дом наша гордость ученик Гнесинки Ильдар Саубанов, я стараюсь с ним встретиться, потому что каждые полгода что-то замечательное с ним происходит.

001_08_2016.jpg

— Ильдар, чем знаменателен для тебя 2015 год?
— Стартовым событием для меня, конечно, был Третий концерт Прокофьева, который мы играли с Кемеровским оркестром в Новокузнецке. Это уже традиция.
Летом после окончания второго полугодия, после всех экзаменов нас, учеников Гнесинки, отправили в Бельгию в детско-юношеский кампус. Приехали из разных стран музыканты от десяти до двадцати трех лет. Это был двухнедельный курс, где мы занимались с разными педагогами. С понедельника по четверг мы занимались с  педагогами или репетировали самостоятельно. В пятницу у нас было прослушивание на отборный концерт, а в субботу и воскресенье были сами концерты. Играли для разных гостей и отдельно для спонсоров.
Жили мы в пятнадцати километрах от Брюсселя, недалеко от места, где проиграл Наполеон. Там есть такая высокая башня, с которой видно все поле. И есть музей 3D. Там стоят колонки, акустическая система, и мы видели всадников на лошадях с мечами, как будто они дерутся.
— А с кем ты играл на концерте?
— С разными ребятами. Крейцерову сонату Бетховена для скрипки с фортепиано я играл с одним парнем из Израиля. Соломон на пару лет помоложе меня. Мы и сейчас с ним в Интернете общаемся. Он — скрипач.
— Что тебе дало пребывание в этом лагере?
— Новые знакомства. Мы жили на огромной вилле. И студенты, и сотрудники. И как-то спускаюсь из своего номера, смотрю: Максим Венгеров идет. В бирюзовых шортиках, в кроссовках. На первом этаже и в подвале были классы для разыгрывания. И Венгеров приходил туда со своей пианисткой репетировать.
— А осенью ты поехал в Амстердам?
— Ну да, 17 ноября мы с Михаилом Сергеевичем Хохловым, моим педагогом, полетели в Амстердам. Пригласили нас еще в марте, Михаил Сергеевич говорил мне, что там есть фестиваль. И вот в рамках этого фестиваля мы с ним представляли нашу школу имени Гнесиных. Михаил Сергеевич выступил с вступительным словом. Минут 25 на английском рассказывал, какая наша школа хорошая, как сделали реконструкцию, открыли долгожданное здание, сколько там Стейнвеев. А потом он сказал: “Я приехал со своим студентом. Сейчас он вам сыграет”.
— Что ты им сыграл?
— Почти час я играл. Надо было всю программу уместить в одно отделение. Играл “Чакону” Баха в обработке Бузони, сюиту Бартока, “Думку” Чайковского и сонату Листа “По прочтении Данте”. Еще на бис играл.
— Кто был слушателем? Русские эмигранты?
— Нет, русских не было. Обычные местные граждане, которые купили билеты.
— Как твое выступление встретили? Как реагировали?
— После Данте весь зал встал и стоя аплодировал. Но я не думаю, что это самое главное. Денег я никаких не получил. Я просто хотел играть. Какая была реакция? Это, наверное, важно, но я пока не на это работаю. Я хочу играть нормально, чтобы Михаил Сергеевич был доволен в первую очередь. После концерта он сказал, что я хорошо играл. Это дорогого стоит.
— Михаил Сергеевич очень строгий?
— Нельзя сказать, что он тиран какой-то. И голос никогда не повышает. Если какая-то проблема, он знает корень этой проблемы и исправляет.
— Твой педагог лауреат Государственной премии?
— Да, в области литературы и искусства.
— В 2016 году ты заканчиваешь обучение в колледже имени Гнесиных? Что дальше?
— Последнее полугодие — и надо будет готовиться к поступлению в консерваторию. К кому, пока не думаю.
Валентин Волченков (фото)
Татьяна Тюрина Культура 07 Янв 2016 года 3058 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *