Культура

Два пианиста. Оба суперские

Зал Дворца культуры “Алюминщик” был переполнен. Уже минут десять играл Губернаторский симфонический оркестр (дирижер — заслуженный артист России Марк Абрамов, Новосибирск) гениальную “Рапсодию” Листа, а опоздавшие слушатели все занимали свои места, сгоняя тех, кто сидел не по билету. Люди шли на Ильдара Саубанова и его товарища по колледжу имени Гнесиных Жана Редона (Франция).

Первым к роялю вышел Жан. Ференц Лист. Первый концерт для фортепиано с оркестром ми бемоль мажор. Жан Редон играл так мощно, страстно, что ему публика устроила овацию, которая длилась минут пять. После такого выступления, после такого приема можно было уже Ильдару не выходить на сцену. Но Ильдар вышел. И концерт Эдварда Грига для фортепиано с оркестром ля минор прозвучал в его и, конечно, оркестра исполнении божественно. Овация Ильдару длилась еще дольше. И оба солиста и симфонический оркестр были великолепны.

Утром Жан Редон, Ильдар Саубанов и его первый педагог Александр Викторович Тебякин были у нас в редакции.

Первым интервью давал Жан Редон. “Можно ли к нему обращаться на “ты”, — спросила я, и Жан ответил: “Конечно”. Он довольно хорошо говорит по-русски. И вообще, как видно было, не только замечательный пианист, но и хороший парень.


025_07_2016.jpg— Жан, ты учишься вместе с Ильдаром. Как ты оказался в России?

— В Италии, на мастер-классе я познакомился с Татьяной Абрамовной Зеликман. Несколько раз она со мной позанималась. Предложила поступить в Гнесинку к ней. Мне было 14 лет. До этого я учился в музыкальной школе при Парижской консерватории. И я поехал в Москву. Сначала жил немножко с мамой, потом один. Сначала было, конечно, сложно. Я сам был маленький. Языка не знал.

— А как же без языка?

— Немножко по-английски, немножко по-русски. Был стеснительный сначала, а потом надо было на улице с кем-то говорить, что-то спросить, ну и начал говорить по-русски. Сначала я очень скучал по дому, по Парижу. И даже хотел обратно, но моя мама все время держала меня. Года через полтора-два я уже понял, что мне здесь хорошо.

— Нравится Россия?

— Да.

— А чем нравится?

— Не знаю. Я по духу близок к ней.

— Корней русских нет?

— Корни есть. Моя мама наполовину русская. Но раньше я этого не чувствовал. А потом сам понял, что мне здесь хорошо.

— С Ильдаром как познакомился?

— В школе. Ильдар просто очень общительный и хотел со мной общаться. И даже мне помогает общаться со всеми на русском. В Москве мы оба не местные. Мы и подружились. В школе занимались каждый день.

Ильдар: — Самые первые приходили.

— Как и кому пришла идея приехать в Новокузнецк?

— Просто Ильдар каждый год летает домой. И, вернувшись, каждый раз говорит: “Вот бы хорошо с тобой поехать”. И на этот раз получилось.

— Жан, ты впервые играл с оркестром. У вас была всего одна репетиция. Как ты чувствовал себя на концерте?

— Конечно, ощущение было совсем не то. Все как-то странно оказывается.

— Что странно?

— Когда из зала слушаешь, все кажется цельным, все хорошо звучит. А когда сидишь на репетиции за роялем, кажется далеко там кларнет, далеко флейта, иногда даже какие-то темы не слышны. Мне все это еще мой педагог объяснила, потому что она хорошо играет с оркестром. Она мне какие-то тонкие вещи объяснила.

— Но играли то вы с оркестром здорово. Какую овацию тебе зал устроил. Что ты чувствовал в этот момент?

— Что чувствовал? Приятно было. И хорошо было играть с оркестром.

— Жан, ведущая сказала, что ты концертирующий пианист. Где ты играл?

— С концертами в Париже, Италии, Минске. Не так много я гастролировал.

— Можешь назвать любимых композиторов? И кто у тебя есть в твоей программе?

— Вагнер, Скрябин, Равель, Дебюсси, Рихард Штраус. Я даже не думаю их играть, просто слушаю музыку. А среди тех, кого играю, люблю Прокофьева, Бартока, особенно музыку поздних романтиков и начала ХХ века. Листа очень люблю. Этот концерт, который вчера играл, тоже очень хороший. Так что у меня в программе по-разному. Сейчас у меня скоро выпускной. Готовлю 8-ю сонату Прокофьева, сонату Шуберта, этюды Листа и Скрябина.

— Куда собираешься после школы?

— В академию к своему педагогу Зеликман.

— Не в консерваторию?

— Нет. Мне важно здесь научиться играть на рояле. Думаю, что лучше, чем она, никто меня не научит играть.

— Ильдар, ты какой раз играл с оркестром?

— Учитывая, что я несколько раз играл концерт Чайковского, Рахманинова, Прокофьева — седьмой раз.

— А еще ты играл в Москве с каким-то оркестром.

— Это был оркестр Юрия Башмета “Новая волна” на юношеском конкурсе Чайковского. Кстати, очень хороший дирижер был Юрий Ткаченко.

— Сейчас другой дирижер был, чем в прошлый раз?

— Да, Марк Евгеньевич Абрамов. Мы с ним играли концерт Чайковского. Конечно, у нас были свои какие-то… не проблемы, а рабочие моменты. В общем, учитывая, что два концерта даже в одном отделении, это дорогого стоит.

— Планируешь с этим оркестром еще сыграть?

— Конечно. И не раз даже. Ольга Васильевна Гусева, которая концерты ведет, музыковед — постоянная ведущая у нас. Приезжает специально из Кемерова. Она не просто объявляет произведение, она рассказывает о композиторе. В Москве сейчас только о солисте рассказывают ведущие.

— Почему ты решил привезти сюда Жана? Не боялся конкуренции? Такую овацию ему тут устроили.

— Да я ничего не боюсь. Я за себя отвечаю.

Жан: — Во Франции так бы никто не поступил. Свой концерт сыграют, а никого больше не пригласят. Боятся.

— Это благородный поступок Ильдара, — вступил в разговор Александр Тебякин, - он познакомил Новокузнецк еще с одним талантливым иностранцем, пианистом. А это говорит о том, что Ильдар уже уверенный в себе человек, не боится никакой конкуренции. Они разные и оба суперодаренные.

— Александр Викторович, расскажите о своих впечатлениях от концерта.

— Я вчера сильно переживал за Ильдара, потому что у Жана было блестящее выступление. Я потом переживал за каждую ноту Ильдара. Думаю: Господи, чтобы все было хорошо, потому что два артиста на одной сцене. И одного приветствуют такими овациями, каких я давно не слышал в нашем зале. И после этого Ильдару выходить. У меня и слезы наворачивались, честно говоря.

— И как он, на ваш взгляд, сыграл?

— Как уже профессиональный артист. Безупречное попадание в стиль григовской музыки. Я три раза был в Скандинавии, знаю эту природу, эту культуру. Как будто там опять побывал. Это туше, это пианиссимо и ровность левой руки такая безупречная. С Буримовым сегодня готовлюсь к концерту, говорю: “Ты слышал, как Ильдар левой рукой играл? Ты мне сейчас так сделай”.

— Ну как он так сделает?

— Можно сделать. У Буримова есть все для этого. Конечно, вчера был потрясающий праздник музыки. Думаю, что наша публика испытала наслаждение.

Павел Сухаребриков (фото)

Татьяна Тюрина Культура 11 Мар 2016 года 4360 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *