Культура

Он вышел из семейного ансамбля, как писатели из гоголевской «Шинели»

— Это наш домашний концерт, — оправдывался Влад Заборских. Он был в роскошном белом костюме и вел этот концерт своего старшего сына Ильи, уже второкурсника Орловского музыкального колледжа. Если бы не Михаил Михайлович Маслов, позвонивший мне за несколько часов до начала, я бы и не знала об этом событии. «В музыкальной школе № 40 в четыре часа сегодня будет играть Илья Заборских. Тебе надо бы там быть», — со всей категоричностью сказал Михалыч. И добавил о важности народной музыки. Мол, она у нас в загоне. Маслов давно не начальник управления культуры, но организаторская жилка и привычка давать директивы у него в полной сохранности.
-Вообще-то меня никто не звал, — пыталась отбиться я от его напора. Но в три часа села в 345-й автобус и поехала в 40-ю школу. Поскольку, во-первых, это моя любимая школа. А во-вторых, и это главное, семья Заборских для меня не пустой звук.
Лет 7 — 8 назад писала я о Владиславе Заборских, талантливом педагоге класса народных инструментов. Он и артист суперский. Играет, похоже, на всех народных инструментах, чему и своих трех сыновей научил. В нем прямо-таки солнечный заряд. Как вышел, меха на баяне (аккордеоне, гармони) растянул за ним весь педагогический ансамбль «Кузнецкий сувенир» с песней. Все там мастера, но без Влада и ансамбля бы не было.
Беспроигрышный вариант — выступление семейного ансамбля Заборских. Жена Татьяна, сдержанного темперамента красавица (мне всегда казалось, что Илья в мать пошел, такой же серьезный и молчаливый), выходит на сцену с аккордеоном, освоила его в музыкальном училище. Умеет играть на балалайке. Университет закончила как искусствовед и ведет в этой же школе историю искусств.
Своих пацанов с малышового возраста родители погрузили в музыку. Владислав научил владеть народными инструментами. Не однажды их ансамблю на фестивале «Играй, гармонь» вручали Гран-при. И не столько потому, что это умиляет, мол, семья вышла, и самому младшему три года. А потому, что играют очень музыкально. Трехлетнему Арсению Заволокин подарил маленькую гармошку. Сейчас Арсению 7 лет, в школу пошел. На концерте, вручая ему шоколадку, замдиректора школы Татьяна Изотова назвала Арсения человеком-оркестром. Я не успевала посчитать инструменты, на которых он играл.
Владислав тоже не считал. Но рассказал, что когда Арсений был маленьким, он все за Егором повторял и иногда сбивался. Сейчас он ударные инструменты уже довольно лихо меняет. Самое главное, что музыку и ритм чувствует.
Помнится, спрашивала Егора, тогда подросточка лет 12-ти, трудно ли на ложках играть. Он сказал, что сначала было трудно, а «теперь легкотня». В концерте, на который я приехала, Егор, вытянувшийся, стройный юноша, играл на саксофоне. Он в этом году будет заканчивать музыкальную школу и по классу саксофона.
Какой же это сольный концерт, когда пишу о родителях и братьях Ильи? И в самом деле, очень много номеров было у ансамбля и отдельных участников. Это расширяло программу. Столько в этих Заборских солнечной энергии, что нельзя без них обойтись.
Илья, конечно, был главным исполнителем. Он уже мастер, виртуоз. Он так проникновенно и виртуозно играет на гармони, так он чувствует стиль, столько души в его исполнении, что захочешь поехать послушать его выступление и посмотреть на этого мужественного красавца хоть в какую даль. К стыду своему, я, как большинство несведущих людей, не очень серьезно относилась к этому инструменту. И Баха мне нравилось слушать в исполнении Гарри Гродберга на органе. Это было много лет назад, я училась в Москве. Вторым номером у Ильи был Иоганн Себастьян Бах. Токката ре-минор. Господи, как божественно звучало это произведение на гармони в руках Ильи. Как будто играл орган. Потом Влад объяснил мне, что это концертная гармонь, поэтому так филигранно выполненная мастерами. «Конечно, много зависит от исполнителя», — добавил Влад.


Проникал в душу каждый исполненный Ильей номер. Либертанго Астора Пьяццоллы, номер, посвященный памяти недавно трагически погибшего молодого педагога 40-й школы Андрея Новикова, запомнился драматизмом. Хорошо сыграл он и вальс-этюд Михаила Маслова. Но больше других Илья играл музыку и обработки своего педагога Евгения Петровича Дербенко, большого современного композитора, которого, как сказал мне Илья, играют музыканты на всех инструментах, даже на скрипке, в симфонических оркестрах. Илье повезло с педагогом. Как сказал Илья, каждый урок Дербенко — это мастер-класс. Ему вообще по жизни везет. В музыкальной семье родился. Мечтал в детстве быть врачом, раз уж половина родни — медики. Но любовь к музыке победила. «Он был бы хорошим врачом», — сказала я Владу. «Да, с музыкальным уклоном», — засмеялся он. И добавил: «Вон врач на баяне играет. Танин родной брат». Это был хирург из центра оперативной помощи на Ушинского Алексей Анатольевич Овчаров. Он тоже закончил музыкальную школу.
То, что Илья — мастер, было очевидно не только мне. Но и Владислав, и сам Илья были скромны в оценке. Оба считают, что Илья еще на пути к большому мастерству. В любом случае, слушать его — великое отдохновение души.

Татьяна Тюрина. Наталья Матвеева (фото) Культура 17 Сен 2021 года 76 1 комментарий

Один комментарий на «“Он вышел из семейного ансамбля, как писатели из гоголевской «Шинели»”»

  1. Анна:

    Отдохновение души — это читать материалы Татьяны Тюриной. Браво!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *