Культура

Сама душа поёт и плачет…

Татьяна Геннадьевна Каюмова — очень обаятельная женщина и, кажется, такая домашняя, столько в ней мягкости, так и представляешь ее исключительно у обеденного стола. Но она преподаватель в 40-й музыкальной школе по классу скрипки и находится там с 8 утра и до 8 вечера, включая субботу, словно выполняет наказ своего первого педагога Натальи Борисовны Пинской: “На первом месте должна быть работа, а на втором — семья”. Наталья Борисовна и сейчас преподает в сороковой. Это она привила Татьяне любовь к инструменту.
А скрипку и нельзя не любить, из нее такие звуки музыкант извлекает, словно сама душа поет и плачет, и жалуется, и заходится в восторге.
Игра на скрипке требует абсолютного музыкального слуха — такая особенность у этого инструмента.
Как известно, слух развивается, наверное, можно развить и такое качество, как трудолюбие, необходимое — по словам Татьяны Геннадьевны. Есть у нее выпускник Женя Замятин. Он пришел к ней в класс восьмилетним рассеянным, избалованным мальчиком. Мог скрипку в трамвае забыть, мог проспать. Но талантливый был мальчишка. Татьяна Геннадьевна понимала, что отдавать его после школы нужно в крепкие мужские руки. Направила его в Барнаульское музучилище к Абрину, сильному и строгому педагогу. Закончил училище, затем и консерваторию в Новосибирске. Сейчас в Тюмени в симфоническом оркестре играет. Первая скрипка.
Другой ее ученик Антон Фокин закончил академию искусств в Санкт-Петербурге. Живет в Финляндии. Свой ансамбль создал. Два года назад Марина Куракина и Валя Фадеева поступили в Новокузнецкий колледж искусств.
Каюмова не берет в свой класс любого.
— Если вижу, что ребенку скрипка сто лет не нужна, я отказываю, даже если родители настаивают.
К своим занятиям с детьми она относится как к начальному профессиональному образованию, хотя, конечно, не все они в дальнейшем становятся музыкантами или педагогами.
— Девчонки спрашивают: “Где наша мама? Уже телевидение приехало”, — сказала Лариса Николаевна Ялынская, директор школы.
У нее в кабинете мы беседовали с Татьяной Геннадьевной. Ее младшая четырнадцатилетняя дочь, кстати, тоже Татьяна, учится в классе матери. Но искала Каюмову, как объяснила Лариса Николаевна, другая ученица, не родственница педагога.
— Они все зовут Татьяну мамой, — засмеялась Ялынская.
Мама бывает и мягкая, и строгая, даже с дочерью, точнее - особенно с дочерью. А разве по-другому выучишь игре на таком сложном инструменте, как скрипка?
В музыкальных школах педагог хоть по классу фортепиано, хоть по классу скрипки или виолончели — да любого инструмента — нередко становится для ученика кем-то вроде второго отца или матери. Может, потому, что обучение индивидуальное и отношения выстраиваются по-другому.
У Каюмовой двадцать восемь учеников. С каждым занимается индивидуально, потому и находится в школе с утра до позднего вечера. И муж как-то сказал: “А в твоем расписании не найдется времени для меня?”
— Мне повезло с мужем, он терпит мои занятия, — признается Татьяна Геннадьевна. — Он ведь и сам закончил эту же музыкальную школу по классу баяна. И хорошо играл. Но стал военным.
На последнем курсе музыкального училища Татьяна вышла замуж за “красивого, здоровенного”, как в песне поется. И уехала с ним в Азербайджан, в военный городок. Перевелась в Кировобадское музыкальное училище. Там полюбила она музыку Кавказа.
— И до сих пор, если листаю учебники педагогического репертуара и вижу композиторов тех народов, сразу беру произведение для своих учеников, - рассказывает Каюмова. — Во всем училище я одна была русская. Но мне там было хорошо. И, кроме русской музлитературы, я сдавала азербайджанскую. Меня после училища даже в Бакинскую консерваторию приглашали, но муж не разрешил.
Семь лет жили они в Азербайджане. Потом сокращение в армии совпало по времени с военными конфликтами на Кавказе. И они вернулись в Новокузнецк.
Музыка для Татьяны — занятие семейное. Мать хорошо пела. Это она отвела девятилетнюю дочку в музыкальную школу, чтобы научили ребенка игре на скрипке. А потом и дети Татьяны все детство не расставались с этим инструментом. Средняя дочь Рината даже закончила Екатеринбургское училище имени П.И. Чайковского. И старший сын Тагир учился в ее классе, и Рината. Сейчас Татьяна учится. Участвует во всех конкурсах. Столько дипломов и грамот у нее. Первое, второе места. Ни разу не получала она третьего места, говорит Татьяна Геннадьевна. Сейчас девочка готовится к конкурсу — летом поедет в Испанию. Пойдет ли младшая дочь по материным стопам — говорить рано.
Сама Татьяна Геннадьевна давно не выступает как солистка — времени нет. Но она играет вместе с ансамблем. У нее их три. В самом младшем, “Настроение”, двенадцать детей от шести до восьми лет. В “Камертоне” пять человек от девяти до десяти лет. Старшие - от одиннадцати до четырнадцати “Вдохновение”. Их вместе с Татьяной Геннадьевной двенадцать человек.
У нее нет детей, которые не выходят на сцену. Все — артисты.
— По одному детям страшно играть. Боятся сцены, — объясняет Татьяна Геннадьевна. — А в ансамбле веселее. И чувство команды формируется. Раньше нас больше было. До восемнадцати человек сразу на сцену выходило. Ансамблевая игра раскрывает ребенка в полном объеме.
Я не однажды в разных концертах, которые проходят в сороковой школе, слышала ансамбли Каюмовой. Сильное впечатление. Всегда такая мощная, эмоциональная точка. Обычно они выступают в финале. И в тот день, когда я поближе познакомилась с Татьяной Геннадьевной, она организовала небольшой концерт для меня. Играл ансамбль. Играли солисты. Стипендиаты Губернаторского фонда юных дарований, лауреаты конкурсов. Ангелина Медведева, Ксения Яковлева, Таня Каюмова. Такое было удовольствие их слушать.
Татьяна Тюрина.
Татьяна Тюрина. Культура 14 Янв 2017 года 2618 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *