Экономика

За нечаянно бьют отчаянно

В Госдуме готовится к рассмотрению во втором чтении законопроект о “нечаянной” коррупции. Документ вызвал много споров и пересудов. Россияне подозревают, что поправки к антикоррупционному законодательству дадут чиновникам возможность избежать наказания за преступление: якобы взятка, полученная во время урагана, наводнения и другой чрезвычайной ситуации, не будет считаться взяткой, потому что обстоятельства никак не зависели от ее получателя…

На самом деле коррупция не ограничивается взятками, “откатами” или воровством из бюджета. Например, в законодательстве прописана обязанность государственных, муниципальных служащих и других представителей власти предоставлять каждый год декларацию о доходах. И не только свою, но и супругов и несовершеннолетних детей. Но с этим бывают проблемы: если в семье чиновника неурядицы, то и с подачей декларации он может задержаться! Мол, несознательная жена осерчала на супруга при должности и отказывается взять соответствующую справку. Что же его, отправлять под суд за семейный конфликт?

Хотя такая ситуация выглядит забавно, не правда ли? Оказывается, чиновник может быть уличен в сокрытии информации о доходах из-за своей капризной половинки. Или, например, в районе, которым он руководит, случилось наводнение (землетрясение, шторм, смерч), и добраться до нужного учреждения, чтобы собрать справки, нет никакой возможности… Чиновник никак не может повлиять на эти обстоятельства, а потому допускает (заметьте, без злого умысла или желания скрыть свои доходы!) задержку в предоставлении нужных сведений.

Впрочем, предоставить их все равно придется — когда закончится ураган, пройдет наводнение или наладятся отношения в семье, но не позже, чем через месяц после того, как все эти “независящие обстоятельства” будут позади. А кроме того, просто “прикрыться” заявлением об отсрочке не получится: специальная комиссия будет проверять каждый случай. Интересно, как на вмешательство какой-то там комиссии в семейные дела, и без того напряженные, будут реагировать супруги чиновников?

Как говорится в пояснительной записке к законопроекту, физическое лицо освобождается от ответственности в случае, если несоблюдение ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции, признается следствием независящих от него обстоятельств. Такими обстоятельствами будут признаваться “находящиеся вне контроля затронутого ими физического лица чрезвычайные и непредотвратимые обстоятельства, которых <…>˂…˃ нельзя было ожидать или избежать либо которые нельзя было преодолеть”.

К ним, в частности, предлагается отнести стихийные бедствия, пожар, эпидемии, забастовки, военные действия, террористические акты, запретительные или ограничительные меры, принимаемые государственными органами, в том числе иностранными. Ими не могут быть признаны “регулярно повторяющиеся и прогнозируемые события и явления, а также обстоятельства, наступление которых зависело от воли или действий физического лица, ссылающегося на наличие этих обстоятельств”.

Комиссия по урегулированию конфликта интересов должна признать причинно-следственную связь между возникновением таких обстоятельств и невозможностью соблюдения антикоррупционных ограничений, запретов и требований.

Примечательно, что пандемию коронавируса тоже вполне можно считать таким обстоятельством, и когда законопроект готовился к рассмотрению в Госдуме, депутаты предложили придать ему обратную силу — чтобы срок освобождения от ответственности начинался с 1 марта 2020 года. Мол, пандемия помешала чиновникам вовремя подавать сведения о доходах и сообщать о конфликте интересов.

Политолог, профессор Северо-Западного института управления РАНХиГС Инна Ветренко считает, что закон о “нечаянной” коррупции только ужесточит ответственность чиновников. Ветренко опубликовала в “Российской газете” свою точку зрения (скажем прямо, не бесспорную) на новую инициативу: “Реакция на поправки и сам факт их принятия свидетельствуют о том, что коррупция в России продолжает быть частью повседневности. А раз есть факты хищения, то должны прорабатываться законные механизмы и инструменты борьбы с ними. При этом нельзя сказать, что ситуация в нашей стране слишком критичная. По сравнению с периодом конца 90-х и начала нулевых она гораздо оптимистичнее. Реализовано множество антикоррупционных мер. В том числе громкие задержания таких крупных коррупционеров, как Алексей Улюкаев. Разумеется, это определенные посылы обществу, которые имеют превентивную функцию. Не случайно китайская философия гласит, что нарушение закона должно страшно караться, чтобы не было повадно другим…

По сути, законопроект, предусматривающий совершенствованиемер ответственности за коррупционные правонарушения, является корректировкой отдельных шероховатостей, которые обнаружили себя в ходе довольно настойчивого и упорного применения антикоррупционного законодательства в последние несколько лет. Под действие поправок попадает очень широкий круг лиц, и они будут внесены в целый ряд профильных законов. Причиной появления поправок я бы назвала постпандемийную рефлексию, потому что до ситуации с распространением коронавируса трудно было представить себе обстоятельства настолько масштабные и способные повлиять на возможность госслужащих исполнить требования по составлению деклараций, по предотвращению конфликта интересов. Стоит, однако, подчеркнуть, что законопроект ни в коей мере не умаляет и не уменьшает ответственность должностных лиц за свои действия. Более того, он даже в некоторой степени ее ужесточает. Чиновникам предстоит самостоятельно обнародовать факты потенциальных коррупционных нарушений, доказывая, что они вызваны условиями непреодолимой силы…”

Нашествие коронавируса используют так часто в качестве обстоятельства непреодолимой силы, что кажется — если бы не было пандемии, то следовало бы ее организовать. Не претендуя на истину в последней инстанции, предположу, что сам по себе этот законопроект имеет все предпосылки к использованию в коррупционных целях. Комиссия будет расследовать каждый случай “нечаянной” коррупции — а можно ли быть уверенным в ее абсолютной беспристрастности? Уж простите, но на просторах России есть множество вариантов для форс-мажорных обстоятельств, включая наводнения, засуху или лесные пожары. Последними, говорят, очень хорошо маскировать незаконную продажу древесины. На чиновников (а также судей, прокуроров, полицейских — на них этот законопроект также распространяется) хватит. К тому же считается, что новые меры по усилению борьбы с коррупцией редко приводят к желаемому результату — зато, напротив, растут масштабы взяток и “откатов”.

И последнее. В 2019 году был вынесен приговор бывшему главе Новокузнецкого района Евгению Манузину. Суд признал его виновным в должностном преступлении и нанесении ущерба бюджету. Манузин ввел режим чрезвычайной ситуации, чтобы быстро обеспечить электроэнергией поселок Подстрелка Новокузнецкого района. Сделать это следовало с соблюдением всех необходимых процедур — планирования бюджета, проведения аукциона по выбору подрядчика и прочего. Но чиновника “поджимали” сроки, установленными решением суда, которое предписывало подать энергию в Подстрелку. И Манузин ввел режим ЧС.

Тогда и теперь понятно, что глава района оказался плотно зажатым в тисках закона, не предоставившего ему никакого выбора. Пожалуй, это можно назвать “нечаянной” коррупцией. И даже “отчаянной”. Но на Манузина, по всей видимости, действие нового законопроекта распространяться уже не будет.

Ольга Осипова Экономика 30 Мар 2021 года 71 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *