Культура

Возвращение музыки

105_06_2013.jpg“Возвращение музыки” - новая и последняя книга Юрия Минералова — поэта, нашего земляка, сибиряка, ученого-филолога, критика, педагога, немало потрудившегося и для любимого им Новокузнецка, - настоящий подарок.

Пожалуй, после Владимира Маяковского, поэтически обессмертившего Новокузнецк и его жителей, Юрий Минералов ему равновелик, и не только потому, что у Маяковского мальчиком-школьником впитал эту любовь к Новокузнецку, но и потому, что здесь волею судеб его духовные корни: здесь формировались его внутренний мир, убеждения, взгляды, любовь к литературе, поэзии; здесь служили в храмах (в том числе в Спасо-Преображенском соборе) его двоюродный дед Виссарион, настоятель храма, и другие предки. По линии отца Юрия Ивановича — Ивана Миновича — все мужчины были до революции священники. Поэт вспоминает об этом в стихотворении “Попы Минераловы”:

Деды мои из таежных глубин

В первых советских годах

Не убежали в Париж и Харбин —

 Просто остались в приходах.

Паству сажали — а их замели

Прямо в сибирскую землю.

Здесь в Новокузнецке прошли его детские и отроческие годы, здесь он окончил школу № 50, лучшую тогда школу города, устроенную по типу лицея. Здесь же началось и его поэтическое творчество. Новокузнецк запечатлен в его юношеских и при этом уже зрелых стихах. Город угадывается, прямо или косвенно, в целом ряде стихотворений: “Сибирь”, “Сталинск”, “Наводнение на Томи”, “На таежной пасеке” и других.

105_05_2013.jpgПоследний прижизненный сборник стихов и прозы, составленный самим поэтом, прежде всего отражает душевный строй, сложное мироощущение его в последний период жизни. Его волновали главные и основные проблемы человеческого существования: человек и история, личность и общество, человек и природа, культура и цивилизация. Внутренний духовный космос ученого и поэта Минералова огромен: судьбы Родины, ее прошлое и настоящее, современное общество и вечные вопросы бытия, творчество, классические традиции и постмодернистские новомодные “эксперименты”. Православие, Дети, Будущее, Вера и Надежда, Семья и Любовь - все это темы глубоких и тревожных раздумий поэта.

Поражает напряженность внутренней жизни Минералова; в его стихах и прозе представлен образ автора, личности масштабной, глубокой, цельной и сложной. Покоряет безупречная духовная честность и смелость, с которой поэт готов обсуждать самые острые современные этические проблемы, неразрывно связанные всегда для него с проблемами культуры. Активно обращаясь к читателю, поэт стремится рассеять в его сознании многие “мифологические туманы”, мешающие современникам увидеть и понять правду о сегодняшнем обществе и о самих себе.

С тревогой и неподдельной болью говорит поэт о нарастающей бездуховности, о разрушениях на разных уровнях, о том, что на просторах Родины “все чаще властвует хамо, не хомо”, разрушившие “два родные мне дома”:

Домны ломают, заводы крушат:

Пепел стучит в моем сердце,

Где Достоевский, где был город-сад —

в Сталинске (Новокузнецке).

И с убийственным презрением - о “плесени”, “сынках и дочках позавчерашних бандюг, сегодняшних олигархов”, с личными “рено” и “охранником у мальчика - только плебей не плейбой все равно, хоть и с отставленным пальчиком”.

Один из лучших в сегодняшней поэзии, Минералов, живо откликающийся на всё в России, преподает другим поэтам уроки гражданской смелости, духовной основательности, тончайшей художнической изысканности и неподдельной душевности. Его противостояние безнравственности и разрушительному хаосу основано на фундаменте духовно-биографического опыта поэта и ученого, поистине подвижнического труда, веры в непреходящие ценности: великие пространства Родины, ее историю и культуру, любовь и творчество.

Теме любви посвящен почти целиком второй раздел книги, названный “Музыка”, где “музыкально” уже жанровое мышление поэта — “Романс”, “Песня ямщика”, “Песнь песней”, “Ноктюрн”, “Свадебная баллада”. А тема творчества — сквозная во всех разделах. Минералов определяет свое место в пространстве классических традиций русской лирики от Кантемира и Пушкина, Некрасова и Тютчева до Маяковского и Твардовского, Блока и Рубцова. Он в ряду тех, кто “стихов ясновидящих жалом души язвит и врачует”, кто “раздвигая прохожих, верит в красивых людей”, ищет их и находит. Своих единомышленников!

Даже небольшой по объему раздел “Центоны” интересен и удивителен. Здесь Минералов, ведя полемический диалог с современными “модернистами”, являет виртуозное владение стилем и слогом.

С темой Родины, ее истории тесно связана тема народа, национального характера, представленных в книге также в исторической перспективе. Илья Муромец — “жил в народе, жив у Бога, преподобный и святой!”. Сергий, создавший “Святую обитель, не сказочный Китеж”, Багратион и Ушаков, Рублев и Васнецов, Ермолов и Рокоссовский, любимые сибиряки и малыш-сынишка “на красном коне не какой-нибудь мальчик- с- пальчик, а самый обыкновенный Георгий Юрьевич Победоносец” - вот, по Минералову, истоки национального русского характера. И поэт свято верит в победу именно этого начала в характере потомков.

И он верит в победу добра и любви, потому как “хоть и беснуются в доме моем, но зрит из угла Божий лик, и есть Божий мир за окном”.

Когда уж совсем не смогу —

Собраться бы, книги в рюкзак,

Да кануть в Саяны, в тайгу.

Господь. Зимний путь.

            Добрый знак.

Размышляя уже в прозе (последний раздел сборника) о “тяжелых испытаниях для Родины и народа”, поэт высказывает надежду на “более приятные варианты. Все-таки — и это главное — человек предполагает, а Бог располагает”.

Музыка Жизни, музыка Сердца, музыка Веры — все можно найти и услышать в стихах Юрия Минералова, и осознание его места в истории русской поэзии и русской культуры только начинается.

Тамилла Афузова, кандидат филологических наук Культура 14.09.2013 832

Добавить комментарий